Неразрешимое противоречие

Редакционная статья

Неразрешимое противоречие

Что первичнее — экономика или политика? Это, в общем-то, не вопрос про яйцо и курицу. Экономика определенно важнее, хотя институционально политика «руководит» экономикой.

С точки зрения экономики Казахстан — слишком маленькая страна, не имеющая выхода к морю, с населением, распыленным на огромной территории. Об этом и бизнесмены, и чиновники говорят нам уже много лет в своих интервью. Эти «предлагаемые обстоятельства» настолько неудачны, что приходится развиваться вопреки им. Вместе с тем выпуск большого числа товаров бессмысленен, если производить их маленькими партиями. Всегда найдется какой-нибудь транснациональный игрок, который за счет масштаба, пусть и с худшим качеством, поставит на ваш рынок тот же товар намного-намного дешевле — исключительно благодаря эффекту масштаба. Что плохого в транснационалах? Да, собственно, ничего. Кроме того, что в конце концов они выводят прибыль в свои корпоративные центры — сначала в офшоры, а потом за границу. А значит, лишают шанса на развитие кого-то здесь.

Теоретически можно уравнять шансы местных производителей и транснационалов заградительными пошлинами. Но это будет означать, что ваше население окажется в незавидном положении по показателю паритета покупательной способности. Поскольку закрытые границы — это сегодня нонсенс, люди будут видеть, как живут граждане других государств. Сравнение с собой будет вызывать недовольство масс. Это будет угрожать уже политической системе. Поэтому с точки зрения экономики самым разумным является создание общего экономического пространства с несколькими более или менее симпатичными вам соседями. После определенного порогового значения можно найти баланс — местные компании тогда получают достаточный рынок для собственного эффекта масштабности. Хотя часть из них, несомненно, гибнет. Но при этом чистая прибыль остается внутри страны.

Сегодня футурологи говорят, что эра массового продукта уходит. Наступает эпоха тотальной кастомизации, когда любой товар будет предельно индивидуализирован. Все хотят отличаться друг от друга. Соответственно, все приведенные выше рассуждения теряют смысл. Но, скорее всего, эта самая тотальная кастомизация проявит себя тогда, когда уровень благосостояния достигнет определенного порогового значения. Так что от региональных союзов, если страна, конечно, не хочет просто беззаботно обменивать нефтедоллары на импорт, никуда не деться. Поэтому Единое экономическое пространство — это своего рода неизбежность для такой страны, как Казахстан. Это неизбежность даже для такой сравнительно многолюдной страны, как Россия. Для Казахстана же это справедливо вдвойне. Сегодня мы — сырьевой придаток. Пока у нас есть ресурсы, мы можем их менять на телевизоры и внедорожники. Но что мы станем делать, когда ресурсы закончатся?

Однако экономическое объединение означает, что часть суверенитета приходится передавать на наднациональный уровень. Это противоречит самой идее национального государства. Собственно, нации — это сравнительно новое явление в истории человечества. Это очень легко доказать. Вспомните, что Российской империей правили немки Екатерина II и Анна Иоанновна, а Испанией — люди с далеко не испанской фамилией Габсбург. Вообразить сегодня, что на должность президента РФ будет избрана некая немка, весьма затруднительно, даже если бы речь шла об Ангеле Меркель. Точно так же и никакого австрийца не позовут премьерствовать в Испанию. Но, возможно, это временно.

Идея нации — это продукт коллективного сознания. Появившись с XIX веке, сегодня это явление начинает, благодаря намного более легкому распространению информации через Интернет, хиреть. Казахстану в каком-то смысле не повезло: формирование нации в нем происходит тогда, когда где-то нации уже медленно-медленно исчезают. Да все еще и осложнено полиэтничностью населения. А тут еще этот экономический союз как повод для подозрений в предательстве национальных интересов… Экономический союз, без которого в действительности совершенно невозможно обойтись. Потому что если экономика завалится, всем будет уже не до национального строительства.         

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?