Свято место

Энергетический проект по поставкам электроэнергии из стран Центральной Азии в Южную Азию будет реализован прежде всего по политическим мотивам

Свято место

Азиатский банк  развития (АБР) выходит из Южноазиатского энергетического проекта. Проект Центральная Азия – Южная Азия изначально задумывался как возможность  поставки 1300 МВт электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан по территории Афганистана, в который будет доставляться около 300 МВт электроэнергии.  Стоимость СASA-1000 эксперты оценивают приблизительно в 950 млн долларов, поэтому очевидно, что без крупных игроков он вряд ли будет осуществлен.

Проект осуществляется в рамках американской стратегии «Новый шелковый путь» - The New Silk Road, который должен объединить экономики стран Центральной Азии с Афганистаном и Южной Азией. Азиатский банк развития рассматривался как один из основных доноров в рамках формирования новой интеграционной политики в Центральной Азии. Однако в АБР заявили, что сомневаются  в сохранности своих инвестиций в Южноазиатском энергетическом проекте из-за нестабильности в Афганистане.

Стратегия Нового шелкового пути неоднозначно воспринимается в России: ее рассматривают как попытку США изолировать Центральную Азию от влияния Кремля. И похоже, что проблем с реализацией крупных энергетических проектов в регионе  будет немало, в силу внутренних противоречий между самими странами и неопределенностью будущего Афганистана.

Главный инженер компании "Узэлектросеть" Дадажон Исакулов  обращает внимание на малые объемы генерирования электроэнергии на таджикских и кыргызских ГЭС, откуда предполагается транспортировка электричества. К тому же избыток электроэнергии в этих странах есть лишь в летний период, а для обеспечения потребностей Южноазиатского энергетического проекта необходим бесперебойное функционирование линий электропередач.

«Такую возможность дают только тепловые электростанции (ТЭС), которых нет ни в Таджикистане, ни в Кыргызстане. Авторы проекта рассчитывали на загрузку СASA-1000 295 дней в году за счет электроэнергии, вырабатываемой на ТЭС Узбекистана. Но, как известно, Узбекистан свое участие в этом проекте не подтвердил, и линия электропередач в предложенной конфигурации может быть загружена не более 70 дней в году. В этом заключается главная причина, по которой проект СASA-1000 не имеет ни технической, ни ресурсной, ни экономической перспективы», объясняет Исакулов. 

Однако в Центральной Азии по-прежнему верят в реализуемость идеи Нового Шелкового пути. Казахстан дистанцируется от этих проектов, которые не получили технико-экономического обоснования.  К тому же США сделали ставку на Узбекистан, что изначально повлияло на заинтересованность Астаны   к ряду инфраструктурных предложений.

Первый заместитель министра энергетики и промышленности Таджикистана Пулод Мухиддинов, подтвердил в интервью журналистам, что отказ АБР не повлияет на перспективы проекта: на место отказавшегося инвестора придут другие финансовые институты. Переговоры, в частности, ведутся со Всемирным банком и Исламским банком развития.

500 млн долларов пообещал выделить на проект президент России Владимир Путин. Заинтересованность Москвы объяснима: во-первых, России нужен стабильный Афганистан, во-вторых, проект поможет оживить экономики Таджикистана и Кыргызстана - тех стран, с которыми у России выстраиваются тесные отношения в рамках интеграционных объединений.

Интересы США завязаны прежде всего на обеспечение безопасности в Афганистане.   «Если Афганистан успешно интегрируется в экономику региона, ему будет проще привлекать частные инвестиции, продолжать развиваться и извлекать выгоду из своих огромных минеральных ресурсов. Кроме того, это откроет новые экономические возможности перед жителями Афганистана», - говорит помощник госсекретаря США по странам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк.

У США свои интересы в Южноазиатском энергетическом проекте, у России - свои. Очевидно, что вне зависимости от экономической целесообразности  СASA-1000, в силу заинтересованности внешних акторов, будет запущен. По оптимистическим расчетам, первая электроэнергия начнет поступать в Южную Азию уже в 2017 году.  Удастся ли за это время Таджикистану и Кыргызстану построить крупные ГЭС и обеспечить в первую очередь собственное население электроэнергией?

«Изначально было много вопросов, в основном - по технико-экономической характеристике проекта.. К тому же, пока не построена Рогунская ГЭС, говорить о способности Таджикистана доставлять электроэнергию в Пакистан преждевременно. ГЭС не строится: как известно, Узбекистан всячески противится этому проекту. К тому же крайне важно, чтобы в Таджикистане осознали, что, обеспечив внутренних производителей электроэнергией,  страна получит больше дивидендов, чем от обычного экспорта», - сказал ExpertOnline.kz эксперт из Таджикистана Георгий Петров.

Несмотря на желание сохранить безопасность в Афганистане, существует и ежегодная проблема граждан Кыргызстана и Таджикистана, сидящих в зимнее время без света по 20 часов в день.  И тот факт, что электроэнергия из этих стран будет идти на экспорт, при невозможности покрыть собственные нужды, явно не вызовет восторга у кыргызов и таджиков.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня