Европарламент сдался

Европейские законодатели все же приняли многострадальный бюджет Евросоюза

Европарламент сдался

В Европе произошло важное событие: Европейский парламент (ЕП) принял семилетний бюджет Евросоюза. «За» проголосовали 474 законодателя, «против» - 193, еще 42 человека воздержались. Европарламент, напомним, состоит из 754 человек. Этому поистине эпохальному событию предшествовали месяцы горячих споров европарламентариев с правительствами европейских государств и между собой.

Бюджет на 2014 – 20 годы, который, кстати, официально называется Многолетнее рамочное финансовое соглашение (MFF), составляет 960 млрд  евро. Его особенность состоит в том, что здесь впервые сокращены расходы в реальном исчислении.  Ранее предлагался бюджет в объеме 1,47 трлн евро, а нынешний семилетний бюджет, срок действия которого заканчивается в этом году, составлял 994 млрд евро, т.е. был на 3,5% больше принятого. Расходы объединенной Европы составляют почти 1% от ее ВВП. Это капля в океане, если сравнить их с расходами членов Евросоюза, которые в среднем составляют порядка 50% от ВВП.

Около четырех пятых всех расходов ЕС уходят на региональные проекты и поддержку сельского хозяйства. Самой большой статьей в MFF остается поддержка фермеров. Она составляет около 36% всех расходов Союза. Совсем немного поддержке европейских фермеров уступают отчисления на строительство автомобильных и железных дорог и помощь малому бизнесу; эта нагрузка в основном достается новым членам Евросоюза.

Голосованию в Европарламенте предшествовало соглашение по бюджету, заключенное на прошлой неделе в Брюсселе между президентом Европарламента Мартином Шульцем, главным переговорщиком от ЕП Аланом Ламассором, премьер-министром Ирландии, которая сейчас председательствует в ЕС, Эндой Кенни и министром иностранных дел Имоном Гилмором, представляющими членов ЕС; и президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Впрочем, семилетний бюджет Евросоюза еще нельзя формально считать принятым. Окончательное голосование состоится в сентябре или октябре.

Заключили круг в квадрат

Обсуждение и принятие этого бюджета проходило в атмосфере постоянных споров и скандалов. Разногласий хватало у всех заинтересованных сторон. Лидеры членов Евросоюза окончательно договорились о бюджете на февральском саммите, на заседании, которое продолжалось свыше 25 часов. На предыдущем бюджетном саммите, состоявшемся в ноябре 2012 года, MFF согласовать, несмотря на ночные бдения, так и не удалось. Тогда Еврокомиссия, автор семилетнего бюджета Евросоюза, настаивала на почти 5-процентном увеличении, предлагая потолок расходов в сумме 1,025 трлн. евро.

Однако проект MFF, разработанный в ведомстве Баррозу, не прошел из-за сопротивления Великобритании, Швеции, Голландии и ряда других европейских стран. В последнюю минуту еврочиновники предложили скорректированный бюджет в сумме 973 млрд  евро, но и эта цифра показалась сторонникам экономии завышенной. Логика сторонников сокращения бюджета, главным представителем которых был британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, проста и понятна. Поскольку подавляющее большинство европейских стран на всем экономит, то и Евросоюзу в целом следует как минимум сделать то же самое.

В спорах вокруг главного финансового документа Европы нет ничего странного, если вспомнить, что принимают его 27 субъектов, которые хотя и входят в союз, все же остаются суверенными государствами - со своими интересами и особенностями. Спорили при принятии общеевропейских бюджетов всегда, и в докризисные времена - тоже. Неудивительно, что один из еврочиновников, участвовавших в переговорном процессе, сравнил принятие бюджета Евросоюза с заключением круга в квадрат.

В долгом и мучительном процессе принятия бюджета особенно четко видно, что на самом деле представляет собой единство 27-ми (теперь уже 28, после вступления Хорватии в июле этого года) членов Евросоюза, каждый из которых тянет одеяло на себя и старается добиться как можно больше выгод. Сражение за бюджет отражает самый, наверное, глубокий раскол между членами ЕС, а именно: раскол между донорами - государствами, которые платят больше, чем получают из общего котла, и получателями, которые больше берут, чем вносят в общий бюджет. Доноров меньше – 12. Самый крупный – Германия, далее в порядке убывания взносов расположились Франция, Великобритания, Италия, Испания, Голландия.  Доноры, как нетрудно догадаться, выступают за экономию, а получатели, в основном это южные и восточные страны, требуют увеличения расходов, чтобы с их помощью оживить свои экономики.

Белый флаг Европарламента

Члены ЕС после долгих и горячих споров все же договорились по бюджету. Европарламент соглашение февральского саммита раскритиковал в пух и прах. Законодатели очень не хотели принимать усеченный бюджет, но были вынужден сделать это под давлением остальных руководящих структур Евросоюза и членов объединенной Европы.

И все же законодателям удалось несколько сохранить лицо, выторговав на прошлой неделе ряд уступок. Главная заключается в том, что в конце 2016 года будет проведена проверка расходов. Неизрасходованные средства решено тратить на нужды объединенной Европы в следующем году, а не возвращать в бюджеты стран-участниц, как раньше.

Кстати, не прими европарламент бюджет Евросоюза, никакой трагедии не случилось бы: просто ЕС пришлось бы  жить в 2014 году по бюджету текущего, 2013 года с поправкой на инфляцию. Однако очень сильный удар был бы нанесен по имиджу Евросоюза: даже в такой ответственный момент на словах объединенная Европа не в состоянии договориться по столь важному вопросу, как главный финансовый документ.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее