Нефть раздора

Напряжение на переговорах между Багдадом и курдами о дележе доходов от продажи нефти нарастает

Нефть раздора

Строительство трубопровода, который свяжет иракский Курдистан с Турцией, близится к завершению. Совсем скоро по нему потечет черное золото. Инженеры готовятся к открытию нефтепровода, но вопрос дележа доходов от продажи нефти между федеральным и региональным правительствами до сих пор не решен. Главное достояние курдов уже давно превратилась в нефть раздора между Багдадом и Эрбилем, столицей Курдского района Ирака (КРИ), как официально называется территория проживания курдов в Ираке или, как его чаще называют, Иракского Курдистана. 

Курдистанскую нефть нередко называют «шампанским Курдистана». Она, по словам Джо Стайна, нефтяника из Техаса, который работает в турецко-китайской компании, разрабатывающей очень крупное месторождение Так-Так, очень высокого качества. Ее с удовольствием берут нефтеперерабатывающие заводы и часто называют «золотой».

Углеводороды, главное богатство Иракского Курдистана, быстро преображают этот стратегически важный уголок Ближнего Востока, расположенный на северо-востоке Ирака. Причем происходит это в самый разгар драматических перемен и большого насилия как повсеместно в самом Ираке, где в мае установлен семилетний антирекорд по числу жертв терактов – 1000 человек, так и в соседней Сирии, где кровь тоже льется рекой.

Запасы нефти в иракском Курдистане оцениваются в 45 млрд баррелей и считаются четвертыми на планете. Кроме черного золота, в Курдистане много золота и голубого. Природного газа, утверждают специалисты, хватит лет на сто. Неудивительно, что, обладая такими природными богатствами, региональное правительство Курдистана стало серьезным игроком в этом геологически очень привлекательном, но политически очень нестабильном регионе.

Одних лозунгов мало

До окончания строительства нового нефтепровода, который свяжет месторождение Так-Так с Фишхабуром на границе с Турцией, остались считанные дни. Совсем скоро в Турцию из Так-Така будет уходить 300 тыс. баррелей нефти в сутки. К 2015 году пропускную способность нефтепровода намечено повысить до 1 млн баррелей в сутки, а к 2019 – до 2 млн.

Нефтепровод построен без одобрения федерального центра, который  яростно спорит со своим богатым нефтью автономным районом о трактовке конституции Ирака и дележе доходов от нефти. Конституция 2005 года дала Курдистану не только собственное правительство, но и беспрецедентный уровень автономии.

«Дележ богатств является главным орудием власти, - считает министр природных ресурсов Курдистана Ашти Хаврами.- Не выполняя конституцию, Багдад провоцирует нестабильность в стране и в конечном итоге ее распад. Мы можем выжить только при условии развития собственной экономики. Одних лозунгов о демократии недостаточно».

В процветающем ныне Эрбиле жалуются на диктаторские замашки иракского премьер-министра Нури аль-Малики. Учитывая, какую долю от населения всего Ирака составляют курды, они вправе рассчитывать на 17% природных богатств страны. Региональное правительство предлагает отчислять центру 83% из денег, полученных от продажи нефти, но центр такой дележ не устраивает. Багдад, в свою очередь, тоже обвиняет Эбриль в несоблюдении конституции, сепаратизме и отказывается признавать контракты, заключенные региональным правительством напрямую с зарубежными нефтяными компаниями.

Вопрос с дележом доходов от нефти - главный, но далеко не единственный в напряженных отношениях между Багдадом и Эрбилем. Курды никак не могут договориться с центральным правительством об оплате Багдадом вооруженных сил КРИ - пешмерги, выплате компенсаций жертвам геноцида Саддама Хусейна, прояснении статуса спорных районов, в частности - Киркука, откуда курды были фактически изгнаны.

С вводом в строй нефтепровода у курдов появится новое мощное оружие в горячих и бесплодных спорах с центром. Нефть они продавали и раньше, но тогда ее было немного, до 100 тыс. баррелей в сутки, и шла она по нефтепроводам, принадлежащим Багдаду. Правительство всегда могло закрыть их для курдистанской нефти и нередко пользовалось этой угрозой, чтобы надавить на КРИ.

Нельзя сказать, что Багдад изначально настроен на конфронтацию. Конечно, в правительстве хотят нормализовать отношения с курдами, но уж очень велика цена вопроса.  Желая уладить противоречия, неделю назад в Эрбиль впервые за два последних года приезжал премьер Малики. Однако его переговоры с президентом Курдистана Масудом Барзани вновь закончились ничем и носили в основном символический характер.

Эрбиль сейчас считается в нефтяном мире столицей геолого-разведочных работ. В барах многозвездных отелей, которые растут там, как грибы после дождя, можно услышать обсуждение нефти и сделок на разных языках. Так-Так, например, осваивают совместно турецкая энергетическая компания Genel и китайская Sinopec. Они так же, как другие нефтяные гиганты - Exxon Mobil, Chevron, Total, «Газпром» - решились подписать соглашения на разведку и разработку месторождений с курдами напрямую, минуя федеральное правительство в Багдаде. Курды объясняют, что подписывать контракты напрямую стали потому, что иракский парламент до сих пор не принял закон о нефти, который будет регулировать все, что связано с ее добычей, транспортировкой и продажей.

Центру такое положение вещей, конечно, не нравится. Багдад не признает контракты, подписанные курдами без одобрения центрального Министерства нефтяной промышленности Ирака, и угрожает зарубежным нефтяникам всяческими наказаниями. К примеру, исключает зарубежных нефтяников, подписавших контракты с курдами, из тендеров по добыче нефти на территории остального Ирака. Однако угрозы мало на кого действуют. Порядка 50 крупных и средних компаний уже вложили в Курдистан свыше 20 млрд долларов.

Складывается впечатление, что в переговорах с неуступчивым Багдадом перевес на стороне курдов. Однако если Малики будет и дальше упрямиться, то курды, которые и так являются сейчас полунезависимым образованием, готовы выйти из состава Ирака. По крайней мере - прожить без Багдада они с вводом в действие нефтепровода смогут без особых проблем. Конечно, в Эрбиле мечтают о независимости, но воевать из-за нее не намерены. В этом нет необходимости. В Курдистане уверены, что Ирак медленно распадается сам.

Поскольку с Багдадом договориться не удается, курды ищут партнеров в других местах. К примеру, хорошую возможность заработать предоставляет им Турция. Заработать на той самой нефти, которая может стать катализатором распада страны. В Эрбиле любят говорить, что если не будет согласия по нефти, то не будет и самого Ирака. Нефть, говорят сами курды, может принести им благосостояние, но может стать и проклятием. Восемь десятилетий, с момента открытия первого нефтяного месторождения в районе Киркука в 1927 году, она была источником не только доходов, но и немалых бед. Сейчас в Эрбиле надеются сломать традицию и сделать так, чтобы черное золото служило только на благо Курдистана.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее