Недомашнее кино

Несколько попыток кинотеатров занять нишу арт-хауса в южной столице можно считать провалившимися. Новый проект, рассчитывающий охватить этот сегмент — «Иллюзион Атриум»

Недомашнее кино

В этом алматинском кинотеатре помимо обычных фильмов можно посмотреть современный арт-хаус. Но одним арт-хаусом сыт не будешь, поэтому чтобы выжить, здесь показывают и массовое кино. Как считает арт-директор «Иллюзион Атриума» Ильдар Хайбуллин, интерес к авторскому кинематографу растет и его надо поддерживать, предлагая разные картины. Так, например, в июне, когда кинотеатру исполнился год, в четырех залах «Атриума» крутили музыкальный марафон. С одной стороны, это вполне укладывается в возникший недавно модный тренд на прокат музыкальных фильмов в высоком качестве (в алматинском кинопрокате увидеть пока можно преимущественно классические концерты мировых солистов, оперные и балетные постановки). С другой — «Атриум», оправдывая свое альтернативное направление, остановился на современной музыке и посвятил марафон знаменитым рок-группам и рок-фестивалю в Гластонбери. «Давно хотели показать фильм «Боб Марли: регги навсегда» и «Гластонбери» Джулиена Темпла, который еще не выходил в прокат. Это тридцатилетняя хроника крупнейшего английского рок-фестиваля»,— рассказывает Ильдар. Также здесь в ноябре прошлого года впервые в Алматы одновременно с мировыми столицами Лондоном, Нью-Йорком, Парижем, Москвой на широкий экран вышел фильм-концерт Led Zeppelin — Celebration Day.

Фестивали арт-хауса в Европе являются серьезной статьей доходов кинобизнеса. В России существует немало компаний, занимающихся его прокатом. В Казахстане на нем фактически не специализируются, считая это направление заведомо провальным. С этим в «Атриуме» не согласны. Продвижением такого кино надо заниматься, уверен Ильдар. Это такой сегмент кинематографа, в котором искусство стоит на первом месте. Кинотеатры, которые специализируются на авторском кино, прилагают большие усилия, чтобы привлекать в залы аудиторию, подчеркивает он.

Примером такой работы для «Атриума» стали московские коллеги. Например, «35 ММ», демонстрирующий исключительно авторский кинематограф. «От Тарантино они не откажутся, но “Мальчишник” и очередная серия про “Джеймса Бонда” там никогда не пойдут»,— уточняет Ильдар. Или открывшийся два года назад двухзальный «Пионер», в котором можно посмотреть как арт-хаус, так и хороший мейнстрим: там покажут «Джеймса Бонда» потому, что это классика и приличное кино, но «Мальчишник» — уже нет. «У этих московских кинотеатров есть определенная политика кинопроката. Мы же пока не можем себе позволить посвятить весь репертуар хорошему кино. Но мечтаем об этом, и стратегия “Пионера” нам близка»,— мечтательно говорит арт-директор. Ильдара сразу предупредили: мгновенного результата не ждите — ни через месяц, ни через год. Должно пройти хотя бы полтора-два года, чтобы приучить публику смотреть хорошее кино.

Отличаться от других

— Ильдар, чем объясняется с коммерческой точки зрения выбор отличного от других репертуара?

— Мы открылись в прошлом году и, поработав два месяца, поняли, что нам нужно как-то выделяться. Если зайти на сайт kino.kz, то можно увидеть, что репертуар одного кинотеатра не отличается от репертуара другого. Поэтому мы решили предоставить возможность зрителям смотреть то кино, которое смотрят зрители Берлина, Москвы или Нью-Йорка. Кино, которое мы показываем, имеет три названия: арт-хаус, авторское кино и фестивальное кино. Поэтому мы стараемся упоминать сразу три термина, когда заявляем о себе в соцсетях и прессе.

— То, что вы делаете, не ново для нашего города. До этого Silk Way показывал какое-то время такие фильмы. Кинотеатр в «Меге», кажется, занимался тем же самым?

— Да, когда-то показывали, пытались, но кинотеатры любят зарабатывать деньги. Либо вы ставите «Железного человека-3» и собираете полный зал, либо новый фильм Ким Ки Дука, получивший приз на Венецианском фестивале, и на него приходит 20 человек. В итоге упомянутые кинотеатры бросили это занятие. Продвижением такого кино надо заниматься долго, упорно и терпеливо.

— Но вы же показываете такого рода фильмы не ради благотворительности?

— Я не отрицаю, что по большей части это маркетинговый ход. Но сами мы любим хороший кинематограф. Начиная с 90-х, когда постсоветское пространство стало завоевывать западное кино, мы уже смотрели Такеши Китано и Джима Джармуша. И мы смотрели их не одни. Мы уверены, что в Алматы немало поклонников арт-хаусного кино. Многие люди, когда узнают, что именно мы показываем, сильно удивляются. Пока я не пошел работать в кинотеатр, я не ходил в кино (ну, может раз в год, когда выходил очередной фильм Тарантино), а смотрел фильмы дома. Я свыкся с мыслью, что не попадаю в целевую аудиторию, на которую рассчитан репертуар наших кинотеатров. Меня не привлекают блокбастеры и фантастические боевики. Я ничего не нахожу в таком кино. Мы рассчитываем вернуть в кинотеатр именно таких зрителей.

— В чем ваше отличие от киноклубов?

— Киноклубы, как правило, работают с DVD-дисками. Это удобно, легко и недорого. Наше же отличие в том, что мы привозим из Москвы и Петербурга прокатные цифровые копии хорошего качества в формате DCP на хард-дисках. Фильмы идут с субтитрами, на языках, на которых были созданы, благодаря чему сохраняются их первозданность и естественность. Лучше смотреть на языке оригинала, без дубляжа. Тем более что у нас есть люди, которые знают иностранные языки и могут на них думать. Бывает, что зрители жалуются на плохой перевод, но мы всегда сообщаем об этом прокатной компании. Главное преимущество наших фильмов в том, что зрители могут слышать настоящие голоса актеров.

— У вас и репертуар отличается?

— Конечно. Когда этим занимались другие кинотеатры, они, скорее всего, работали с двумя-тремя крупными игроками независимого кино. Мы же имеем дело с восемью российскими дистрибьюторами. У них есть права на прокат в СНГ фильмов уже с озвучкой или субтитрами на русском языке. В этих организациях работают профессионалы своего дела. Сотрудничать мы начали с одним из самых авторитетных игроков на арт-хаусном рынке, Сэмом Клебановым, основателем компании «Кино без границ». Он первым в СНГ стал продвигать такое кино. Мы привозили его зимой, когда приняли решение заниматься фестивальным кино. Именно его компания первой купила права на прокат нового фильма Ким Ки Дука «Пьета». Сэм лично знаком с Ким Ки Дуком и сам представлял все его фильмы в СНГ. С творчества этого режиссера мы решили начать знакомство с независимым кино в нашем кинотеатре.

— Могли бы такие встречи стать отличительной чертой «Атриума»?

— Пока мы не занимаемся организацией встреч с кинодеятелями. Но если появится спонсор таких мероприятий (как, например, это происходит в московских кинотеатрах), мы обязательно бы их устраивали. Часто создатели авторского кино — энтузиасты своего дела и не просят гонораров, им нужно оплатить дорогу, проживание и надо суметь заинтересовать творческой встречей. К сожалению, в нашей сети всего два кинотеатра, и мы не можем позволить себе делать такие предложения. Грандиозных идей у нас много, а средств не хватает.

Имиджевое позиционирование и сарафанное радио

— Как вы приучаете публику? Существуют ли здесь какие-то технологии?

— На постоянной основе мы выпускаем буклеты-афиши арт-хаусного кино, которое будет идти в нашем кинотеатре. Этот «Киногид» приятно держать в руках, можно взять с собой и всегда быть в курсе того, что из хорошего кино увидишь в ближайшие два месяца.

Раздаем их на кассе перед киносеансами, а также в сети ресторанов АВ, «Ассорти» и в заведениях «Студии 29» — «Чукотке», «Даче» и клубе «Да Фрик». Владельцы этих заведений разделяют наши вкусы и рассчитывают на то, что их клиенты тоже оценят такую рекламу. Это имиджевое позиционирование. Еще мы активно работаем в социальных сетях. Например, «В контакте» у нас около шести тысяч подписчиков, в facebook чуть меньше. Мы есть в «Твиттере» и «Инстаграме». Также на сайте kino.kz есть рубрика «События», куда мы даем объявления о премьерах.

В «Атриуме» действует система онлайн-покупки билетов «Тикетон». Казахстанец Алексей Ли сделал очень важную и полезную вещь: решил внедрить то, что уже давным-давно работает в Европе и Америке — выбор и покупку билета в кинотеатр через Интернет. С «Тикетоном» мы начали работать первыми. Сейчас эту систему активно используют и другие.

— Как помогают в продвижении арт-хаусного кино социальные сети?

— Это сарафанное радио, которое иногда срабатывает, а иногда нет. Взаимосвязь проследить пока не можем. Мы начали два года назад и создали аккаунт в ФБ, через него стали рекламировать наш кинотеатр. Но сейчас уже и другие кинотеатры тоже завели аккаунты.

— Как в других городах Казахстана представлен авторский кинематограф?

— Там прокатом арт-хауса не занимается практически никто.

Но в Усть-Каменогорске, Караганде, Петропавловске есть публика, готовая смотреть такие фильмы. Не думаю, что кинотеатры согласятся отдавать прайм-тайм под арт-хаус, но раз в месяц устраивать показы вполне могли бы. Мы покупаем копии, чтобы показывать их только в «Иллюзион Atrium». Открытие кинотеатров со специализированным репертуаром в других городах Казахстана я считаю самоубийством для бизнеса.

Фестивали арт-хауса в Европе, США и Латинской Америке являются серьезной статьей доходов кинобизнеса. В России существует немало компаний, занимающихся его прокатом. В Казахстане на нем фактически не специализируются

— У вас есть стратегия продвижения авторского кино? В чем она состоит?

— В том, что с аудиторией надо работать. То, что ты привез авторский фильм, еще не говорит, что зритель на него мгновенно побежит. Мы показываем такие фильме вкупе с кассовыми. Мы не сдаемся — есть фильмы, которые собирают хорошую аудиторию. Бывает, показываем прекрасные фильмы, но не можем достучаться до публики. Когда ты даешь возможность алматинцам и гостям южной столицы посмотреть фильмы на языке оригинала, которые шли в прошлом месяце на мировых кинофестивалях, а на сеанс приходит всего десять человек — это печально. Но это говорит о том, что нужно еще больше работать и находить контакт с новой аудиторией.

— Я узнала о ваших фильмах от своих знакомых, затем прочитала в ФБ. О массовом кино мы узнаем не так: обычно по городу развешана реклама, а по ТВ рассказывают, что в мировой кинопрокат вышел очередной голливудский блокбастер. Какова специфика рекламы арт-хауса? Поможет ли растяжка нового фильма Ким Ки Дука сделать его популярным?

— У нас пока нет денег на растяжку, чтобы провести эксперимент. Это мечта — увешать весь город такой рекламой. Мы рассчитываем, что наша целевая аудитория читает такие российские издания, как «Афиша», смотрит телеканал «Дождь». Посещают сайты Slon.ru, Village.ru и Lookatme.ru. Все эти издания сотрудничают с кинотеатрами арт-хаусного кино. Они не берут деньги за рекламу фильмов. Им это важно для позиционирования и имиджа. В Питере я во многих местах видел буклеты фильмов, которые показывает компания, с которой мы сотрудничаем. В заведениях Алматы, где мы распространяем буклеты, работают наши друзья. В других местах их просто не возьмут.

— А что касается ТВ и радио?

— В большинстве своем у нас, к сожалению, нет востребованных теле- и радиоканалов. Что касается сетевых ресурсов — в Казахстане появляются сайты, заточенные преимущественно под фэшн-индустрию. Если говорить о веб-изданиях, освещающих культурные события, то дизайн делать они научились, но наполнение у них неинтересное. Масса казахстанцев предпочитает московские сайты.

Особые переживания

— Как вы подбираете репертуар? Или вы ориентируетесь на рекомендации компаний-прокатчиков? Например, как пришла идея показать новую часть «Киногида извращенца» со Славоем Жижеком?

— У компании, с которой мы сотрудничаем, была идея привести Славоя Жижека в Москву, а потом в Алматы, но он заболел. Из-за этого несколько раз переносилась премьера. Я слежу за фестивалями, читаю кинокритику. Какие-то фильмы мы не привозим, догадываясь, что они провалятся. Есть очень тяжелые для восприятия фильмы, даже если они взяли приз. Мы начали с «Пьеты», потом показали «После мрака свет» Карлоса Рейгадаса, получившего приз за режиссуру в Каннах в прошлом году. Мы показывали этот фильм одновременно с Москвой. На первый сеанс пришло 15 человек, на следующий — четыре и потом — еще двое. Фильм запутанный, но очень интересный. Показав его, мы опередили время: только месяц назад он пошел во Франции, два месяца назад — в Штатах. А у нас он шел в начале ноября.

— Арт-хаус каких стран чаще демонстрируется в нашем прокате?

— В основном Великобритании, Франции, Испании. Преобладают, конечно, англоязычные фильмы. Любят французский арт-хаус — это отдельная тусовка. Когда мы устраивали спецпоказ фильма «Любовь» Ханеке, к нам даже приехали из посольства Франции.

— Бывает так, что сначала фильм прокатывают, а потом он получает призы на фестивалях?

— Чаще случается, что фильм показали на фестивале и он взял приз. Потом режиссер его шлифует и катает по фестивалям, чтобы его взяли в широкий прокат. Поэтому у нас бывают премьеры прошлого и даже позапрошлого года.

— Насколько можно считать такой фильм премьерой?

— Если его показывают впервые в стране на широком экране, это смело можно назвать премьерой.

— Сейчас все сместилось в Интернет. Можно ведь и там смотреть арт-хаусное кино?

— Компании, с которыми я работаю, стараются мониторить Интернет. Как только что-то появляется на торрентах, сразу сообщают куда следует. Конечно, в Сети можно найти фильм, который два месяца назад шел в прокате. В России выходит новый закон, который может как-то повлиять на ситуацию, но его пока не утвердили.

— Как такая ситуация отражается на вас? Вы обращаете внимание на это?

— Бывает такое, что кино, которое мы показываем, есть в Интернете, и чаще всего в плохом качестве, но и это по нам ударяет. Для подбора репертуара это немаловажный фактор. Если я вижу, что в фильме прекрасная операторская работа, то это меняет дело. Раньше люди слушали виниловые пластинки и думали, что это отличное качество звука. Потом слушали компакт-диски, сейчас — далекий от идеального качества MP3. Многие слушают через встроенные колонки ноутбука и не понимают, что при этом 70% звука исчезает. То же самое можно сказать и о кино. Как можно в записи, скачанной с торрентов, оценить операторскую работу, ее масштаб? Нет, смотреть «Великого мастера» Вонга Кар Вая надо в кинотеатре!

— Важна атмосфера, тут как с виниловой пластинкой: возникают особые переживания, эстетика киноэкрана…

— Слава богу, есть люди, которые понимают, что кино — это ощущения, что это магия. Пока в этом направлении мы не работали. Я думаю о том, чтобы организовать социальную кампанию, у меня в голове уже выстроена определенная схема… Мы будем писать в Интернете о том, как много человек теряет, не приходя в кинотеатр. Уверен, что с этой идеей меня поддержит директор киноцентра «Арман» Бауржан Шукенов. Понимаете, я говорю не о том, что плохо смотреть дома кино, а о том, что в кинотеатре вы можете увидеть то, чего никогда не почувствуете, глядя в плазменную панель или экран ноутбука.

— В каком направлении надо больше работать? Надо ли что-то менять?

— Хотелось бы расширить арт-хаусный репертуар. Показывать больше авторского кино.

— А как насчет казахстанского арт-хауса? Он существует?

— Сейчас по фестивалям путешествуют «Уроки гармонии». Знаю, что на Берлинском фестивале эту картину сравнили с ранним Такеши Китано. Но пока мы ничего не слышали о дате релиза этой картины. Мы бы с удовольствием ее показали. Тем более что, как мне кажется, наш кинотеатр идеально подходит концептуально для премьеры этого фильма.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики