Нефть раздора

Напряжение на переговорах между Багдадом и курдами о дележе доходов от продажи нефти нарастает

Нефть раздора

Строительство трубопровода, который свяжет иракский Курдистан с Турцией, близится к завершению. Совсем скоро по нему потечет черное золото. Инженеры готовятся к открытию нефтепровода, но вопрос дележа доходов от продажи нефти между федеральным и региональным правительствами до сих пор не решен. Главное достояние курдов уже давно превратилась в нефть раздора между Багдадом и Эрбилем, столицей Курдского района Ирака (КРИ), как официально называется территория проживания курдов в Ираке или, как его чаще называют, Иракского Курдистана. 

Курдистанскую нефть нередко называют «шампанским Курдистана». Она, по словам Джо Стайна, нефтяника из Техаса, который работает в турецко-китайской компании, разрабатывающей очень крупное месторождение Так-Так, очень высокого качества. Ее с удовольствием берут нефтеперерабатывающие заводы и часто называют «золотой».

Углеводороды, главное богатство Иракского Курдистана, быстро преображают этот стратегически важный уголок Ближнего Востока, расположенный на северо-востоке Ирака. Причем происходит это в самый разгар драматических перемен и большого насилия как повсеместно в самом Ираке, где в мае установлен семилетний антирекорд по числу жертв терактов – 1000 человек, так и в соседней Сирии, где кровь тоже льется рекой.

Запасы нефти в иракском Курдистане оцениваются в 45 млрд баррелей и считаются четвертыми на планете. Кроме черного золота, в Курдистане много золота и голубого. Природного газа, утверждают специалисты, хватит лет на сто. Неудивительно, что, обладая такими природными богатствами, региональное правительство Курдистана стало серьезным игроком в этом геологически очень привлекательном, но политически очень нестабильном регионе.

Одних лозунгов мало

До окончания строительства нового нефтепровода, который свяжет месторождение Так-Так с Фишхабуром на границе с Турцией, остались считанные дни. Совсем скоро в Турцию из Так-Така будет уходить 300 тыс. баррелей нефти в сутки. К 2015 году пропускную способность нефтепровода намечено повысить до 1 млн баррелей в сутки, а к 2019 – до 2 млн.

Нефтепровод построен без одобрения федерального центра, который  яростно спорит со своим богатым нефтью автономным районом о трактовке конституции Ирака и дележе доходов от нефти. Конституция 2005 года дала Курдистану не только собственное правительство, но и беспрецедентный уровень автономии.

«Дележ богатств является главным орудием власти, - считает министр природных ресурсов Курдистана Ашти Хаврами.- Не выполняя конституцию, Багдад провоцирует нестабильность в стране и в конечном итоге ее распад. Мы можем выжить только при условии развития собственной экономики. Одних лозунгов о демократии недостаточно».

В процветающем ныне Эрбиле жалуются на диктаторские замашки иракского премьер-министра Нури аль-Малики. Учитывая, какую долю от населения всего Ирака составляют курды, они вправе рассчитывать на 17% природных богатств страны. Региональное правительство предлагает отчислять центру 83% из денег, полученных от продажи нефти, но центр такой дележ не устраивает. Багдад, в свою очередь, тоже обвиняет Эбриль в несоблюдении конституции, сепаратизме и отказывается признавать контракты, заключенные региональным правительством напрямую с зарубежными нефтяными компаниями.

Вопрос с дележом доходов от нефти - главный, но далеко не единственный в напряженных отношениях между Багдадом и Эрбилем. Курды никак не могут договориться с центральным правительством об оплате Багдадом вооруженных сил КРИ - пешмерги, выплате компенсаций жертвам геноцида Саддама Хусейна, прояснении статуса спорных районов, в частности - Киркука, откуда курды были фактически изгнаны.

С вводом в строй нефтепровода у курдов появится новое мощное оружие в горячих и бесплодных спорах с центром. Нефть они продавали и раньше, но тогда ее было немного, до 100 тыс. баррелей в сутки, и шла она по нефтепроводам, принадлежащим Багдаду. Правительство всегда могло закрыть их для курдистанской нефти и нередко пользовалось этой угрозой, чтобы надавить на КРИ.

Нельзя сказать, что Багдад изначально настроен на конфронтацию. Конечно, в правительстве хотят нормализовать отношения с курдами, но уж очень велика цена вопроса.  Желая уладить противоречия, неделю назад в Эрбиль впервые за два последних года приезжал премьер Малики. Однако его переговоры с президентом Курдистана Масудом Барзани вновь закончились ничем и носили в основном символический характер.

Эрбиль сейчас считается в нефтяном мире столицей геолого-разведочных работ. В барах многозвездных отелей, которые растут там, как грибы после дождя, можно услышать обсуждение нефти и сделок на разных языках. Так-Так, например, осваивают совместно турецкая энергетическая компания Genel и китайская Sinopec. Они так же, как другие нефтяные гиганты - Exxon Mobil, Chevron, Total, «Газпром» - решились подписать соглашения на разведку и разработку месторождений с курдами напрямую, минуя федеральное правительство в Багдаде. Курды объясняют, что подписывать контракты напрямую стали потому, что иракский парламент до сих пор не принял закон о нефти, который будет регулировать все, что связано с ее добычей, транспортировкой и продажей.

Центру такое положение вещей, конечно, не нравится. Багдад не признает контракты, подписанные курдами без одобрения центрального Министерства нефтяной промышленности Ирака, и угрожает зарубежным нефтяникам всяческими наказаниями. К примеру, исключает зарубежных нефтяников, подписавших контракты с курдами, из тендеров по добыче нефти на территории остального Ирака. Однако угрозы мало на кого действуют. Порядка 50 крупных и средних компаний уже вложили в Курдистан свыше 20 млрд долларов.

Складывается впечатление, что в переговорах с неуступчивым Багдадом перевес на стороне курдов. Однако если Малики будет и дальше упрямиться, то курды, которые и так являются сейчас полунезависимым образованием, готовы выйти из состава Ирака. По крайней мере - прожить без Багдада они с вводом в действие нефтепровода смогут без особых проблем. Конечно, в Эрбиле мечтают о независимости, но воевать из-за нее не намерены. В этом нет необходимости. В Курдистане уверены, что Ирак медленно распадается сам.

Поскольку с Багдадом договориться не удается, курды ищут партнеров в других местах. К примеру, хорошую возможность заработать предоставляет им Турция. Заработать на той самой нефти, которая может стать катализатором распада страны. В Эрбиле любят говорить, что если не будет согласия по нефти, то не будет и самого Ирака. Нефть, говорят сами курды, может принести им благосостояние, но может стать и проклятием. Восемь десятилетий, с момента открытия первого нефтяного месторождения в районе Киркука в 1927 году, она была источником не только доходов, но и немалых бед. Сейчас в Эрбиле надеются сломать традицию и сделать так, чтобы черное золото служило только на благо Курдистана.

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор