Тайное оружие оппозиции

Экономика может сыграть решающую роль в исходе гражданской войны

Тайное оружие оппозиции

Правительственные силы в Сирии при поддержке отрядов «Хезболлы» перехватили инициативу. Вот-вот должны пасть Хомс и Алеппо, повстанцы отступают и на других фронтах. У них опять возникли проблемы с оружием и боеприпасами, потому что успехи правительственной армии затрудняют поставки с территории Турции и других стран.

На днях в сирийском конфликте появилось новое действующее лицо.  Однако появление на полях сражений новых союзников – пакистанских талибов, которые решили помочь «братьям» вести священную войну против режима Башара Асада, не вызвало ликования у оппозиции. И все же особого уныния и панических настроений в Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил не наблюдается. Повстанцы хорошо понимают, что время работает на них, у Дамаска просто рано или поздно закончатся материальные и финансовые ресурсы и он будет вынужден признать поражение. У них же, благодаря поддержке монархий Персидского залива и Запада особых проблем с финансами нет, по крайней мере - пока.

Экономика с каждым днем все больше выдвигается в число главных действующих лиц гражданской войны в Сирии. Два года вооруженного конфликта привели сирийскую экономику на грань банкротства. Безработица за эти два года выросла в 5 раз; валюта, сирийский фунт, обесценилась в 6 раз, в результате резко снизился жизненный уровень сирийцев. Гражданская война уже обошлась, по оценкам специалистов, как минимум в 15 млрд долларов - только в виде ущерба для зданий и инфраструктуры. Правительственные экономисты и специалисты из ООН сходятся во мнении, что ВВП Сирии за годы братоубийственного конфликта сократился более чем на треть, на 35%.

Борьба за нефть

В результате боев разрушены сотни фабрик и заводов, подорвано сельское хозяйство, полностью уничтожен туризм - один из главных источников валютных поступлений в период до 2011 года. Но самое главное – резко снизились добыча нефти и доходы от ее продажи. Повстанцы захватили много нефтяных месторождений, а Европа и США наложили эмбарго на покупку нефти у правительства Сирии.

В апреле, однако, Евросоюз, желая материально помочь оппозиции, отменил эмбарго на покупку европейскими компаниями сирийской нефти. Отмена запрета объясняется тем, что большая часть месторождений сирийской нефти находится в провинциях Дейр Эззор, Аль-Хасака и Аль-Рагга, а они контролируются пока повстанцами. Сирия никогда не относилась к числу лидеров по добыче черного золота, однако до гражданской войны нефтяные скважины в стране давали около 400 тыс. баррелей в сутки. За последние два года добыча нефти сократилась втрое, до 130 тыс. баррелей. За эту нефть и разгорелась ожесточенная борьба. Причем -    не только оппозиции с правительственными войсками, но и разных оппозиционных групп между собой.

Пока что явным победителем в борьбе за природные ресурсы Сирии остается наиболее экстремистская из исламистских группировок, воюющих на стороне оппозиции, «Джабхат аль-Нусра» - организация, тесно связанная с «Аль-Каидой» и другими джихадистскими группами. Отряды «Аль-Нусры» явно являются нефтяными королями Сирии. Они отняли нефтяные месторождения у суннитских племен и курдов и вместо войны с правительственными войсками неплохо зарабатывают на торговле черным золотом. Кстати, относительное бездействие «Аль-Нусры» отчасти объясняет последние успехи правительственных войск. В священной войне с режимом Асада исламистам явно мешает коммерческая деятельность.

Пустые подвалы

Тяжелое положение режима Башара Асада хорошо заметно и по состоянию валютных резервов Национального банка Сирии, главного банка страны. Если до 2011 года они оценивались в 18 млрд долларов, то сейчас, по некоторым оценкам, уменьшились до 2 млрд. Ранее Дамаск очень гордился низким государственным долгом и относительной самообеспеченностью. Теперь же правительство полностью зависит от помощи друзей и союзников, которых становится все меньше и меньше. Без кредитов Ирана, перечислившего Дамаску миллиард долларов, без России и Китая правительству не на что покупать продовольствие и горючее.

Многие аналитики полагают, что этой помощи для того, чтобы оставаться на плаву и платить жалованье госслужащим и армии, скоро будет недостаточно.

Ситуацию осложняет и то, что Тегеран, главный союзник Дамаска, сам находится в тяжелом экономико-финансовом положении и может оказывать лишь ограниченную помощь.

Правительству придется волей-неволей отменять те незначительные либеральные реформы, которые были проведены перед гражданской войной, чтобы жестче контролировать экономику. В июле оно запретило экспорт продовольственных продуктов и объявило о закрытии черного валютного рынка. Особенно тяжело приходится частному бизнесу, на поддержку которого у властей средств сейчас, естественно, нет.

Свободное падение фунта

Особую тревогу в Дамаске вызывает плачевное состояние сирийского фунта. В марте 2011 года, когда повстанцы начали борьбу против правительственных войск, за доллар давали 47 фунтов. К началу нынешнего лета курс вырос до 170 фунтов за доллар, а сейчас он составляет уже 330. И это, судя по всему, далеко не предел. Экономисты прогнозируют дальнейшее падение сирийской валюты. Курс может вырасти до 500 фунтов за доллар, что приведет к громадной инфляции.

Председатель правления Национального банка Адиб Маяла объявил, что на стабилизацию сирийского фунта пойдет часть иранского кредита.

Впрочем, от падения фунта больше страдает население, а не власти. Правительству, хотя оно, конечно, никогда в этом не признается, дешевый фунт особенно сейчас выгоден, потому что при этом легче платить жалованье госслужащим. Кстати, недавно оклады госслужащих были повышены в среднем на 40%. Казалось бы, нужно радоваться. Однако в действительности этих денег не хватает даже на оплату самого необходимого.

Экономический кризис угрожает одному из главных достижений Башара Асада. Соседи всегда завидовали сирийцам, у которых не было демократических свобод, но были система соцзащиты и дешевые продукты. Формально правительство и сейчас обеспечивает бесплатное образование и медицинское обслуживание, дешевые топливо и продукты первой необходимости. Однако десятки больниц разрушены иди сильно повреждены, лекарств и медикаментов очень не хватает, а хлеб и дизельное топливо можно купить лишь намного дороже официальных правительственных цен.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее