2:1 в пользу Японии

Пекин построил бурильную платформу в спорных водах, а Токио отказался признавать свою агрессию и раскритиковал китайцев в «белом» документе

2:1 в пользу Японии

На Дальнем Востоке опять запахло порохом. Отношения между КНР и Японией, которые так и не пришли в норму с сентября 2012 года, вновь обострились. Токио протестует против строительства Китаем бурильной платформы в спорных территориальных водах; Япония также отказывается признавать факт агрессии против Китая в прошлом веке и критикует китайскую сторону в первом при новом премьере аналитическом докладе Минобороны – «белом» документе.

Конфликт из-за разведки китайскими геологами морского дна в районе островов Сенкаку в Восточно-Китайском море, которые китайцы называют Дяоюйдао, стал последним (пока) проявлением застарелых территориальных споров между соседями, которых связывают давние и сложные отношения. По словам Йошихиде Суги, главного секретаря кабинета министров Японии, Токио выразил Пекину глубокую озабоченность в связи с сооружением новой платформы в районе, который обе страны считают свой экономической зоной. «Наше правительство подтвердило, что Китай использует огромный плавучий кран для сборки новой плавучей платформы, - заявил Суга. - Недопустимо, что Китай проводит геологическую разведку в этом районе».

Территориальный спор об островах Сенкаку, которые контролирует Япония, но на которые претендует Китай, уже не один год серьезно осложняет отношения не только между двумя странами, но и обостряет обстановку в целом в Восточной Азии. Одной из главных причин территориального спора вокруг островов является наличие в их прибрежной зоне потенциально очень больших и жизненно необходимых для второй и третьей экономик планеты полезных ископаемых. В 2008 году Токио и Пекин начали было переговоры о разработке газовых месторождений в районе Сенкаку. Переговоры проходили успешно, но после очередного обострения отношений были прерваны и c тех пор не возобновлялись.

Историю нельзя отрицать

У китайской стороны тоже есть новые претензии к Токио. Острова Сенкаку - далеко не единственный спорный вопрос между двумя странами. Отношения портит и сложное прошлое. Китай требует, чтобы Япония признала факт своей агрессии в тридцатые годы прошлого века, а Токио делать это из гордости - по крайней мере, сейчас -  не очень хочет.

«Исторические» противоречия обострились в декабре 2012 года, когда к власти в Стране восходящего солнца пришел консерватор Синдзо Абэ. Он относится к школе японских политиков, которые жестко критикуют прежних японских лидеров за то, что те, по их мнению, чересчур рьяно извинялись за оккупацию Китая и Кореи накануне и во время Второй мировой войны.

В последних числах июня премьер Абэ опять рассердил Пекин. В ходе телевизионных дебатов между лидерами девяти политических партий накануне начала избирательной кампании к парламентским выборам, намеченным на 21 июля, он отказался давать четкий ответ на вопрос, вторгалась ли Япония в прошлом веке в Китай и превращала ли она Корею в свою колонию.

«Я не говорю, что не было агрессии или колониального правления,- дипломатично сказал Синдзо Абэ, - но считаю себя не вправе давать определения этим терминам. Исторические вопросы должны решать специалисты, потому что в противном случае это может привести к политическим и дипломатическим проблемам».

Премьер-министр Японии оказался верен своему имиджу ястреба, хотя положение заставляет его все же быть более гибким и сдержанным в оценках и выражениях. В апреле Абэ уже говорил о трудности интерпретации истории, когда ему пришлось отвечать в парламенте на вопрос, поддерживает ли он официальное извинение правительства Японии в 1995 году. «Ученым и международному сообществу еще предстоит дать определение термину «вторжение», - сказал он. - События выглядят по-разному в зависимости от того, на чьей вы стороне».

Слова о разной интерпретации истории вызвали бурные протесты в КНР и Южной Корее. Кстати, показательно, что Абэ руководит правительством Японии уже полгода, но еще не встретился ни с китайским, ни с южнокорейским коллегами. Причина столь странной ситуации частично как раз кроется в истории и ее трактовке.

Июньские высказывания японского лидера, конечно, тоже не остались незамеченными в соседних странах. «Военная агрессия, которую совершили японские милитаристы, - заявила на брифинге в Пекине представитель МИД КНР Хуа Чуньин, - принесла невыразимые страдания ее азиатским соседям. Существуют неопровержимые доказательства того, что это была агрессия. Историю нельзя отрицать. Не думаю, что отношения между Японией и ее азиатскими соседями ждет светлое будущее». Хуа прокомментировала и жалобы Суги на бурильную платформу. Ее комментарий был предсказуем: Китай проводит геологоразведочные работы в своих территориальных водах.

Черным по белому

Если сравнить отношения между Китаем и Японией с футбольным матчем, то в последнем тайме, начавшемся в этом году, счет пока 2:1 в пользу Токио.

На прошлой неделе в Токио вышел первый при новой администрации «белый документ». Так называются ежегодные аналитические доклады министерств обороны многих стран, в которых содержится оценка международной геополитической обстановки. Первый же белый документ Абэ содержит довольно резкую критику территориальных притязаний Китая к соседям. Японское правительство считает, что Поднебесная использует «силу в рискованных попытках изменить морские границы». «Китай пытается изменить статус кво силой, - говорится в японском белом документе, - и обосновывает это соображениями, которые несовместимы с существующими международными законами».

Синдзо Абэ не первый раз резко отзывается о позиции Пекина в споре из-за Сенкаку, но японская сторона впервые открыто обвиняет китайцев в использовании незаконной силы. Публикация белого документа вызвала немедленную критику в Китае, который в свою очередь обвинил Токио в ревизионизме. В Сеуле тоже осудили доклад. Особенно корейцам не понравилось, что острова Докдо, контролируемые Южной Кореей и называемые японцами Такесимой, названы в документе Минобороны «неотъемлемой частью территории Японии». Старший дипломат посольства Японии в Южной Корее  вызван в южно-корейский МИД, где ему вручили ноту протеста.

То обстоятельство, что прошлый белый документ был значительно миролюбивее нынешнего,   позволяет прогнозировать дальнейшее ухудшение отношений между двумя странами. Конечно, говорить о войне между Японией и КНР рано. Однако отдельные инциденты, способные привести к серьезному конфликту, вполне возможны. Ближе всего к такому сценарию оказалась ситуация в феврале, когда Токио обвинил китайских военных в провокации по отношению к японскому военному кораблю.

Японцы, конечно, не сидят сложа руки. С одной стороны, Синдзо Абэ не сам создал территориальный конфликт, а унаследовал его от предшественников. Но с другой - он делает все для закрепления суверенитета Японии над островами Сенкаку. Наряду с возрождением экономики правительство Абэ считает приоритетным направлением своей деятельности усиление японской армии. К примеру, при нем впервые за 11 лет в Стране восходящего солнца пусть и ненамного – всего на 0,8%, но все же вырос бюджет военного ведомства. В качестве долгосрочных же целей премьер Абэ называет внесение изменений в конституцию - с тем, чтобы ослабить ограничения на развитие вооруженных сил Японии.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики