Шымкентский вопрос

Шымкентский вопрос

Если внимательно посмотреть на ежегодные отчеты агентства по статистике и данные об исполнении бюджета Министерства финансов Республики Казахстан, складывается интересная картина — ЮКО с административным центром в городе Шымкент бьет сомнительные рекорды почти по всем показателям.

Перечислять антирекорды можно бесконечно: по абсолютным и относительным значениям и динамике ряда показателей — таких, как качество жизни населения, индекс человеческого развития, валовой региональный продукт области, уровень развития дорожной и коммуникационной инфраструктуры, доля собственных средств в источниках финансирования инвестиций — ЮКО занимает одно из последних мест по республике, несмотря на то что регион является самым густонаселенным и тут проживает большее количество экономически активного населения страны.

Конечно, нельзя не отметить значительный вклад области в улучшение демографической ситуации в стране. То ли благоприятные климатические условия, то ли обилие овощей и фруктов местного произрастания, но каждый четвертый младенец в Казахстане рождается именно здесь; также в Шымкенте и его окрестностях получает образование каждый шестой школьник страны, живет третья часть многодетных матерей и чуть ли не половина матерей-героинь республики. Однако более 2,6 млн местных жителей, а это 16% населения Казахстана, все-таки в основном живет за счет помощи со стороны государства. Традиционно доля субвенций в региональном бюджете — не ниже 80%. При этом на одного жителя приходится всего 2% промышленного производства, и чуть ли не каждый седьмой живет за чертой бедности. Облюбовал этот благодатный край и каждый седьмой оралман, стараясь переселиться именно в ЮКО — независимо от того, куда его распределили по квоте. Эта категория граждан тоже обычно далека от благополучной жизни.

Шымкентский вопрос стоит для страны так же остро, как в свое время греческий для ЕС: почему самый богатый на различные ресурсы и густонаселенный регион Казахстана не в состоянии сам себя обеспечить и как долго это будет продолжаться?

Каждому — по потребностям

Данные агентства по статистике таковы: показатель валового регионального продукта (ВРП) на душу населения ЮКО в 2012 году составлял 635,5 тыс. тенге, что является абсолютным минимальным значением и почти в три раза ниже среднереспубликанского.

По мнению эксперта отдела рейтингов рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан» Игоря Киндопа, главной причиной субвенционности региона является именно высокая численность населения и невысокие доходы. «При сравнении со среднереспубликанскими значениями в структуре ВРП ЮКО за 2012 год более высокую долю занимает сельское хозяйство (9% в ЮКО и 3% в среднем по республике) и меньшую долю — промышленность (23% в ЮКО и 31% в среднем по республике). Иными словами, добавленная стоимость производимой продукции в ЮКО меньше, чем в среднем по стране. В структуре доходной части за период 2009–2012 гг. доля фискальных доходов местного бюджета ЮКО не превышала 20%. При этом важно понимать, что основными налоговыми статьями, формирующими местный бюджет, являются ИПН, соцналог, налог на собственность и акцизы. Таким образом, причиной высокой зависимости региона от трансфертов из государственного бюджета можно назвать невысокие доходы местного населения».

В случае ЮКО невысокие абсолютные объемы фискальных доходов местного бюджета должны возмещаться высокими объемами официальных трансфертов из государственного бюджета для поддержания среднего уровня качества предоставляемых государственных услуг на фоне высокой численности населения региона. Разрыв в качестве предоставления госуслуг в разных регионах недопустим, поэтому центр и финансирует регион.

Причем, по словам эксперта, если рассматривать затраты на такую стандартную услугу для всех регионов, как образование, то очевидно, что в 2009–2012 гг. по уровню абсолютных затрат ЮКО стоит на первом месте в республике. Отношение же затрат на душу населения за весь период в ЮКО находится на уровне ниже среднего (в 2012 году — 54,99 тенге на человека в ЮКО при среднем значении в 56,33 тенге на человека по республике), что говорит о значительных усилиях, предпринимаемых «центром» для поддержания стабильного качества госуслуг.

Власти неоднократно предпринимали попытки поднять уровень дохода южно-казахстанцев за счет многочисленных государственных программ стимуляции и развития бизнеса в регионе по основной экономической специализации: производство и переработка сельскохозяйственной продукции, производство нефтепродуктов, текстильной продукции, строительных материалов, металлургии, уранового производства. Регион активно участвует, получая хорошие объемы целевых трансфертов, почти во всех госпрограммах, начиная от «Развития регионов» и заканчивая программой по развитию моногородов. Однако, несмотря на все растущий оптимизм в отчетах по исполнению программ, на реальных результатах и общем развитии региона это почему-то не сказывается кардинальным образом.

Онтустик централ

Пожалуй, самой масштабной попыткой привлечения инвесторов в регион за счет экономической специализации можно считать создание двух государственных предприятий под одним названием «Онтустик». Это национальная компания «Социально-предпринимательская корпорация «Онтустик» (СПК) и специализированная экономическая зона «Онтустик» (СЭЗ).

Хотя деятельность обеих структур так или иначе завязана на бизнесе, результаты СЭЗ можно назвать почти провальными. Сама организация специальной экономической зоны предполагала появление текстильного кластера — некоей промышленной территории, где будут сконцентрированы текстильные и хлопкоперерабатывающие предприятия полного цикла, от переработки сырья до выпуска готовых изделий мировых брендов. Все началось с того, что в 2005 году глава государства Нурсултан Назарбаев подписал указ о создании специальной экономической зоны «Онтустик», основной целью которой должно было стать привлечение инвесторов в текстильный сектор, считающийся перспективным не только для региона, но и для страны в целом. Под зону планировалось выделить 200 гектаров земли, выгодно расположенной относительно транспортной и топливной инфраструктур. Предполагалась постройка более 15 новых прядильных, ткацких и швейных производств, размещение на территории офисов налоговых и таможенных органов, а также привлечение около 1 млрд долларов частных инвестиций. Все это должно было в итоге вылиться в переработку 100 тыс. тонн хлопка в год, что обеспечило бы свыше 10 тысяч рабочих мест в регионе. На территории СЭЗ предполагалось производить текстильные изделия, одежду, кожаную и относящуюся к ней продукцию, бумагу и бумажную продукцию. Однако, несмотря на значительные преференции, предоставленные предприятиям, работающим в экономической зоне,— освобождение от уплаты корпоративного и подоходного налогов, налога на имущество и на землю, налога на добавленную стоимость товаров, реализуемых на территории СЭЗ для организации производств, а также на инвестиции в 8,2 млрд тенге,— из планируемых 15 производств появились и заработали только три, в которые привлечены сторонние инвестиции общим объемом 26 млрд тенге. Из этих трех сегодня работают только два, причем лишь одно — в полную мощность.

Впрочем, эксперты не спешат ставить крест на идее о южной свободной экономической зоне. Рахим Ошакбаев, первый заместитель председателя правления НЭПК «Союз «Атамекен», говорит, что СЭЗ «Онтустик» вполне возможно заставить эффективно работать, если передать управление зоной предпринимателям: «Свободная экономическая зона не оправдала тех надежд, которые на нее возлагали. Тем не менее это не повод говорить, что она не имеет перспектив. В рамках пятилетки индустриализации мы рассчитываем, что предпринимательское общество сможет донести до регулятора новые подходы, с которыми свободная экономическая зона заработает как надо».

Налоги в регионы

Очевидно одно: региональные власти в развитии бизнеса не особо заинтересованы, а многочисленные трансферты по программам поглощает южная специ­фика ведения бизнеса. Впрочем, как утверждают в «Атамекене», у них есть готовое решение для Южно-Казахстанской области в частности и для всего Казахстана в целом, а именно: перераспределение налоговых доходов от малого бизнеса из республиканского кармана в региональный.

Сейчас большинство налогов, уплачиваемых малым бизнесом, уже поступают в местные бюджеты (налог на имущество, на транспортные средства, земельный налог, социальный налог, индивидуальный подоходный налог). Вопрос стоит только по корпоративному подходному налогу (КПН).

«Корпоративный подоходный налог поступает в республиканский бюджет. При этом казахстанская бюджетная система выстроена на основе подхода “один платеж — один бюджет”. Выделение отдельной части КПН потребует разделения единого КПН на часть, поступающую в республиканский бюджет, и часть, поступающую в местный бюджет. Здесь необходимо отметить, что около 80 процентов всего КПН генерируется 300 крупнейшими налогоплательщиками. Таким образом, возможно, более эффективной была бы передача всего КПН, поступающего от малого бизнеса, в местные бюджеты, т.е. разделение КПН по видам налогоплательщиков, выделив малый бизнес. При этом сохранится право налогоплательщика на выбор порядка уплаты КПН: общеустановленный режим или платеж в специальном налоговом режиме на основе упрощенной декларации»,— говорится в исследовании национальной экономической палаты.

Хоть исследования налогового потенциала малого бизнеса в Казахстане и не проводилось, но, по оценкам экспертов, КПН от него не превышает 3–5% от всей суммы поступлений.

«Основной смысл сохранения части налоговых доходов от малого бизнеса в местных бюджетах заключается в заинтересованности местных органов власти в создании благоприятных условий для развития предпринимательства»,— говорит Рахим Ошакбаев.

Несмотря на значительную субвенционность бюджета Южно-Казахстанской области, можно сказать, что на сегодня это единственный в Казахстане регион, который делает попытки развития за счет проектов в несырьевых секторах экономики, что для страны, живущей в основном за счет полезных ископаемых, является уникальным примером. Учитывая, что запасы нефти сокращаются, а ее добыча становится все труднее и дороже, вполне может оказаться так, что через некоторое время Южный Казахстан из аутсайдеров перейдет в лидеры.

Уменьшение субвенций не является мегацелью

Первый заместитель председателя правления НЭПК «Союз «Атамекен» Рахим Ошакбаев:

«Во-первых, регион имеет свою очевидную специфику, т.к. он является одним из самых густонаселенных в Казахстане. Во-вторых, он не унаследовал крупных предприятий промышленности, поэтому существует проблема с занятостью населения. Вместе с тем я не стал бы говорить о развитии Южно-Казахстанской области в пессимистичных тонах, позитивные сдвиги есть. Например, в части производства овощей и фруктов мы видим значительные сдвиги, большая часть этой продукции направляется на экспорт в рамках Единого экономического пространства. По моим субъективным наблюдениям, сейчас происходит бум тепличного производства овощей, фруктов, бахчевых и т.п. Также регион имеет серьезный потенциал по выращиванию хлопка. По экспертным оценкам, от доходов по выращиванию хлопка зависят порядка 1 млн человек, проживающих в регионе. Вместе с тем из-за различных нюансов — рыночной конъюнктуры, несовершенства законодательства — экспорт хлопка с 2006 года упал практически в три раза. Однако есть все основания для того, чтобы в ЮКО создавался эффективный хлопковый кластер, который бы включал в себя весь процесс — от выращивания до переработки и дальнейшей переделки.

Также, естественно, вопрос малого и среднего бизнеса, как и для всех других областей, является актуальным. Народ, с предпринимательской точки зрения очень инициативный, активный, быстро реагирует на проявления рыночной конъюнктуры, на появление спроса.

Я не думаю, что уменьшение субвенций является мегасамоцелью. Основная цель — максимализировать занятость, что даст развитие МСБ.

Если мы берем масштаб страны, учитываем численность населения — тогда то, что ЮКО является бенефициаром бюджета, вполне оправданно. Естественно, они должны наращивать потенциал поступлений в бюджет, это вопрос не только Южного Казахстана, но и в целом бюджетной политики. По-хорошему налог на прибыль и налог на добавленную стоимость должны частично оставаться в регионе. Сейчас у них остается только налог на заработную плату. Регион должен быть напрямую заинтересован в предпринимательской активности». 

Для Шымкента было бы честью уйти от субвенций

Депутат мажилиса Серик Оспанов:

«В  свое время правительство жестко рейтинговало области в зависимости от того, насколько область себя обеспечивает; именно в этот период понятия “донор” и “субвенционная область” были резко обозначены. На тот момент было четыре донора: Астана, Алматы, Атырау и Актау; потом — вследствие политики, когда сильным регионам было рекомендовано искать доходы и уйти от дотаций, в перечень “нормальных” включились Западно-Казахстанская, Актюбинская, Карагандинская, Павлодарская области. Когда ставили такие жесткие требования, остальные области подтягивались, поэтому я — за то, чтобы и дальше проводилась такая политика, за то, чтобы региональные власти заставляли искать альтернативные источники доходов и они уходили от финансирования республиканским бюджетом. Я полагаю, что все-таки нужна политика, которая стимулировала бы области. Конечно, понятно, что Южно-Казахстанская область хоть и самая густонаселенная, там нет крупной индустрии, нет нефтяного сектора, не так крупно развито машиностроение, но, вместе с тем, резервы всегда есть.

Я помню, в конце 90-х годов, когда я работал акимом Актау, нам всем было дано поручение увеличить налогооблагаемую базу, мы искали дополнительные источники дохода, просматривали все свои налоги, сборы. И каким-то образом мы все тогда выживали, хоть бюджет и был кризисным, не хватало денег на пенсии, пособия, зарплаты. Тем не менее мы умудрялись как-то разговаривать с предпринимателями, за счет каких-то штрафов, сборов увеличивали бюджет. Сейчас ситуация совсем другая: денег в целом достаточно, нужно целенаправленно работать по поиску доходов, чтобы самим себя обеспечивать. Линия субвенционности, мне кажется, уже въелась всем и в головы, и в бумаги, стала традиционной. Мы финансируем, дотируем эти области — вместо того, чтобы нацелить регионы на поиск средств, необходимых для них самих. Я думаю, это какая-та инерция.

Тем не менее в Южном Казахстане неплохо развивается легкая промышленность, различные рыночные проекты по карте индустриализации, движение есть. В целом им нужно заниматься привлечением инвестиций. Сейчас основной упор идет именно на этот показатель: каждый аким должен работать на привлечение инвестиций в свой регион. Для Шымкента было бы честью уйти от субвенций хотя бы на какой-то процент и об этом гордо заявить».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики