Праздник без повода

Праздник без повода

28 июня в Казахстане чествуют журналистов в связи с их профессиональным праздником. Однако поводов для радости не так много. К закрытым газетам, телеканалам и общей беззубости казахстанской прессы добавляется практически полное отсутствие интереса самих казахстанцев к так называемой «четвертой  власти». Да и является ли она таковой и может ли  положительно влиять на сущность процессов в обществе – вопрос спорный.

В этот, тем не менее, праздничный день кажется нелишним поговорить о проблемах работников СМИ. Только в июне мы стали свидетелями хамского отношения к сотрудникам прессы: можно вспомнить про избиения журналистов канала КТК, портала Tengrinews, попытки воспрепятствования законной деятельности одного из авторов газеты «Литер».  Таких случаев, увы, становится все больше. Опасная тенденция, между тем, показывает общее отношение к представителям прессы.

Многие читатели упрекают отечественные СМИ в «сыром» и некачественном контенте . Обвинения эти не надуманны. Общие впечатления от казахстанской журналистики у людей, имеющих возможность смотреть западные телеканалы и читать зарубежные газеты, остаются крайне негативными. Но причины тому – не только в самих журналистах.

Да, качество подготовки журналистов в казахстанских высших учебных заведениях далеко от идеала.  Да, материально-техническая база казахстанских масс-медиа, по сравнению хотя бы российской, кажется вчерашним днем. Но сама информационная повестка дня настолько сера  и однообразна, что она малоинтересна самим журналистам, не говоря уже о читателях.

В стране почти полностью отсутствуют ньюсмейкеры. Рассказы о поездках президента, его поручениях и предложениях могут быть интересны на каком-то коротком отрезке времени, но не более. Конечно, иногда «зажигают» парламентарии и министры, но это можно назвать лишь сезонным обострением. По сути, общество попадает в информационный вакуум, когда складывается впечатление, что вокруг жизни нет, а слышны лишь пустые декларации.

Проблемой остается и невозможность для работников СМИ достучаться до работников структур власти. Говорить о том, что получить ответ на запрос в том или ином министерстве, или просто попасть на прием к чиновнику практически невозможно - стало общим местом. Показательный случай: в период реформирования системы госслужбы наше издание обратилось с вопросами к Алихану Байменову, руководителю Агентства по делам госслужбы. Уже проведена реформа, всех проштрафившихся чиновников уволили, минуло свыше 3-х месяцев, а мы до сих пор не получили никакого ответа из агентства. А ответы нам больше и не нужны: мы, собственно, и спрашивали про предстоящую реформу.

Не менее показательный случай - с запросом в Министерство индустрии и новых технологий. Он был подан зимой, когда в стране активно обсуждалось развитие зимнего туризма, ответ же из министерства пришел весной этого года, причем состоял он из общеизвестных фраз ранее опубликованных пресс-релизов. Для чего в ведомстве содержится штат сотрудников, ответственных за координацию  работы со СМИ, остается лишь гадать. Конечно, и нормы закона, позволяющие по 30 дней не отвечать на запросы СМИ, никак не соотносятся с динамикой времени.

Есть и другая крайне важная тема. Это возможность получения работниками местных изданий актуальных комментариев от экспертов. Сказать, что штат компетентных аналитиков, готовых работать со СМИ, в Казахстане мал - ничего не сказать. Одни и те же медийные персонажи кочуют из газеты в газету, но даже получить комментарий от них бывает зачастую крайне сложно, а иногда просто невозможно.  Стоит ли говорить, что многие обращения к аналитикам, политологам, работникам исследовательских центров остаются просто без ответа. Многие с ужасом говорят о том, что любые контакты с прессой им запрещены, или нужно получить одобрение вышестоящего начальства. 

Со временем многие эксперты, почувствовав безысходность журналистов на безрыбье, начинают пренебрегать запросами, отвечать не по существу,  у них проявляется звездная болезнь. Бесспорно, не все аналитики - из этой категории, есть крайне ответственные и компетентные люди, но их остается все меньше и меньше.

Доходит до того, что  запросы о ситуации в Казахстане приходится посылать экспертам из России, которые отвечают крайне оперативно и аргументированно, причем куда быстрее местных экспертов. Хотя, думается,  загруженности у российских специалистов не меньше, чем у казахстанских.

Тему России мы затронули неслучайно: казахстанские потребители контента живут в информационном измерении этой страны. Судя по самым обсуждаемым и читаемым новостям в Казнете, исходя из публикуемой статистики популярных ресурсов, больше всего граждан Казахстана интересуют изнасилования, убийства, педофилия, прочие ужасы. Материалы, затрагивающие основы жизни и будущего людей, как правило, остаются незамеченными. Поэтому контент рассчитан на широкую, но далеко не глубокую аудиторию, как говорил небезызвестный персонаж – «пипл хавает». Отсутствие интеллектуального контента в СМИ - это естественная реакция рынка масс-медиа на запрос самого общества.

Поэтому можно много и велеречиво говорить о важности журналистики, дарить грамоты и нагрудные знаки работникам СМИ, слать письма и телеграммы, но это не изменит ситуацию. А изменить ее может абсолютная независимость прессы, реальная конкуренция на этом рынке, которая возможна только при максимальной свободе слова. Должен появиться именно рынок масс-медиа, без так называемых дотационных СМИ, особых или к кому-то приближенных; это должен быть жесткий, а местами, возможно, и жестокий рынок. Но именно такой, где творческое начало и интересная оперативная информация ценилась бы выше, чем отстаивание интересов тех или иных лиц. Не надо питать иллюзий: в душной комнате свежего воздуха не отыщешь.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики