Большие надежды

Редакционная статья

Большие надежды

Когда распался Союз, жаждущие расширения транснациональные гостиничные сети решили, что им просто необходимо покрыть Центрально-Азиатский регион. И начали анализировать, какой город должен стать первым. Таким городом практически все они выбрали Ташкент. В узбекской столице открылись «Интерконтиненталь», «Рэдиссон», «Хайят». В Алматы они появились значительно позже. Эти инвестиционные решения красноречиво говорят о том, что Узбекстан в начале 90-х всем казался республикой, имеющей большие перспективы. Жизнь должна была там кипеть, новые предприятия открываться один за другим. Потому что тамошнее население около 20 (на тот момент) миллионов было сравнительно хорошо образованным и при этом недорогим ресурсом. Сами люди трудолюбивы. Да и компактность проживания в сравнении с Казахстаном — логистика не такая сложная — была большим преимуществом. При этом сказать, что Узбекистан лишен полезных ископаемых, было бы преувеличением — некоторые из них представлены на территории очень даже неплохо. Но при этом природа наградила эту страну ресурсами не настолько щедро, чтобы она получила хроническую голландскую болезнь.

Однако время шло, а надежды не оправдывались. А Казахстан показывал приличный рост. Мы-то знаем, что этот рост был большей частью обусловлен приходом нефтяных корпораций на Запад страны, куда их на очень симпатичных условиях пригласили. Однако Узбекистан мог бы не отставать. Но там сложилась такая система, что бизнес вести — и подращивать тем самым ВВП — трудно. Казахстанских предпринимателей, которые постоянно жалуются на то, что им не дают работать, следовало бы отправлять в специальные туры в РУ, чтобы они поняли, что такое проблемы при ведении бизнеса.

Как бы то ни было, победителей не судят. Казахстан в этой гонке — явно получил желтую майку. Сегодня некоторые казахстанцы любят пошиковать в ташкентских отелях — аналогичный номер в того же класса алматинской гостинице стоит раз в десять дороже. Правда, чтобы пошиковать и насладиться узбекским гостеприимством, нужно еще пересечь казахстанско-узбекскую границу, что тоже является своеобразным приключением.

Узбекский ВВП, даже по паритету покупательной способности, меньше в два раза, чем у Казахстана. Армия РУ при этом в несколько раз больше казахстанской, даже если брать количество военных на душу населения, а не в абсолютных числах. Видимо, на этом основании Узбекистан не оставляет надежды называться региональным лидером.

На протяжении многих лет Узбекистан придерживается любопытной политики в международной сфере — вступает во все возможные союзы и затем разваливает их изнутри, затягивая принятие каких бы то ни было решений. В конце концов таким поведением Ташкент испортил отношения не только с соседями, с которыми ему есть что делить — Таджикистаном и Киргизией, — но и со всеми вообще.

Сегодня все гадают, чем вызвано явное потепление отношений между Казахстаном и Узбекистаном. Московские политологи в унисон говорят, что Узбекистан, мол, возвращается, соглашаясь стать членом российско-казахско-узбекского триумвирата. Между тем даже если политологам это уверенно сообщили в Кремле, это может по сути ничего не значить. Потому что перед нами, скажем так, своеобразная страна.           

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?