Труба на перспективу

Труба на перспективу

Китайские нефтегазовые компании заинтересованы в строительстве трубопровода, соединяющего месторождения Кашаган и Карачаганак с магистральным трубопроводом Казахстан — Китай, конечный пункт которого — китайский Алашанькоу.

Сейчас, по данным казахстанских информагентств, одна группа китайских консультантов просчитывает экономику трубопровода, который бы направлял в нефтепровод Казахстан — Китай нефть Кашагана, а другая группа почти завершила расчеты по транспортировке в Китай карачаганакского газа.

То, что китайские компании увлечены строительством нефтегазовой магистрали, еще не имея доли в названных добывающих проектах, говорит о серьезной уверенности в том, что в будущем они такую возможность получат. «Если поступают заказы на такие расчеты, то это говорит о намерении китайских инвесторов обеспечить регулярные поставки сырья с этих месторождений путем покупки в них долей»,— резюмируют эксперты.

Как известно, в начале июля Казахстан объявил, что использует право преимущественной покупки, выкупит у американской ConocoPhillips 8,4% в проекте Кашаган и тем самым развеял слухи о продаже названного пакета китайской CNPC. Однако наблюдатели не уверены, что в итоге китайцы все же не окажутся конечным бенефициаром этих акций.

Комплексное нефтегазовое казахстанско-китайское сотрудничество по принципу «доступ к сырью в обмен на инвестиции» привело к усилению позиций китайских инвесторов в развитии инфраструктуры. Наши страны, помимо десяти совместных проектов на сумму 5 млрд долларов в нефтегазовом секторе, реализуют еще четыре проекта общей стоимостью свыше 18 млрд долларов в области транспортировки энергоресурсов. Такие капвложения требуют существенных гарантий, которыми и могут выступить объекты инфраструктуры и сырье. Ведь не зря же китайские компании, как правило, получают половину контроля над построенными на их же деньги трубопроводами. Кстати, теперь уже бывший министр нефти и газа Сауат Мынбаев не исключал возможности поставок карачаганакского газа в Китай с 2015 года — после завершения строительства части газоэкспортной системы Бейнеу — Бозой — Шымкент.