Четвертый срок Буша-младшего

У американских политиков сегодня нет стимулов для того, чтобы заниматься решением многочисленных проблем страны, а политический процесс превратился в одну непрекращающуюся предвыборную кампанию

За четыре года Барак Обама проделал большой путь — от выданной авансом Нобелевской премии мира до шуточек вроде: в 2013 году начался четвертый срок Джор джа Буша-младшего, кто бы мог подумать
За четыре года Барак Обама проделал большой путь — от выданной авансом Нобелевской премии мира до шуточек вроде: в 2013 году начался четвертый срок Джор джа Буша-младшего, кто бы мог подумать

Сегодня, спустя несколько месяцев после второй инаугурации президента Барака Обамы, у наблюдателей должно было накопиться достаточно информации, чтобы прогнозировать, какой будет его политика во время второго срока. Однако ясности не прибавилось. Скорее наоборот: череда громких скандалов заставляет задуматься не о возможных достижениях Белого дома, а о способах избежать полного краха администрации. Скандалы эти обрушились на Обаму как настоящая лавина, и похоже, что выкарабкиваться из-под нее президенту придется практически в одиночку. Если поначалу, в связи с гибелью американского посла в Бенгази, администрацию атаковали лишь республиканцы, то с каждым новым скандалом критиков президента становилось все больше. И теперь, после обнародования информации о программах электронной слежки Агентства национальной безопасности США, действиями администрации возмущены даже многие самые верные сторонники Обамы из левых демократов.

Пока рано судить, какой будет историческая оценка президентства Обамы, однако нельзя исключать, что, при всей эпохальности его избрания как первого чернокожего, оценка его достижений может свестись к «все могло быть намного хуже» или другой подобной формулировке. Признают это и сами обитатели Белого дома. Одним из основных направлений последних избирательных кампаний демократов (включая президентскую) было объяснение согражданам, что, если бы не умелые действия нынешней администрации, кризисы на разных направлениях американской внутренней и внешней политики могли бы иметь куда более тяжелые последствия. Если на выборах такой аргумент был уместен, то сегодня возникает вопрос: что же намерен делать президент дальше? Вопрос это не праздный — очевидно, что, несмотря на снижение остроты проблем в американской экономике, без решительных внутри- и внешнеполитических действий Обама очень скоро может столкнуться с новыми кризисами как внутри страны, так и в мире.

Требования сторонников

На посту президента Обама оказался совсем не таким смелым, решительным и прогрессивным политиком, каким он казался во время предвыборной кампании 2008 года. Однако на американской идеологической шкале президент продолжает оставаться левым, и именно организованная поддержка левых сил американской политики и традиционного электората демократов обеспечила ему успех на прошлогодних президентских выборах. Возможно, хотя бы в качестве ответной любезности президенту нужно обратиться к этим же силам в поисках идей для решения многочисленных проблем страны?

Посмотрим, что же предлагают сегодня левые. Обширную часть их списка идей составляют меры против изменения климата — от создания новых государственных органов, занятых борьбой с загрязнением окружающей среды, до ужесточения природоохранных стандартов, от формулирования новых международных инициатив до запрещения новых проектов добычи и транспортировки нефти и газа. Не менее многочисленны и предлагаемые шаги в области внешней политики и обеспечения национальной безопасности: меры в области ядерного разоружения, либерализация политики в отношении Кубы, ограничение военных расходов. В экономической политике президенту рекомендуют увеличивать расходы на инфраструктуру и образование, поддержать целый ряд требований профсоюзов, особенно в вопросе распространения обязательных минимальных ставок оплаты труда на частные предприятия.

Не забывают либералы в своих требованиях о необходимости смягчения уголовного законодательства, ограничения оборота оружия, иммиграционной реформе, обеспечении максимальной доступности абортов и соблюдении избирательных прав американцев. И конечно, особенно активно президента призывают ограничить всесилие спецслужб, будь то в вопросе доступа к телефонам и корреспонденции американцев или применения беспилотников для уничтожения предполагаемых террористов. Не завершена дискуссия и вокруг реформы системы медицинского обеспечения — либералы сегодня редко вспоминают о своем недовольстве половинчатым характером реформы, но призывают Белый дом добиться хотя бы полного выполнения уже намеченных мер.

Многие из этих требований могли бы быть удовлетворены только в воображаемом, идеальном мире, но теоретически Обама мог бы принять некоторые разумные предложения (ограничение военных расходов, иммиграционная реформа, ужесточение оборота оружия, расходы на модернизацию инфраструктуры). Однако на практике возможности президента в реалиях американской политики серьезно ограничены, прежде всего необходимостью получения поддержки Конгресса, где почти по любому вопросу найдутся влиятельные противники президента. В таком случае, возможно, президенту следует пойти по пути расширения своей коалиции?

Идеи центристов

Очевидно, что сделать это за счет республиканцев невозможно. Наиболее консервативные из них никогда не пойдут на сотрудничество с Обамой и демократами по идеологическим соображениям. Умеренные республиканцы побоятся такого сотрудничества из-за угрозы проиграть на следующих праймериз радикалам. А самые прагматичные, заботящиеся лишь о шансах победить на следующих выборах, знают, что неудача нынешнего президента и его партии откроет им дорогу к власти.

Тогда, возможно, Обаме следует обратиться за идеями к исчезающему виду в американской политике — центристам, а также многочисленным людям дела, бизнесменам и технократам, обеспечившим стремительное развитие Америки на протяжении XX века? Идей у них действительно много. Профессионалы-практики, эксперты, ветераны обеих партий, знающие и мудрые люди, которые любят свою страну и не думают о следующих выборах, снабжают Белый дом предложениями по любому вопросу.

Эксперты-международники, особенно представители школы реалистов, предлагают отказаться от громких политических лозунгов и перейти к защите очевидных внешнеполитических интересов США на основе ясного понимания пределов современных американских внешнеполитических ресурсов. Что касается иммиграции, то рационально мыслящие люди задают вопрос: как можно обойтись без реформы в стране с 11 млн нелегальных иммигрантов, не способной удержать множество лучших выпускников американских вузов — граждан других государств?

В марте много шума наделало подробнейшее журналистское расследование, опубликованное в журнале Time. Автор материала Стивен Брилл не поленился разобраться в чудовищных и растущих расходах на медицину в США при ухудшающемся качестве медицинского обслуживания. Начав с интервью с пациентами, доведенными до банкротства гигантскими и бессмысленными счетами из больниц, Брилл пришел к простому выводу: главный вопрос при реформировании системы медицинского страхования не в том, кто будет нести стремительно растущие медицинские расходы, и даже не в том, как обуздать рост этих расходов, а в том, почему эти расходы вообще растут.

Журналист попытался разобраться, кто, как и почему назначает астрономические цены на простейшие медицинские процедуры, лекарства и расходные материалы. В итоге он выяснил, что больницы устанавливают эти цены практически произвольно. Как и большинство других секторов американской экономики, медицина стремится к монополизации, крупные больницы создают пациентам и страховым компаниям такие условия, что в случае, если их цены кого-то не устраивают, обратиться больше некуда.

Кажется, что после такого расследования план дальнейшего реформирования системы медицинского обеспечения ясен и прост. Однако не будем торопиться с выводами — между пониманием, что нужно делать, и умением это сделать в современной американской политике зачастую пролегает непреодолимая дистанция. Пожалуй, наиболее наглядный пример этого — вялотекущий процесс принятия иммиграционной реформы.

Идею этой реформы сегодня поддерживают не только здравомыслящие центристы — даже для республиканцев очевидна политическая целесообразность расширения базы собственных избирателей за счет испаноязычных американцев, поддерживающих реформу. Однако обсуждение реформы все равно идет исключительно медленно, в рамках американской политической системы практически любая хорошо организованная сила имеет возможность эффективно затягивать или вовсе останавливать процесс принятия решений. В случае иммиграционной реформы таких сил множество.

Группы, представляющие интересы сексуальных меньшинств, пытаются добиться признания гомосексуальных отношений семейными связями в рамках иммиграционных процедур. Этому противятся республиканцы, которым, помимо всего прочего, так и не удалось убедить своих наиболее радикальных соратников в необходимости реформы. Конгрессмены, представляющие штаты, граничащие с Мексикой, требуют, чтобы перед принятием реформы была обеспечена полная безопасность границы. Высокотехнологическое лобби настаивает на упрощенном порядке получения виз для работников Кремниевой долины. Да и в целом компании и профсоюзы разных отраслей активно лоббируют свои интересы.

Правила игры

В этом множестве предложений кажется возможным выбрать разумные идеи по любому вопросу. Тем более что общеизвестно, как на протяжении истории страны американцы всегда умели решить самые сложные проблемы, когда понимали, что от этих решений зависит будущее. Однако повторим: знать, что нужно сделать, и уметь это сделать — разные вещи.

Параметры американской политической системы в современных условиях способствуют тому, что политический процесс все больше затмевает процесс государственного управления. В теории выборы являются лишь процедурой, определяющей, кто будет управлять государством. Сегодня же в США победа на выборах стала для политиков самоцелью.

В современной американской политике можно наблюдать два взаимодополняющих процесса. С одной стороны, победив на выборах на федеральном уровне, политик, искренне намеренный заняться реформами и обладающий верными идеями таких реформ, лишен возможности осуществить эти идеи, так как его оппоненты имеют все возможности реформы саботировать. С другой стороны, идти на решительные, то есть рискованные реформы политикам не выгодно — любая их неудача грозит поражением на следующих выборах. Зачем рисковать?

Оба процесса очевидны в сегодняшних трудностях администрации Обамы. Кажется, самому президенту избираться никуда уже больше не нужно — так что можно и рискнуть. Однако для принятия решений (таковы правила игры, заданные конституцией) ему нужна поддержка Конгресса, а там количество сторонников президента тает с каждым днем, приближающим следующие выборы. Причины этого понятны: в Белом доме не их представитель, значит, проблемы страны не их забота, куда страшнее проиграть следующие праймериз. Демократы тоже не горят желанием связывать свою политическую судьбу с уходящим со сцены президентом. Сегодня им важнее договориться с демократическими кандидатами на будущих президентских выборах.

Таким образом, политический процесс становится одной большой постоянно идущей предвыборной кампанией, игрой с главным призом в виде Белого дома, для получения которого необходимо хорошо играть и в турнирах меньшего ранга — от выборов в органы местного самоуправления до выборов губернаторов и сенаторов. Еще чуть ли не до инаугурации Обамы журналисты и эксперты начали рассуждать, у кого хорошие шансы стать президентом в 2016 году.

Скандалы вместо решений

За последний месяц эта кампания приобрела неожиданный оборот: стало известно о нескольких скандалах вокруг администрации Обамы. Скандалы эти оказались такими громкими, что на второй план отошли даже многомесячные усилия республиканцев превратить в полномасштабный скандал историю с гибелью американского посла в Бенгази.

Во-первых, выяснилось, что налоговая служба с особым пристрастием относилась к проверке некоммерческих оппозиционных организаций, подававших заявки на получение статуса, освобождающего общественные организации от налогов. Во-вторых, стало известно, что министерство юстиции в рамках политики преследования утечек конфиденциальной и секретной информации получило полный список телефонных звонков нескольких сотрудников агентства Associated Press, а также был выпущен ордер на досмотр электронной почты и другой корреспонденции Джеймса Розена, корреспондента Fox News. В-третьих, оказалось, что спецслужбы собирали информацию (кто и кому звонил, откуда, когда, как долго продолжался разговор) обо всех звонках абонентов крупнейшей компании Verizon. Более того, спецслужбы имеют доступ и к оборудованию (а по некоторым данным, и к центральным серверам) многих популярных интернет-сервисов, в том числе Facebook и Google.

Республиканские политики и консервативные активисты уже сегодня заявляют, что оба скандала могут затмить Уотергейт. Теоретически это действительно возможно. Если будет доказано, что помимо излишнего служебного усердия при рассмотрении заявок организаций на освобождение от налогов налоговики устраивали проверки для отдельных физических лиц — крупных жертвователей республиканцам и консерваторам и что такие действия выполнялись по прямому указанию Белого дома, тогда действительно можно будет говорить о серьезной угрозе для президента Обамы.

Что касается скандала с преследованием журналистов, то сначала он казался менее перспективным для оппозиции. Республиканцы традиционно выступают за жесткие меры по обеспечению национальной безопасности, да и возможное давление на журналистов со стороны государства традиционно считается для американских политиков одной из самых «неудобных» тем — зачем беспокоить население разговорами о нарушениях свободы слова, куда проще заявлять, что в Америке все права и свободы защищены образцово. Однако после того, как выяснилось, что под прицелом министерства юстиции оказался Розен, корреспондент Fox News, традиционного рупора республиканцев и консерваторов, оппозиция пошла в организованную атаку на генерального прокурора Эрика Холдера. Настолько организованную, что предпочитающие оставаться анонимными некоторые представители демократов заявляют СМИ, что, возможно, Холдеру нужно подать в отставку, чтобы ослабить давление республиканцев на администрацию.

Если же говорить о программах электронной слежки, то и они, похоже, принадлежат к категории запретных тем. Сейчас скандал получается шумный, но политики уже начинают успокаивать население. Некоторые даже обращаются к согражданам примерно так: «Успокойтесь! Чего волноваться? Мало ли есть секретных программ, о которых вы не знаете и живете себе спокойно!» Правда, этим потрясены американские либералы, и причины этого описывает недавняя удачная формулировка одного из журналистов: мол, в 2013 году начался четвертый срок Джорджа Буша-младшего, кто бы мог подумать…

Выборы не за горами

В любом из этих скандалов особый интерес журналистов и политиков вызывает предвыборный аспект — до выборов в Конгресс меньше полутора лет, а до президентских три с половиной года. Большинство наблюдателей пришли к выводу, что даже гибель посла в Бенгази расследовалась республиканцами столь тщательно лишь для того, чтобы доказать причастность к ней Хилари Клинтон, одного из самых перспективных демократических кандидатов на президентских выборах 2016 года.

Совершенно непонятно, кто и как в такой обстановке будет заниматься многочисленными проблемами страны. Президент Обама, как уже говорилось, может выбрать вполне разумные идеи решения этих проблем, однако ему не хватает поддержки Конгресса, а его авторитет и популярность тают буквально на глазах. Патриотически настроенные журналисты, отставные политики и всякого рода эксперты обращаются к президенту и Конгрессу с призывами преодолеть разногласия ради спасения страны, однако в реальности самый главный стимул для современных американских политиков — победа их партии на следующих выборах.

Несколько улучшившаяся за последние месяцы ситуация в американской экономике дает политикам дополнительные возможности сосредоточиться на скандалах и сборе денег на следующие предвыборные кампании (даже Обама активно в этом участвует, главным образом выступает на фандрайзинговых мероприятиях демократов для выборов в Конгресс). Винить американских политиков за это не приходится — они действуют по правилам американской политической системы, изменить которую сегодня способны только чрезвычайные события невиданного масштаба.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности