Нет предела совершенству

Нет предела совершенству

В последние недели появилось много сообщений о том, что сложившаяся на данный момент система оценки знаний выпускников и абитуриентов будет подвергнута ревизии.

Разговоры об отмене Единого национального тестирования (ЕНТ) и в целом компьютерного тестирования как способа оценки знаний ведутся в стране с момента его введения в 2004 году и не прекращаются уже восьмой год. Несмотря на это, ЕНТ до сих пор не отменили и, по всей видимости, не отменят еще долго, хотя из года в год появляется масса заявлений по этому поводу.

В процессе доработки

Отмены ЕНТ постоянно требует не только страдающая сторона, то есть студенты и преподаватели, но и те, кто его внедрял — руководители вузов и чиновники. А для оппозиционных партий и общественных объединений Казахстана призывы к отмене тестирования и вовсе превратились в часть политической платформы. Например, против единого тестирования единым фронтом выступают коммунисты.

Еще в 2008 году на одной из пресс-конференций, посвященной высшему образованию, ректор Центрально-Азиатского университета академик Макаш Татимов и президент академии юридических наук Сакен Узбеков предложили сделать высшее образование в стране бесплатным и отменить тестирование в вузах. Чем руководствовались ученые, выступая с подобной инициативой? Стремлением получить государственное финансирование на бесплатное образование или отработать средства, выделенные тем или иным объединением на гражданские инициативы? Как бы то ни было, создавалось впечатление, что о западных стандартах кредитного обучения, подразумевающих систему тестов вместо экзаменов, и о Болонском процессе, включающем как обязательные эти элементы, они, очевидно, не слышали.

С другой стороны, чего ждать от руководителей вузов и политиков, если с вопросом тестирования не могут разобраться даже в самом Министерстве образования и науки. Так, в том же 2008 году профильный министр на волне массового недовольства результатами Единого национального тестирования выпускников школ пообещал отменить его в следующем, 2009-м. Но буквально на следующий день вице-министр МОН Куляш Шамшидинова заявила, что ни о какой отмене тестирования речи нет, процедура ЕНТ важна, нужна и требует лишь дальнейшей доработки. Закончилось все разгромным совещанием в правительстве, на котором министр Жансеит Туймебаев получил выговор. А позже его и вовсе сняли. Сейчас у ведомства новый руководитель Бакытжан Жумагулов, который не спешит делать столь же громкие заявления. По его словам, сегодня вопрос об отмене ЕНТ не стоит, речь идет лишь о дальнейшем совершенствовании тестирования. Для этих целей еще два года назад в МОН была сформирована рабочая группа. Тогда же глава министерства пояснил, что в качестве одного из альтернативных вариантов рассматривается переход на двухэтапное тестирование, при котором для выпускников обязательной будет сдача национального тестирования (НТ).

Напомним, ЕНТ проходит по пяти предметам по 25 заданий в каждом, на все про все выделяется 3,5 часа. После тестирования в течение трех дней все данные собираются на одном сервере. Конкурсная комиссия проводит конкурс на все бюджетные места, исходя из этих данных. Требования для всех едины. В этом году для национальных вузов пороговый балл составит 70, для остальных — 60. «Однако сейчас приказ пересматривается. Возможно, будет исключение для медицинских вузов, пороговый балл для них будет составлять 55», — сообщил заведующий научно-методической лабораторией алматинского филиала Национального центра тестирования Нагашыбек Камет на заседании в клубе института политических решений, где 12 апреля эксперты обсуждали плюсы и минусы ЕНТ. Также, по его словам, в этом году было озвучено, что после окончания колледжей для поступления в вузы необходимо теперь сдавать КТА — до того выпускники колледжей не проходили тестирования, что становилось удобной лазейкой. Для каждого колледжа будет отдельный тест.

«Мы поставили себе цель к 2015–2016 годам перейти на другую систему, — пояснил г-н Камет. — Дети, сдав ЕНТ, смогут поступить только на платное отделение. Чтобы поступить на бюджетные места, необходимо будет что-то сдавать дополнительно. Как это будет происходить, мы сказать еще не можем», — подчеркивает г-н Камет.

В два этапа

МОН предлагает такую схему: первый этап — НТ — будет ориентирован на аттестацию средней школы. Результаты НТ будут влиять на получение аттестата о среднем образовании, на подтверждение права на получение знака «Алтын белгі», аттестата с отличием. Второй этап тестирования нужен для приема в вузы. Его будут проходить не все школьники, а только абитуриенты. Тут тесты смогут уже полнее учитывать специфику вуза и отдельных специальностей. Желающие принять участие в конкурсе на присуждение государственных образовательных грантов должны в обязательном порядке пройти комплексное тестирование (КТ), где абитуриенты должны будут сдавать тесты по блокам в соответствии с выбираемой специальностью.

Сейчас в МОН говорят, что переход на двухэтапное ЕНТ начнется в следующем году. В 2014 году он будет продолжен, а в 2015 году произойдет уже полное разделение с широким использованием компьютерного тестирования.

Как барьер

О том, что тестирование при поступлении в вузы не отменят, а, напротив, расширят зону его применения, свидетельствует такое нововведение этого года, как обязательное централизованное комплексное тестирование выпускников профессиональных и технических училищ, поступающих в вузы. Это одна из системных мер, направленных на снижение количества обучающихся в высших учебных заведениях. По числу обладателей диплома о высшем образовании Казахстан существенно превосходит некоторые развитые страны, что не соответствует текущим экономическим реалиям, считают в правительстве. Последнее одобрило меры поэтапного сокращения вузов. Несмотря на то что доля выпускников с профессионально-техническим образованием — 41% (средним — 21%, высшим — 38%) соответствует структуре работающего населения большинства развитых стран, почти половина общего количества казахстанских студентов (46%) обучаются на заочном отделении. При этом в их числе с большим отрывом лидирует доля обучающихся на базе технического и профессионального образования (ТиПО) — 60%. Почти каждый второй выпускник колледжа (45%) продолжает обучение в вузе. В результате доля кадров, ограничивающихся ТиПО, ежегодно снижается. По мнению МОН, все больше слабоподготовленной молодежи использует систему ТиПО для получения высшего образования, чтобы попасть в вуз, минуя ЕНТ, с минимальными затратами на обучение, причем по укороченным программам. В Казахстане постоянно растет численность кадров с высшим образованием (58% ежегодного притока).

Практика покажет

В основном претензии к ЕНТ сводятся к недовольству оценкой знаний компьютерным тестированием. По мнению председателя РОО учителей и преподавателей «Ар-Намыс» Галии Амиртаевой, высказанному ею на заседании КИПР, ЕНТ не отражает реального положения. В той форме, в которой тестирование осуществляется сегодня, сокрыта системная цель «всеохватного» образования — обеспечить управление образовательными субъектами и процессами, а также сферой их обслуживания. Посредством контроля результатов решаются многие задачи. Но эти цели имеют слабое отношение к образованию конкретного учащегося.

Сегодня, как отмечает г-жа Амиртаева, ЕНТ решает следующие задачи. Первая — управленческая. «ЕНТ — это единая гребенка, сквозь которую чиновники пытаются разом “прочесать” школы, вузы и т.д. ЕНТ стал “инструментом вертикали” в образовании. Расставаться с этим инструментом, совершенно негодным и подвергаемым критике, образовательная бюрократия не хочет», — считает она. Вторая задача — экономическая. «С помощью ЕНТ институты повышения квалификации, центр тестирования получают заказы на свою продукцию. Это большие деньги, которые “осваиваются” целой армией разработчиков и организаторов ЕНТ на всех уровнях», — говорит г-жа Амиртаева.

Третья задача — это так называемая борьба с коррупцией. «В городе Жанакорган практически все учащиеся получают выше 100 баллов», — напомнила председатель РОО учителей и преподавателей «Ар-Намыс» и предложила самим делать дальнейшие выводы об эффективности ЕНТ. Четвертая задача, продолжает она перечислять, политическая. Принято считать, что ЕНТ поможет нашей стране «войти в Европу». «Но почему выход во внешний мир должен решаться за счет ученика?» — спрашивает Галия Амиртаева. Пятая задача — образовательная. Предполагается, что ЕНТ должен проверить знания выпускников, дать оценку их образовательным результатам. «Но экзамен, проводимый в тестовой форме, не может выявить действительных учебных результатов. Например, он не проверяет большинство компетенций учеников. А гуманитарные предметы вряд ли вообще можно оценивать негуманитарными формами контроля. Таким образом, ЕНТ сегодня мало связан с заказом ученика на образование», — уверена г-жа Амиртаева.

Ее слова подтверждает пожелавший остаться неназванным учитель математики, комментирующий на сайте КИПР дискуссию: «Формат ЕНТ вытеснил из процесса обучения математике задачи на доказательство, построение. Задания такого типа формируют логическое мышление, аналитические способности. Школьные учителя вынуждены натаскивать выпускников в условиях катастрофически короткого времени, выделенного на тестирование, как находить правильный ответ из четырех предложенных любой ценой, включая механическое заучивание ответов на сложные, особенно стереометрические задачи. О каком формировании компетентности можно вести речь в таких условиях? Фактически на ЕНТ выпускник должен решить задание, по объему равное пяти контрольным! В итоге школа их учит не решать, а угадывать».

Однако, возражает Нагашыбек Камет, это не вина ЕНТ, дети не учатся не только у нас, а во всем мире. «С развитием системы получения информации другим путем (компьютеры, интернет и т.д.) дети стали читать в интернете укороченные варианты книг, например «Войны и мира». В течение 11 лет в школе мы должны учить их говорить, рассказывать и т.д. После ЕНТ в вузах также можно учить этому. Тестирование занимает всего три часа, остальное время ребенок не обязан тестироваться, поэтому не совсем правильно говорить о том, что тестирование во всем виновато», — парирует г-н Камет.

Существует много нареканий к проведению ЕНТ в районных центрах, соглашается он, так как наилучшей участью считается покинуть небольшие населенные пункты и перебраться в более или менее крупные города. «Кто-то путем качественного обучения достигает хороших результатов, а кто-то, не обучаясь, тоже хочет получить хорошую оценку. Наших представителей в районах очень мало, они не могут полностью контролировать ситуацию. Конечно, технологии им позволяют контролировать, но это тяжело, — оправдывается г-н Камет. — В этом году мы сокращаем количество аудиторий (для приема ЕНТ. — «ЭК») до 12 в каждом пункте, при этом увеличиваем коэффициент представителей. Это делается для улучшения контроля…»

В отношении недостатков тестирования, скопированного с европейской системы образования, и его несовершенства нужно заметить следующее. Во-первых, тестирование — не единственная форма аттестации в рамках нынешней образовательной системы. Помимо тестирования действует принцип кредитного обучения, когда преподаватель сам оценивает активность студента в баллах в течение семестра. Итоговая оценка студента складывается из этого параметра и результатов экзаменационного теста. Во-вторых, каким бы замечательным ни был метод — извратить его нетрудно. Исходная (западная) кредитная система тестов и та форма, которую она приобрела у нас, различаются как небо и земля. И проблема не столько в самом тестировании, сколько в качестве тестовых материалов, составленных далеко не экспертами, с нарушением формально-логических законов и требований рабочей программы. Ясно, что не станет отмена тестов панацеей для нашего образования. Проблема тут в другом: в коррупции и кадровом кризисе. То, что зло коренится не в самой системе тестирования, а в практике ее внедрения, согласно социологическим опросам, подтвердили и сами преподаватели (см. таблицу).

Социальный заказ на действенность государственной системы правосудия в сфере ЕНТ чиновники осознали недавно. В 2011 году в Жанакорганском районе Кызылординской области, о чем уже упоминалось выше, большинство выпускников в ходе ЕНТ набрали более ста баллов. Члены государственной комиссии заподозрили, что там произошла утечка данных, после чего все выпускники региона прошли повторное тестирование. В марте этого года состоялся образцово-показательный судебный процесс, по итогам которого два сотрудника КНБ и два представителя системы образования были осуждены на три-пять лет. «Я думаю, это серьезное наказание, так как ответы на тесты ЕНТ являются государственным секретом. Это в то же время пример для наших членов комиссии, которые в этом году будут работать, чтобы неповадно никому было нарушать и преступать закон», — прокомментировал произошедшее министр.

Минусов больше

К преимуществам ЕНТ относят объективность, исключающую личные субъективные пристрастия экзаменатора. Также считается, что оно способствует снижению психологической нагрузки на выпускников школ. Абитуриент испытывает стресс только один раз, при сдаче тестирования, вместо шести-семи традиционных выпускных экзаменов и трех-четырех вступительных. Хотя с введением двухэтапного тестирования стресс придется испытывать уже дважды.

По словам представителя общественного фонда «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана» Маргариты Ускембаевой, нужно понимать, что тестирование — это всего лишь форма, то есть технология измерений знаний. «Но существует еще умственное, интеллектуальное развитие, которое неизмеримо тестовыми заданиями. Речь идет об уровне знаний», — подчеркивает она.

Президент научно-образовательного фонда «Аспандау» Канат Нуров за ЕНТ. «Это однозначно, поскольку преимущество тестологии еще никто не отменял». Схожее мнение у генерального директора международной школы-лицея «Достар» Леонида Кима: «Казахстан входит в число стран-участниц ООН, и мы подчиняемся стандартам ЮНЕСКО, где четко сказано, что оценка знаний учащихся оценивается только через одну форму — ЕНТ. А для того, чтобы наши аттестаты были конвертируемы за рубежом, нам необходимо 12-летнее образование».

В обществе, по словам Галии Амиртаевой, сложилось неоднозначное отношение к существующему ЕНТ, поэтому необходимо переналаживать всю систему, вносить изменения в законодательство. Она предлагает следующее. «Первый этап тестирования за курс средней школы сдавать в самой школе. Взяв за основу тестирования опыт тестов SAT, необходимо использовать весь его комплекс. Следует ждать возможность сдачи этого экзамена 7 раз в год в независимых пунктах. Дать возможность применять графический калькулятор, который является важнейшим средством экономии времени. Тестирование должно быть валидным, пригодным для употребления. Образование должно быть средством самореализации ученика и развития его компетенций», — перечислила она.

Тестирование, по мнению г-на Нурова, необходимо оставить в плане проверки качества усвоения знаний, но содержательно его необходимо менять. С ним согласна доцент КазНУ им. Аль-Фараби Майра Кабакова. По ее словам, для оценки и усвоения знаний ЕНТ подходит, а для оценки глубины знаний и владения компетенциями такая форма недостаточна. «Надо вводить дополнительные формы, которые будут учитывать индивидуальную особенность и психологию каждого ребенка. У кого-то развита образная, зрительная память, у кого-то — слуховая, кому-то легче выразить свои мысли в устной форме, кому-то — в письменной», — отмечает она.

Необходимо, чтобы были защищены прежде всего интересы конкретного ученика и учителя, школы. «Должно соблюдаться право выбора: сегодня он будет поступать в вуз — или он пойдет туда завтра. А не так, как это происходит сейчас — все в один день и в одном месте», — резюмирует г-жа Амиртаева.

Итак, среди недостатков ЕНТ критику вызывает, во-первых, формат, предполагающий выбор одного варианта из нескольких и не рассчитанный на выявление реальных знаний ученика и его способностей к мышлению и творчеству. Во-вторых, тесты предполагают единообразные и упрощенные ответы. Целью изучения любого школьного предмета становятся не твердые знания и развитие мышления, а нередко зубрежка. В-третьих, стандартизация контроля проверки знаний приведет к утрате уникальных педагогических технологий. Педагоги-новаторы обычным школам становятся не нужны. В-четвертых, коррупционные возможности единого национального тестирования значительно шире, чем при традиционных формах проверки знаний. Обжаловать итоги тестирования можно только через представителя государственной экзаменационной комиссии, назначенного из состава вышестоящей организации района, в которой находится сама школа. А он легко может оказаться потенциальным участником коррупционного сговора. Возможность общественного контроля над проведением государственной итоговой аттестации отсутствует. А приемные комиссии не вправе усомниться в результатах ЕНТ, подтвержденных государственными сертификатами.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом