Стремление к миру

Медиация очень эффективна там, где невозможно урегулировать конфликт, следуя только букве закона, полагает юрист Андрей Тындик

Стремление к миру

В Казахстане активно обсуждаются перспективы института медиации, призванного разрешать  конфликты в досудебном порядке. При этом первые попытки решить споры с помощью медиаторов не привели к качественному результату. Известный петербургский адвокат Андрей Тындик, представляющий интересы Юридической конторы Гессена, рассказал ExpertOnline.kz, чем медиация отличается от прочих форм досудебных разбирательств и как она помогает в решении экономических споров между субъектами разных государств.

- Медиация – новейшее явление для юриспруденции постсоветских стран, да и в других государствах этот институт стал применяться лишь недавно. Медиация – это альтернативное судопроизводство, способ урегулирования спора конфликтующими сторонами с активным участием посредника – медиатора. Как известно, в западных странах отправление правосудия – занятие затратное для всех участников спорных конфликтов. Помимо финансовых издержек, существуют также колоссальные временные и имиджевые потери.

Использование института медиации – хороший альтернативный способ досудебного разбирательства: посредники помогут разрешить условный конфликт интересов гораздо быстрее и существенно дешевле, нежели «традиционные» судебные инстанции. Постепенный рост заинтересованности в медиаторах привел к тому, что во многих странах уже существуют профессиональные объединения медиаторов, устоявшаяся практика разбирательств. Многие крупные корпорации создают медиативные отделы, чтобы разрешать внутренние конфликты, прежде всего между работодателем и сотрудниками.

Но если на Западе популярность медиации зиждется во многом именно на том, что этим методом дешевле разрешить спор, то, к примеру, в странах ЕврАзЭС, где судебные издержки все же не столь велики, к медиации прибегают по другим причинам.

- Но чем медиация отличается от других форм досудебного урегулирования спора?

- Юристы конфликтующих сторон могут предложить участникам спора подписать мировое соглашение. Но такое соглашение подписывается в редких случаях - когда стороны не заинтересованы в эскалации конфликта. В других случаях юристы,  которые представляют каждую из сторон, зачастую не заинтересованы в том, чтобы спор был завершен до суда. Будем честны: среди профессиональных участников споров желание, чтобы дело перешло в судебную стадию, превалирует над возможностью закончить конфликт быстро и мирно. Юристы с трудом понимают необходимость института медиации и зачастую не заинтересованы, чтобы спор был завершен в досудебном порядке.

У профессионального медиатора совсем иное отношение к предмету спора. Он не специалист в области права, он специалист в области конфликтологии, имеющий соответствующие навыки, прошедший соответствующее обучение. Задача медиатора – урегулировать спор по существу, и он совершенно не заинтересован в том, чтобы конфликт продолжался длительное время.

Важно понимать, что медиативные институты урегулируют конфликты, в том числе с точки зрения морали и нравственности, обыкновений делового оборота, если речь идет о корпоративных спорах. Медиация очень эффективна там, где невозможно урегулировать конфликт, следуя только букве закона. Без медиатора это будет бесконечное противостояние: сторонам не поставить точку в споре, он будет только трансформироваться и истощать участников конфликта. Корпорации дорожат репутацией, своими активами, своими брендами, мирным фоном существования, чтобы не помешать, к примеру, инвестиционным проектам, и длительная борьба никому не нужна.

- Как уберечь медиатора от возможных обвинений в аффилированности к тому или другому участнику спора? 

- Медиатор по определению независимая фигура по отношению ко всем конфликтующим сторонам. Первый способ уберечься от подобных обвинений – медиатор должен быть уважаемым и авторитетным человеком в той профессиональной среде, в которой он разбирает конфликты. Важно, чтобы медиатор был специалистом в конкретной области, в которой разрешает спор. Профильность отрасли, где развивается конфликт, предполагает наличие, скорее, не юридических знаний, а понимания стандартов работы в конкретном сегменте. Другое дело - что медиатор всегда может привлечь к проекту юридических консультантов, если ему это требуется. 

- Решение медиатора – истина в конечной инстанции? Может ли участник спора, недовольный вынесенным решением, подать иск в «традиционный» суд?

- Гипотетически такая возможность есть. Но здесь следует учитывать тот факт, что если спор разрешается в медиативном поле - значит, его участники принимают правила медиации и подтверждают, что достигнутое соглашение подлежит исполнению. Ведь каждая из сторон заключает с медиатором соответствующее соглашение, документ юридического свойства. Представьте: обратились два бизнесмена к медиатору, подтвердили желание исполнять его решение, и вдруг одна из сторон отказывается от достигнутых договоренностей. Это серьезный репутационный ущерб, который зачастую несет для бизнеса даже большие негативные последствия, нежели исполнение судебного акта.

- Где еще может быть использован институт медиации, помимо корпоративного права?

-  Семейное право - этот сегмент в других странах исключительно медиативен. Это логично: нельзя урегулировать семейные споры в судах. Брак распадается, все перерастает в психоэмоциональный конфликт высокой сложности, где здравый смысл уходит на задний план, а участники конфликта общаются исключительно на эмоциях. Поэтому участие медиатора могло бы сгладить крайне эмоциональные и личностные споры.  Трудовые споры очень интересны для применения медиативных технологий. Кроме того, медиаторы могут взять на себя посредническую миссию в общении между собой компаний и государства - в случае, если речь идет о государственном заказе. Ведь в этом сегменте зачастую недоразумения возникают не в силу наличия нарушений, но из-за стены непонимания между государственным заказчиком и частным поставщиком.

-  Как институт медиации может проявить себя в интеграционных государственных объединениях, к примеру - в ЕврАзЭС и Таможенном союзе?

-  В рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза медиаторы тоже способны помочь в разрешении конфликтов. В настоящее время часто возникают вопросы с подсудностью дел в случае, если конфликтуют два субъекта хозяйственного права из разных государств. Нужно ориентироваться в национальном судопроизводстве, вести дополнительные переговоры, инвестировать средства в ведение судебных дел на территории другой страны. А медиатор поможет разрешить конфликт гораздо меньшими усилиями. И, что важно, его репутация в случае рассмотрения корпоративного спора вообще не пострадает. К примеру, медиатор из России разрешит спор бизнесменов из Кыргызстана и Казахстана -  какие тут могут быть мнения о возможной предвзятости? Казахстанские компании могут привлекать в качестве медиаторов представителей той же России. Или обратная история: два спорщика из России всегда могут пригласить медиатора из Казахстана.

Развиваться этот институт будет активно, в том числе, в свете вступления России и предстоящего вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Роль организаторов медиативного процесса, вероятно, могли бы взять на себя наднациональные органы ЕврАзЭС, Таможенного союза, других интеграционных объединений. Приходят иностранные инвесторы, мы расширяем торговые взаимоотношения с другими странами, в которых медиация – востребованный инструмент, и мы по определению должны быть готовы к разрешению конфликтов подобным методом. Поэтому заинтересованность в медиации возрастет в разы, и нам нужно быть к этому готовыми. Законодательную базу, практикующие ассоциации – институт медиации требуется развивать постоянно.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности