Друзья-соперники

На фоне беспорядков в Турции усилилось соперничество между президентом и премьером

Друзья-соперники

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Абдулла Гюль давно являются политическими союзниками. Однако продолжающиеся беспорядки особенно четко выявили и существующие между ними противоречия. Борьба за власть угрожает целостности правящей Партии справедливости и развития (AKP).

У Реджепа Тайипа Эрдогана и Абдуллы Гюля разное политическое прошлое, но их объединяют ислам и общая цель – власть. Эрдоган и Гюль работают вместе уже два десятилетия, с девяностых годов прошлого столетия. Их сотрудничество помогло политическому исламу в Турции достичь невиданных ранее высот. Однако нынешние беспорядки угрожают разрушить существующий союз.

Сотни тысяч турок восстали против правительства и призвали премьер-министра Эрдогана уйти в отставку. На фоне борьбы демонстрантов с полицией на улицах турецких городов в Анкаре разворачивается и другая борьба. Президент Гюль изо всех сил старается дистанцироваться от своего вчерашнего политического союзника.

Премьер и президент отличаются и прошлым, и характерами. Эрдоган много работал, чтобы достичь сегодняшних высот. В детстве он продавал кольца с кунжутом в окрестностях стамбульского порта, очень любил футбол и заслужил прозвище – «Имам Беккенбауэр». Несмотря на университетский диплом и пост стамбульского градоначальника, он так и не научился скрывать свое простое происхождение. Наверное, правильнее будет сказать: никогда и не хотел скрывать то, что он вышел из народа, справедливо считая, что это поможет ему в политической карьере. У Эрдогана мрачный характер, он вспыльчив.

Абдулла Гюль - большой дипломат, он считается умеренным политиком. В отличие от премьера, он говорит по-английски. Родители Гюля были состоятельными людьми и отправили его учить экономику в Лондон. Гюль работал менеджером в «Исламском банке развития» в Саудовской Аравии, а в 1991 году был избран в парламент Турции от исламистской «Партии благоденствия» («Рефах»). В то время страной управляли военные. Турция была светским, милитаризированным и авторитарным государством. «Секуляризм доказал свою ошибочность, - заявлял два десятилетия назад Гюль. - Мы хотим его сломать». Реджеп Эрдоган тоже состоял в «Партии благоденствия». На личном уровне у них с Гюлем было мало общего, но они понимали, что могут добиться успеха в борьбе против секуляризма только сообща.

Сначала Эрдоган и Гюль, эти союзники поневоле, захватили власть в собственном лагере, вытеснив стареющего лидера «Партии благоденствия» Несметтина Эрбакана, который в 1996-7 годах был турецким премьером. Военным не понравилась его откровенно исламистские взгляды. Они сместили его с поста премьера и запретили партию.

Реджеп Эрдоган и Абдулла Гюль были среди основателей последовательницы «Рефаха» - умеренной исламистской партии, «Партии справедливости и развития». Созданная в 2001 году AKP  уже через год одержала неожиданную победу на парламентских выборах. Эрдоган тогда после произнесения особенно пламенной речи не имел права занимать выборные должности, поэтому новое правительство сформировал Гюль. В 2003 году его сменил на посту главы правительства Эрдоган, а он стал министром иностранных дел. Еще через четыре года, несмотря на мощное сопротивление оппозиции, Абдулла Гюль стал президентом Турции.

Попытка захвата власти

Союз Гюля и Эрдогана пережил множество кризисов, попытку запретить АКР, возглавляемую столичными судьями, и победу над военными. Однако он оказался не таким уж и прочным, как казалось. В последнее время им все труднее скрывать разногласия. Сайт WikiLeaks опубликовал в 2010 году телеграмму посольства США, из которой следовало, что Гюль не упускает ни одной возможности представить Эрдогана в плохом свете. Он часто плохо отзывался о премьере, причем даже в присутствии иностранных гостей. Особенно часто президент поливал премьера грязью, когда тот покидал страну. Гюль, как еще несколько лет назад пришли к выводу американские дипломаты, пытается захватить власть в партии.

Сейчас, похоже, ему представилась для этого отличная возможность. Конечно, в борьбе с защитниками парка Гези Эрдоган выглядит далеко не самым лучшим образом. Упрямство, с которым он реагирует на требования демонстрантов, не нравится даже многим его сторонникам. Абдулла Гюль проверяет, насколько далеко он может зайти в критике союзника. Открыто он не позиционирует себя врагом премьера, по крайней мере - сейчас. Однако президент говорит о праве народа на демонстрации и о том, что демократия не ограничивается только днем выборов.

Может показаться, что это слова труса, особенно если учесть жесткость, с которой полиция уже не одну неделю подавляет выступления противников правительства. Однако следует помнить, что Реджеп Эрдоган правит в Турции 10 лет и успел за это время создать маленький культ личности. Так что для сегодняшней Турции такие слова - это не трусость, а, напротив, в определенном смысле геройство.

В основе конфликта между двумя лидерами АКР лежит не столько идеология, сколько влияние и правительственные посты. И Эрдоган, и Гюль являются твердыми приверженцами консервативного ислама суннитского толка.

Хотя, конечно, имеются у них и некоторые различия в идеологии. Эрдоган, например, тесно связан с консервативным орденом Накшбанди, а Гюль является сторонником исламистского проповедника Фетуллы Гюллена. Последователи этого престарелого имама открыли по всему миру целую сеть школ, банков, страховых фондов и СМИ. Внешне они позиционируют себя современными политиками, хотя на самом деле стоят на жестких и бескомпромиссных исламистских позициях.

Что может предпринять премьер-министр, на которого со всех сторон наседают противники? Ясно, что ему придется отказаться от предыдущего плана: самому стать президентом и превратить Турцию из парламентской в президентскую республику. Источники, близкие к правительству, сообщают, что Реджеп Эрдоган склоняется к мысли попытаться изменить закон, регламентирующий политическую жизнь страны, и дальше править Турцией в качестве главы правительства. Гюль же в качестве компенсации по этому плану получит еще один президентский срок.

План хорош, слов нет, особенно с точки зрения премьера. Главное - как отнесутся к нему Гюль и его сторонники. Если они его не поддержат, тогда Эрдогану придется идти на открытый разрыв. Но если он выйдет из АКР, это разделит турецких консерваторов на два лагеря и может стать концом политического ислама в Турции.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее