Рисков больше

Вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО) активно обсуждается на государственном уровне и в бизнес-сообществе. ExpertOnline.kz собрал мнения аналитиков, чтобы определить, какую пользу принесет стране присоединение к этой организации. А также то, каких негативных последствий нам стоит ожидать от этого шага

Рисков больше

Изначально Казахстан должен был стать членом ВТО в 2012 году. Потом дату немного подкорректировали, но сказать, что Казахстан вступит в организацию до конца текущего года, тоже сложно: ситуация остается на уровне обсуждений и выработки механизмов. Одной из основных причин  называют существенные риски, которые ждут экономику страны, учитывая ее сырьевую направленность и отсутствие реальных действий по  диверсификации экономики.

По данным  компании «Форекс», вескими аргументами для того, чтобы вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию  произошло как можно скорее, может стать облегчение доступа к новейшим технологиям и иностранным инвестициям, что будет способствовать быстрейшему прогрессу  страны и выходу ее на путь устойчивого развития.

Аналитики «Форекс» отмечают, что вступление Казахстана в ВТО определяет  сферы, в которых государство может быть конкурентоспособным на мировых рынках. В первую очередь это, конечно, углеводороды  и зерно. Далее – ядерные технологии и  космические программы, что обеспечено наличием космодрома, а также транспортная логистика и транспорт. Оперейтинг в международной торговле, что станет возможным при условии того, что будут открыты международные транспортные коридоры; реализация совместных программ для Каспийского региона – обусловлен этот фактор географическим положением;  создание зон свободной международной торговли, в том числе в приграничных торгово-экономических зонах; развитие трансграничных ресурсов и программ.

Вот как аналитики «Форекс» определяют основные сложности, с которыми может столкнуться Казахстан при вступлении в ВТО. Государство не будет иметь конкурентов на отечественном рынке энергоносителей, и повлиять на развитие экспорта энергоносителей никто не сможет, поскольку вряд ли это даст какие-то возможности для роста. В то же время вступление Казахстана в ВТО позволит стране поставить вопрос о том, что некоторые требования не соответствуют Европейской энергетической хартии и правилам о международной конкуренции, установленным в соглашениях и документах ВТО. Однако на самом деле это может коснуться только казахстанского экспорта ядерного топлива, что страны ЕС нетарифными мерами ограничивают. Вступление Казахстана в ВТО может сократить масштаб торговых ограничений, установленных странами-импортерами. Вместе с тем, скорее всего, произойдет вытеснение с внутреннего рынка некоторого количества отечественных товаров.

Председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии Петр Своик:

 

Новых рисков вступление страны в организацию не несет, потому что Казахстан фактически давно уже вписан в ВТО. Что касается нашего экспорта, то в мире нет таких стран-чудаков, которые стали бы накладывать ввозные пошлины на нефть и сырые металлы, здесь для нас весь мировой рынок открыт, независимо от членства. Ну, а наши собственные пошлины на ввозимые в Казахстан готовые потребительские и промышленные товары и так меньше, чем в среднем в ВТО, здесь мы тоже доступнее и "прозрачнее", чем большинство официальных членов. Что касается реальных плюсов, то  они – только имиджевые. А что имидж может дать реальному сектору экономике?

Через Таможенный союз Казахстан вошел в таможенное пространство России, а та уже является членом ВТО. В этом смысле вступление Казахстана в организацию тоже добавляет лишь формальный статус, улучшает имидж, и не более. Разве только вступление станет поводом для пересмотра общих условий взаимодействия Евразийского союза, читай – России с ВТО, но это вряд ли.

Скорее, Казахстан формально примут – и все на этом. Развалится ли Всемирная торговая организация сама по себе? В ближайшее время – нет, конечно. Но ВТО, как и МВФ, и Всемирный банк, есть институты глобального торгового пространства, объединенного единой мировой валютой. Вот она-то ходит по миру вообще без таможенных границ, а рубль и тенге – это просто местные названия американского доллара. Распад такой системы на несколько очерченных уже собственными валютами экономических и политических пространств – предопределен. В этом и суть нынешнего мирового кризиса во всех его проявлениях, от греческого дефолта и до арабских революций.

Соответственно, ВТО тоже распадется на систему торговых соглашений уже не между государствами, а между этими пространствами. Что касается самих пространств, то часть их будет иметь форму государств – США, Китай; часть – межгосударственных объединений федеративного или конфедеративного типа. В том числе Европа, которая уже вошла в необратимый кризис суверенных дефолтов и выйдет из него уже совсем другой. В том числе и Евразийский союз, форма и содержание которого в посткризисном мире будут существенно иными, чем это сейчас намечается или кому-то представляется.

Поэтому ни  особых плюсов, ни минусов не предвидится, наше фактическое пребывание в ВТО уже состоялось, формальное вступление в реальной экономике ничего не меняет. Опасаться дешевого импорта тоже не стоит. Он уже давно хлынул, и давно убил все, что мог.

Рисков для банковского сектора нет. Нет «длинных денег», кроме тех инвестиций, которые вкладываются в сырьевой добывающий сектор. И вообще: какие  «осложнения» могут грозить банковскому сектору, который не имеет национального фондирования, "развивается" исключительно за счет внешних займов и способен кредитовать экономику, в лучшем случае, «от 15% и выше»!  Если говорить о росте цен, то они уже поднялись после вступления Казахстана в Таможенный союз, поскольку нам пришлось поднять ввозные пошлины для всех "третьих стран" под российские планки.  

Экономист, директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов:

 

Вступать в торговые объединения нужно, когда страна имеет мощного национального производителя, который закрывает внутренний спрос по большинству товаров на 100%, и имеет излишки, для которых нужны внешние рынки сбыта. У нас такой ситуации нет. Поэтому Казахстан не имеет предпосылок для вступления в какие-либо торговые объединения, в том числе в Таможенный союз (ТС) и в ВТО.

Более того: если Казахстан вступит в ВТО как «развитая страна», а не как «развивающаяся», это не даст возможность ему поддерживать своих производителей. Учитывая, что есть еще нетарифные барьеры, которыми Казахстан не умеет пользоваться, а развитые страны в основном ограничивают доступ к своим рынкам через нетарифные барьеры, – велика вероятность, что мы откроем свои рынки сбыта, но партнеры по ВТО, формально снизив таможенные ставки, будут ограничивать поставки через нетарифные барьеры.

Мы обеспечиваем себя только по сырьевым товарам. Даже по тем несырьевым товарам, по которым есть экспорт, импорт во много раз больше. Тут вопрос надо ставить иначе. Дело в том, что до Таможенного союза средний таможенный тариф составлял 6,2%, а после вступления Казахстана повысился до 10,6-12%. Конечно, можно было и без ТС поднять ставки. Но этот уровень ставок использовался как аргумент: якобы при Таможенном союзе уровень защиты Казахстана от импорта увеличится. Цифры говорят, что импорт со стороны Китая продолжил рост как в абсолютном, так и в относительном объеме. Изменение было лишь одно: российский импорт начал медленно вытеснять поток с европейского направления.

Теперь даже этот уровень защиты снимается, так как Россия вступила в ВТО, и через механизм ТС их ставки перенеслись на нас – средний таможенный тариф опустится в течение 3-4 лет до 7,5%.

Если еще и Казахстан вступит в ВТО, то, скорее всего, ставка вернется в прежнее положение – станет равной 6,2%. Фактически ТС теряет свой экономический смысл.

Казахстан и раньше держал тарифные ставки низкими, поэтому после вступления в ВТО изменений не будет. Другое дело – что раньше Казахстан сам мог решать, как и в каком объеме поддерживать производителя, теперь же будут определенные ограничения. Масштаб зависит лишь от того, какой статус получит Казахстан – «развитая» или «развивающаяся» страна.

Если говорить о минусах и плюсах для малого и среднего бизнеса, то среди  минусов – снижение поддержки государством, дальнейшие наращивание зависимости от импорта. Выиграет лишь тот сектор, который специализируется на импорте и перепродаже внутри страны; но даже этот выигрыш будет лишь краткосрочным, ибо в долгосрочном плане, возможно, его вытеснят посредством открытия или расширения представительств международных компаний в Казахстане.

Аналитик инвестиционного холдинга "ФИНАМ" Антон Сороко:

 

Вступление Казахстана в ВТО имеет большое количество самых разных последствий, как положительных, так и отрицательных. Основные бенефициары – металлургия, транспортная отрасль, химический и потребительский секторы.

Основные плюсы от членства в ВТО – это прежде всего снижение пошлин (импортные товары станут дешевле для конечного потребителя, тем самым казахстанским предприятиям придется снижать цены до конкурентного уровня), а также усиление конкуренции, что также повлияет на снижение цен, и увеличение темпов роста внешнеэкономического оборота.

Основные минусы – то, что некоторые отрасли, имеющие слабую эффективность, могут проиграть конкуренцию западным предприятиям и разориться. Таким образом возникнет давление на уровень безработицы. Кроме того, снизятся возможности государства по защите собственного производителя протекционистскими мерами.

«Длинные» зарубежные деньги, наоборот, окажут позитивное влияние на экономику страны. Фондирование никогда не бывает избыточным. Многие отрасли экономики страны окажутся привлекательными для западных капиталов, что вызовет увеличение прямых инвестиций.

Думаю, что беспокоиться по поводу будущего ВТО не стоит. Союз динамично развивается, принимает новые страны и приносит своим членам ощутимую экономическую выгоду. Не вижу никаких структурных проблем, которые могли бы пошатнуть положение ВТО на мировой арене. Мы видим появление различных объединений, основанных на схожих принципах, например – тот же Таможенный союз.

Финансовый аналитик Тулеген Аскаров:

 

Риски вполне очевидные и давно обсуждаемые: известно, что Казахстан не готов конкурировать в рамках ВТО с другими странами в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве и финансовой сфере, тогда как добывающая отрасль давно живет по глобальным правилам игры. Поэтому, по прогнозам, обрабатывающая отрасль со вступлением Казахстана в ВТО сойдет на нет, через некоторое время аналогичная судьба ждет сельское хозяйство, за исключением зерноводства и отгонного животноводства, а потом финансовый сектор повторит судьбу стран Центральной и Восточной Европы.

Но есть и плюсы, причем они – те же, которые получили вышеуказанные страны: доминирование на их рынках глобальных игроков с более развитым спектром товаров и услуг, ослабление позиций местных монополистов, включение в глобальный рынок капиталов и труда, трансферт передовых технологий и управленческого опыта.

По идее, правила ВТО стоят выше, нежели правила региональных образований, поэтому со временем ТС и Единое экономическое пространство потеряют смысл, уступив место Евразийскому экономическому союзу, через который еще какое-то время его участники смогут защищать свои экономики. У ВТО, как и у любой международной организации, есть свои внутренние проблемы, однако вряд ли можно ожидать, что эта организация прекратит свое существование.  Поскольку позиции местных монополистов должны будут ослабнуть, то малый и средний бизнес наверняка получит новые возможности для своего развития в нишевых сегментах, где у них нет сильных иностранных конкурентов. Минусов здесь я не вижу.

Стоит сказать, что  опыт наших соседей – Китая, Кыргызстана и России – показывает, что ряд отраслей все же может выжить в условиях ВТО. В первую очередь это относится к стратегическим предприятиям, где превалируют интересы национальной безопасности, инфраструктуре, требующей значительных инвестиций при низкой окупаемости и так далее. Но ряд местных производителей уже сдает свои позиции, хотя пока приходится конкурировать в основном с китайцами, россиянами и белорусами.

Если судить о положении дел в банковском секторе, то из-за потенциального вступления в ВТО отечественные банкиры уже бьют тревогу, так как, например, некоторые российские и западные банки ведут активную экспансию на местном рынке, переманивая к себе клиентов более дешевыми кредитами. Перспектива здесь вполне очевидная: постепенно контроль перейдет к глобальным финансовым группам. Насчет страхового рынка ситуация не столь определенная, так как его недавно покинул такой глобальный игрок, как немецкий "Allianz". Скорее всего, этот рынок таким игрокам неинтересен.

В целом уровень цен на потребительские товары и услуги будет расти, но по отдельным позициям можно ждать и снижения, если на рынок придут крупные ритейлеры-дискаунтеры. Что дало ВТО России? Конечно, в целом  сложно судить об этом, будучи в Казахстане. Но можно констатировать, что пока оптимистичных откликов там практически не слышно и ситуация к лучшему в экономике особо не меняется, тогда как прежние негативные тенденции усиливаются. Единственное, о чем приходилось читать, это заметное падение цен на свинину в России. Как заметил один чиновник высокого уровня, в России те, кто должен исполнять требования ВТО, о них просто не знают.

Председатель совета директоров VISOR Holding Айдан Карибжанов:

 

Это уже набило оскомину, но экономика Казахстана основана на добыче полезных ископаемых. Местное производство достаточно ограниченно. Получаемые от экспорта доходы "перераспределяются" в сфере услуг. Практически все используемые товары – импортные. Таким образом, вступление в ВТО делает импортные товары еще более доступными, что является плюсом для обычного потребителя.

Этот вопрос тесно связан и с другой чувствительной проблемой: с курсом национальной валюты. Всякая девальвация серьезно бьет по карману населения и уменьшает производственные расходы крупных экспортеров. Насколько вступление в ВТО ударит по местному производителю? В рамках ТС они уже с такой конкуренцией из России и Беларуси сталкиваются. Китайский импорт де-факто использовал "черные дыры" таможни. Импорт из стран ОЭСР по своей специфике – сложное оборудование, станки – позволяет увеличивать эффективность традиционных добывающих отраслей.

Есть ли конфликт между ТС и ВТО? Есть в той мере, в которой Россия пытается защищать ряд своих крупных производителей – АвтоВаз, авиапром, вертолетостроение, производство сельхозтехники. В этом плане давление ВТО для Казахстана полезно. В целом – участие в "многополюсной" международной организации с давними традициями позволит придать ТС некоторый осмысленный характер. Хотя это может быть и иллюзией.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности