Локальная соцсеть

В инновационных технологиях можно победить глобальных мастадонтов. Но только если глубоко вникать в местные особенности

Игорь Шарфмессер
Игорь Шарфмессер

Игорь Шарфмессер с коллегами пытается на деньги инвестора запустить в Казахстане социальную сеть нового формата — kmobi.kz. Одной из ее особенностей является то, что рассчитана она в основном на пользователей смартфонов — обладателей IPhone или устройств на операционной системе Android. Первых, по подсчетам самого Шарфмессера, в Казахстане всего около ста тысяч. Вторых чуть больше, и их число продолжает расти. Казалось бы, не так много. Однако стартапер уверен, что проект будет удачным. Прежде всего, потому, что он предназначен для нашего человека — казахстанца.

— В принципе, наши соотечественники довольно активно пользуются «Одноклассниками», «Моим миром» и прочими сетями. Зачем им нужна будет ваша соцсеть?

— Идея состоит в том, чтобы создать социальную сеть, ориентированную в первую очередь на владельцев смартфонов. Причем главная наша особенность — это использование геолокации. Телефон отмечает географическое положение того места, где сделано их видео, фото или пост. В отличие от распространенных соцсетей, мы можем формировать ленту сообщений не только по имени автора или так называемому хэштегу, а по географическим координатам. Это дает массу преимуществ. Мы себя позиционируем в первую очередь как приложение для обмена локально интересными сообщениями. Понятно, что все смотрят новости о том, что там происходит в Америке или Европе. Но кто победит на выборах в США, по гамбургскому счету нас не сильно волнует. Цены на бензин на соседней заправке задевают больше. Для примера возьмем самые простые приложения. Например, календарь беременности. Их миллион в AppStore. И все на английском. Но даже если ты знаешь этот язык, полезность такого приложения для казахстанской женщины стремится к нулю, потому что там советуют, например, купить витамины, которые в наших аптеках просто не продаются. Так вот, можно сделать такое же приложение для Казахстана на русском и казахском, привести в нем адреса наших женских консультаций — и это женщинам будет реально полезно. И вот тогда его можно будет продавать за те же 99 центов здесь. Вот такие приложения — это рынок, который сейчас пуст. Другое дело, что среди наших соотечественников, которые пользуются IPhone, реально загружающих приложения из магазина очень немного. Беременных из них и того меньше. Но у нас с Россией Единое экономическое пространство и похожий менталитет. Какие-то наши приложения будут продаваться и там.

— Например?

— Возьмем службу такси. У алматинцев вообще нет привычки заказывать такси по телефону. И оно у нас не довозит до подъезда. Если стоит шлагбаум, пассажира высаживают перед ним. В Астане же зимой очень холодно, поэтому даже разбитую шестерку любая охрана пропускает к подъезду. Так что если кто-нибудь сделает хорошее приложение для заказа такси в Астане, я уверен, что его можно будет продать в любом северном городе РФ. У нас холодно, у них холодно — мы друг друга поймем. Если это будет реализовано на платформе нашей геолокационной соцсети, почему бы нет. То есть можно брать западные идеи, адаптировать для наших условий, чтобы они больше подходили нам. А дальше, если у нас получается раскрутиться в Казахстане, мы с этим продуктом идем в Россию — у нас ведь очень похожая ментальность. И я прежде всего не Москву имею в виду, а города вроде, допустим, Новосибирска. Алматы чем хорош в качестве обкаточной площадки — тут полтора миллиона жителей. Я встречал такую цифру, что каждые сутки в городе ночует два миллиона триста тысяч человек. Это хороший показатель. Если вы находите какую-то фишку для Алматы, вы это же приложение сможете продать и в российских городах-миллионниках. Но обязательно нужно сосредотачиваться на каких-то местных особенностях.

—Приведите пример.

— Когда я работал в «Алтеле», мы поехали перенимать опыт в Южную Корею — это страна, где наиболее развиты приложения для сетей CDMA. Нам показывали разные фокусы, полезность которых вначале была непонятна. Продемонстрировали такое приложение: пришёл гость, звонит по домофону, а хозяин отвечает ему по сотовому. Звонящий даже не догадывается, что хозяин не дома. Вот ещё интересно. Допустим, пришли друзья на пять минут раньше, и можно им сообщить, что ты скоро будешь, даже удалённо открыть дверь. Но потом нам показали большой газовый вентиль, который можно перекрывать с помощью приложения на мобильном. Мы хором воскликнули: «Классно! Но кому это может быть нужно?» Однако когда мы лучше узнали образ мыслей корейцев, стало понятно, почему это популярный продукт. Им очень важно быть хорошими работниками. Если ты уехал на работу и на полпути вспомнил, что забыл чайник на плите, вернуться нельзя, так как опоздать — это поставить крест на карьере. Обернуться за пять минут не получится — расстояния между жилыми районами и предприятиями гигантские. Квартира тем временем может сгореть. Поэтому корейцы готовы платить за свое спокойствие. Подобные мелочи и формируют рынки. Причем если у тебя такой бизнес, при котором ты получаешь по доллару с семи миллионов человек, это гораздо стабильнее, чем если ты получаешь миллион от одного клиента.

— Вернемся от приложений для газовых вентилей к соцсетям. Существует точка зрения, что универсальные социальные сети начнут постепенно сдавать позиции специализированным. Вы разделяете это мнение?

— У меня есть друг — опытный айтишник. Он еще несколько лет назад говорил, что необходимо создать в соцсети разделение на круги общения, чтобы пользователю можно было создавать несколько разных профайлов. В Facebook «френдами» становятся все: друзья, коллеги, малознакомые приятели. Постепенно в списке оказывается сотня-другая людей. Но если близким можно рассказать какой-нибудь сальный анекдот, то не стоит этого делать на работе. С другой стороны, если начальник предлагает «дружбу» в соцсети, нельзя ему отказать, мотивируя это тем, что ты там вообще-то байки травишь. И все же я не думаю, что соцсети начнут дробиться или появятся специализированные ресурсы. Скорее, существующие сети претерпят какие-то изменения. Например, Google в своей новой соцсети реализовал те самые «круги общения». Пока сети сами предлагают варианты относить ли людей к друзьям, родственникам и т.д. Но, на мой взгляд, человек сам должен формировать группы. Например, есть приятели по увлечению велосипедным спортом — можно создать группу «Велосипедисты». Они не увидят фото твоей жены, детей и собаки, потому что им это совершенно не нужно и не интересно. Скорее всего, такой подход реализует кто-то из больших сетей, потому что поддерживать собственную платформу и формировать пользовательскую аудиторию тяжело.

— Вообще, социальная сеть требует больших инвестиций в инфраструктуру — в службу поддержки, в серверы, которые потребляют много электричества. А количество рекламодателей при этом не так уж велико. Так что бизнес, кажется, не отличается какой-то фантастической маржинальностью?

— Ну это, конечно, не бензином оптом торговать. Однако я верю, что этот проект перерастет из инвестиционной стадии в доходную. К сожалению, рисовать тут красивые графики роста продаж очень тяжело, потому что такую сеть никто никогда не делал. Мы можем построить любые прогнозы, можем показать статистику Facebook, но все это будет лукавство. Потому что никто точно не знает, почему Facebook столь популярен. До него существовали другие сети. Если, допустим, сравнивать «ВКонтакте» и «Одноклассники», про второй сайт все говорят, что он потерял свою популярность по двум причинам. Первая состоит в том, что он перестал развиваться с точки зрения дизайна, контента. В какой-то момент и вовсе стал брать деньги за любую услугу, что было воспринято негативно. Вторая причина, на мой взгляд, состоит в том, что на сайте собралась взрослая аудитория, то есть это те, кто уже закончил институт. «ВКонтакте» — это клон Facebook. Там и дизайн похожий, и концепция. В этом смысле «Мой мир» заслуживает большего уважения, потому что они пытаются сделать нечто свое. Вообще, сейчас очень важный момент для соцсетей. Никто не знает, во сколько оценят Facebook после IPO. Сначала говорили о ста миллиардах. Сейчас говорят чуть ли не о двухстах. Но никто не понимает обоснованность этой цифры. В интернете стоимость любого проекта тяжело оценить. В производстве есть формальные показатели — доходность, например.Интернет-компания может вообще не иметь доходов, но стоимость ее акций будет расти. Пока с Facebook соревнуется только LinkedIn. Эта сеть в какой-то момент начала проваливаться, но потом ее создатели поняли, что у человека есть личная жизнь и есть работа — джинсы и костюм. Facebook — это про джинсы, LinkedIn — про костюм. Может быть, кто-то найдет какой-то другой срез. Мы для себя видим, что это должна быть привязка к локализованному содержанию.

— Допустим, все получилось. Ваша соцсеть стала популярна, вы начали вынашивать планы по захвату России. Но тут выясняете, что там, прослышав про вас, кто-то уже создаёт ваш клон.

— Переписать Facebook может и Microsoft. Google попытался создать свою соцсеть, но не смог набрать аудиторию. Не знаю точно почему. Может быть, потому, что творческим людям не хочется повторять за другими. Может быть, потому, что для успеха нужна команда энтузиастов, которая будет делать свое дело, даже когда перспективы кажутся сомнительными. Я когда-то считал, что если рассказать кому-то идею, её могут реализовать без меня. Потом понял, что в крайнем случае её перескажут ещё кому-то, но воплощать в реальность не будут. Потому что идея не родилась в муках и в неё не верят так, как я верю. Любому интереснее работать над реализацией собственных идей. Поэтому я не думаю, что кто-нибудь просто возьмет и скопирует наш сайт. Могло бы произойти слияние с каким-нибудь другим проектом. У нас команда больше технически ориентированная. Многие знают сеть Instagram, которую, очевидно, делают люди с экспертизой в дизайне. У них более интересная визуальная подача. Если говорить о Kmobi, я думаю, сотрудничество с людьми с такой же экспертизой могло бы породить синергию. Опять же наш проект не родился в одночасье. У нас было несколько итераций, прежде чем мы пришли к нынешней идее эдакого визуального твиттера, построенного на использовании месторасположения вместо хештегов. Мы постоянно дорабатываем сайт. Пользователи говорят, что неудобно, неинтересно. В ответ мы ищем новые подходы.Может быть, в итоге сработает не та идея, которая реализована сейчас, а родится что-то новое. Пока мы нигде не видели, чтобы кто-то ставил во главу угла геотаргетинг. Как-то эта технология используется в том же Facebook, но нет других сетей, для которых это краеугольный камень.

— Геолокация — это некая вещь, на которую много ставили в середине двухтысячных, но внятных результатов пока не видно. Мои знакомые пытались создать приложение, которое выдавало бы по запросу «Ближайшие банкоматы банка Икс» карту, где помечены такие объекты в наименьшем удалении от той точки, где ты находишься. Но в деле мы его так и не увидели.

— Всему свое время. Тема многообещающая, но сложная. Когда Google запустил свой сервис Earth, на него смотрели не как на бизнес, а как на развлечение. Я нигде тогда не встречал такой оценки, что на этом можно миллионы делать. Сейчас они зарабатывают массу денег на привязке к местности. С геотаргетингом такая же история. Если почитать статьи начала двухтысячных, там много идей: допустим, проходишь мимо магазина — получаешь на телефон предложения со скидками. Выглядит заманчиво, но упирается в практическую реализацию. Если телефон непрерывно будет определять свое местоположение, никакой батарейки не хватит. Это общая беда смартфонов. Кроме того, люди, конечно, желают получать информацию о скидках, но они хотят, чтобы она приходила к ним тогда, когда им это надо, а не магазину. У молодого человека есть настроение розы подарить, а тут ему еще и сообщение пришло, что он букет может купить в два раза дешевле — и прекрасно! Но если у него голова болит о том, как побыстрее сдать отчет начальству, а ему начинает сыпаться спам о скидках, это раздражает. Технологически человечество реализовало много идей, о которых когда-то писали фантасты. Часы, которые позволяют в любой момент позвонить в произвольную точку мира? Пожалуйста — вот вам сотовый. Таких примеров масса. Теперь вопрос, как их правильно использовать. Для успешности очень важно, как технология соотносится с образом жизни. Допустим, модель Groupon — сайта, где реализуются купоны на скидки, по моему личному мнению, ни у нас, ни в России не приживается. Если почитать западную технологическую прессу, там Groupon — это постоянная тема для обсуждений. В РФ Groupon купил компанию, но спроси обывателя про этот сайт — большинство даже не поймет, зачем это все нужно.

— И вы планируете лучше учитывать эти особенности ментальности?

— Планируем. Когда на Западе люди пользуются Facebook, они как бы самоутверждаются, общаются. У нас нет проблем с общением. С друзьями созвонился, вечером встретился — и лично общаешься. Это большое богатство, которое многие американцы не могут себе позволить. Поэтому копирование соцсетей в точности так, как они существуют на Западе, вряд ли разумно. Так что нужно придумывать что-то свое. А если говорить о приложениях для смартфонов, все сказанное выше для них верно втройне. Хотя бы потому, что это очень личное устройство.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности