Деньги - в землю

Нужно в корне менять подходы к финансированию сельхозпроизводителей. Механический перенос банковских процессов кредитования ничего не изменит — только расходоваться будут бюджетные средства, а не частные

Деньги - в землю

Аграрный комитет мажилиса предложил создать сельскохозяйственный банк в Казахстане. Депутаты считают, что для этой цели подойдут государственные Альянс Банк или Темирбанк. БТА в список кандидатов не включили, вероятно по причине его возможной продажи Халык Банку. Пресс-служба Альянс Банка по просьбе «Эксперта Казахстан» так прокомментировала предложение депутатов: «Банк не получал никаких поручений от основного акционера АО “Самрук-Казына”, а также от государственных органов по факту заявлений депутатов о желательности создания единого специального сельскохозяйственного банка на базе АО “Альянс Банк” и АО “Темирбанк”».

Еще в 2009 году министр финансов Болат Жамишев недвусмысленно заявил, что агробанк в Казахстане создаваться не будет. Однако предложения основать специальный банк, который бы кредитовал только сельхозпроизводителей, появляются с завидным постоянством. Короткая хроника: в 2009 году нынешний министр сельского хозяйства, а в то время глава холдинга «КазАгро» Асылжан Мамытбеков настаивал на образовании агробанка; осенью 2010-го то же самое предложение высказал тогдашний глава министерства сельского хозяйства Ахылбек Куришбаев. В январе 2012 года к этой идее вернулся председатель президиума НЭПК «Союз Атамекен» Тимур Кулибаев, в марте того же года сенатор Куаныш Айтханов обратился к тогдашнему премьер-министру Кариму Масимову с предложением создать специальный сельскохозяйственный банк. Люди в должностных креслах меняются, а проблема финансирования сельского хозяйства остается.

Не любят банки крестьян

Казахстан принято считать преимущественно аграрной страной, хотя даже с учетом соотношения сельского и городского населения (в селе проживает порядка 47% населения) это натяжка, а если учесть еще и невеликий вклад сельского хозяйства в экономику страны, тем паче. Несмотря на высокие урожаи зерновых (ими занято более 88% всех посевных площадей) в последние годы, на амбиции Казахстана стать одним из основных экспортеров зерна на мировые рынки, доля сельского хозяйства в ВВП не только не достигла уровня советского 1990 года (34%), но и постоянно снижается.

Все, кто озабочен состоянием казахстанского агрокомплекса, считают, что все дело в финансировании: растениеводам не хватает денег на покупку оборудования и машин, удобрений, семян, ГСМ, животноводам — на приобретение племенного скота и кормов, и, наконец, и тем, и другим нужны современные технологии и методики ведения хозяйства, а стоят они дорого. Правы те сторонники создания агробанка, которые говорят о недостаточности банковского кредитования сельхозпроизводителей.

Статистика Национального банка показывает, что доля займов аграриям с 2007 года не превышает 3,5% от общего объема кредитования коммерческими банками. При этом стоимость займов для сельского хозяйства, по данным того же Нацбанка, вопреки распространенному мнению о высоких ставках ниже, чем для экономики в целом.

Но анализ ставок для других отраслей показывает, что цена кредитов сельскому хозяйству сопоставима с займами связи, транспорту и намного выше, чем в целом промышленности (8,5% на апрель 2013 года).

Банки не горят желанием давать деньги отрасли, где риски традиционно высоки; к тому же заемщики не могут предоставить адекватного обеспечения под кредит. Это прежде всего относится к крестьянским хозяйствам и фермерам. Велик риск невозврата денег — и не только из-за неурожая. Так, банкиры в частных разговорах сетуют на нецелевое использование займа, полученного на покупку семян, горючего, ремонт или обновление техники. «Покупают “лексус” или свадьбу сыну справляют на эти деньги»,— жаловался как-то работник одного из банков.

Наиболее желанные заемщики для коммерческих банков — крупные хозяйства. Рентабельным по критериям банка считается компания с посевными площадями не менее 5 тыс. га, потому что крупные сельхозпредприятия могут снизить затраты при покупке семян, ГСМ, техники, у них больше возможностей по хранению продукции. Небольшие хозяйства и фермеры чаще арендуют технику у МТС, созданных государством. Но тут они зависят от других арендаторов и могут опоздать с уборкой урожая.

Главными получателями господдержки являются также крупные сельхозпроизводители. Так, по свидетельству депутата Дариги Назарбаевой, государственные субсидии получают только 15 сельхозформирований, в основном крупные хозяйства. «На первый взгляд это кажется логичным и обоснованным. Но давайте посмотрим, каков вклад крупных хозяйств в производство продукции? Они дают 5% мяса, 4% молока, 5% шерсти, 8% яиц. Получается, мы направляем средства на поддержку крупного бизнеса, а 80% всего скота содержится в личных подворьях и дают они 86% продукции животноводства»,— отметила она.

До нынешнего года государство поддерживало сельское хозяйство субсидиями — способ не лучший и себя не оправдавший, судя по уровню развития аграрного сектора. В новой семилетней программе развития агрокомплекса такой инструмент сохраняется, но наряду с ним будут применяться и новые: гарантирование и страхование займов, инвестиционные субсидии, субсидирование ставки вознаграждения по кредитам и лизингу, финансовое оздоровление, фондирование банков второго уровня. Стоимость программы — 3 трлн тенге, или 20 млрд долларов по нынешнему курсу. Банки особо отметили субсидирование ставки: государство в среднем будет доплачивать от 50 до 80% банковской ставки вознаграждения.

Как мы видим, от очередной госпрограммы, на этот раз поддержки сельского хозяйства, на деле больше всего выигрывает… банковский сектор: конечно, займы станут дешевле, но все принятые меры в большей степени направлены на снижение рисков кредиторов. Реанимация идеи агробанка, возможно, объясняется как раз появлением этой программы и обещанным щедрым государственным финансированием — не все же деньги отдавать коммерческим фининститутам.

Не просто деньги

В принципе, агробанк — идея здравая: во многих странах существуют такие структуры, причем не обязательно государственные. Например, в  России Россельхозбанк, специализированный сельскохозяйственный банк, 100% акций которого принадлежат правительству, входит в четверку крупнейших банков РФ. Сельскохозяйственный банк Китая — коммерческий, также один из крупнейших банков страны. Во Франции финансирование аграрного сектора осуществляется за счет партнерства государства и коммерческих банков. В Германии государство напрямую не вступает в отношения с частными банками для кредитования сельхозотрасли, этим занимается Сельскохозяйственный рентный банк (СРБ), созданный в 1949 году. На местах финансирование сельхозпроизводителей идет через кооперативные кредитные товарищества. То же самое в США: там существует сообщество взаимных кредитных товариществ.

Нужен ли Казахстану подобный банк? «На самом деле агробанк ничего не дает. Если он начнет работать на рыночных условиях, а не просто как институт, который перераспределяет бюджетные средства, то он должен работать так же, как любой другой коммерческий банк. Он должен будет диверсифицировать свой портфель, источники фондирования, и в этом случае у него не будет никаких преимуществ по сравнению с коммерческими банками. Если же речь идет о создании института, который перекачивал бы бюджетные деньги, то с этим хорошо справляются все те фонды, которые существуют на сегодняшний день», говорил ранее глава Минфина Болат Жамишев.

Мы согласны с тем, что Казахстану не нужен агробанк, который будет работать в том же поле, что и коммерческие институты. Тем более с финансированием АПК до сих пор хорошо справлялось государственная компания «КазАгроФинанс», «дочка» нацхолдинга «КазАгро».

Деньги для благополучия агросектора важны, с этим не поспоришь, но для того, чтобы сельское хозяйство было конкурентоспособным, нужно решать весь комплекс проблем села: первым делом — дефицит специалистов, а без создания нормальных условий жизни в ауле их не удержишь. Дарига Назарбаева привела такие данные: за 2012 год около 45 тыс. человек мигрировали из сельской местности. «Если ситуация так пойдет и дальше, на селе будет некому работать. Фермеры и крестьяне бьют тревогу: некому пасти скот, нет опытных пастухов. Никто не хочет идти в эту профессию»,— сокрушается Назарбаева.

Нужно не просто предоставлять кредиты сельхозпроизводителям, но и стимулировать их к применению новых агротехнологий, инноваций. Несколько лет назад размеры субсидий для сельхозпроизводителей, применяющих влагосберегающие технологии, были увеличены вдвое.

Не только у нас, но и во всем мире сельское хозяйство — высокорискованное производство. Основные риски — неурожай, качество продукции, снижение цен на продукцию, отсутствие рынков сбыта, отсутствие логистики. Но прежде всего — погодные условия. Однако в развитых странах даже в зонах рискованного земледелия получают хорошие урожаи (пример — Израиль). В Казахстане все перечисленные риски отступают перед угрозой климатических катаклизмов: у нас нет более непредсказуемой отрасли, чем сельское хозяйство. Это хорошо прослеживается на графике 1, показывающем динамику объема продукции за последние годы: то густо, то пусто. Спустя полвека с момента освоения казахстанской целины мы продолжаем зависеть от погоды.

Если уж создавать агробанк, то нужно хорошо изучить опыт других стран. Во Франции, где сильна государственная составляющая в финансировании АПК, условия кредитования молодых фермеров, а также сельхозпроизводителей, применяющих инновации, более мягкие: деньги дешевле, сроки длиннее. Стимулирующие размеры ставок и сроков кредитования применяются и к заемщикам, которые занимаются сельским хозяйством в неблагополучных районах, дешевле обойдутся заемные средства на проведение модернизации хозяйства.

Агробанк должен работать не только и не столько для крупных производителей. Некоторые сторонники его создания считают, что это должна быть структура, подобная Банку развития Казахстана, но у БРК есть один недостаток: он может финансировать только крупные проекты. Однако такой путь для агробанка — тупиковый, ведь с кредитованием больших хозяйств проблем обычно не возникает.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее