ТАКСИМетричная атака

ТАКСИМетричная атака

Можно по-разному относиться к так называемому восточному пробуждению, приведшему к краху нескольких арабских диктатур и срикошетившему в Турции. Интереснее понять, что же случилось с покорными народами, десятилетиями терпевшими одного правителя, возведенного в ранг живого Бога. На Востоке всегда было принято исходить из божественного начала власти и воспринимать любой бунт против нее как нечто недопустимое или даже греховное. Да и психология восточных автократов, узурпировавших власть и заигрывавших с такими тонкими матерями, как религиозное сознание, всегда находила понимание у агрессивного послушного большинства многих стран с преимущественно мусульманским населением.

Но в какой-то момент эта конструкция должна была разрушиться. Тунис, Египет, Ливия, Йемен. Непривычная картина массовых выступлений, где даже женщины играли не последнюю роль, общий фон «арабской весны» так не вписывались в привычную галерею образов восточных деспотий. Начавшись с самосожжения тунисского продавца Мухаммеда Буазизи, пламя восточного освобождения быстро перекинулось на соседние государства. Принесло ли оно истинную демократию в страны, где были скинуты диктаторы? И какие плоды даст «арабская весна» в будущем?

Это дискуссионные вопросы. Кто-то уверен, что все страны, пережившие революции, погрузились в хаос. Правда, Тунис медленно, но верно идет по пути выстраивания  государства нового образца, в Египте авторитарные замашки президента Мурси получили резкий отпор возмущенных горожан, В Ливии впервые за 40 лет появились независимые СМИ.

Бесспорно, становление новых государств не могло пройти без потрясений, да и станут ли эти государства демократиями, пока сложно судить. Ведь тонкая грань между демократическим правлением и анархией на Востоке часто бывает перейдена. Пример Кыргызстана, медленно опускающегося на дно, яркое тому подтверждение. Но почему, несмотря на все разговоры о стабильности, вставании с колен и особом пути, все это не останавливает толпы возмущенных граждан, выражающих авторитарной власти свой протест.

Пример Турции более показателен, так как уровень жизни в этом государстве несопоставим, например, с египетским, да и уровень свобод, которые имеют  турки, не может идти ни в какое сравнение с  Ливией периода правления Каддафи. Но и тут конструкция дала трещину. Новые медиа, социальные сети и появление на Востоке так называемого креативного класса постепенно начинают размывать привычные формы государственного устройства. Стабильность уже не есть благо, ибо на кладбище тоже всегда стабильно.

Молодые турки, выходящие на защиту парка Гези, это люди, которые чувствуют, что так жить нельзя. Они больше не могут молчать. Новое время требует решительных действий от людей, которые хотят менять свою страну. Эрдоган закрыл одну форточку, другую, а потом решил закрыть все окна, и тогда турки начали говорить, что им это не нравится.

Чрезмерное влияние религии на основы светского турецкого государства сначала нашло отражение в тихом протесте молодых турецких парочек, демонстративно целующихся под камерами видеонаблюдения. Затем премьер-министру предложили меньше навязывать исламские ценности, а больше работать над укреплением демократии и экономики. Эрдоган не захотел услышать требования собственных граждан, не стал прислушиваться к словам представителей международной организации «Репортеры без границ», призывавших освободить свыше 40 журналистов, томящихся в турецких тюрьмах, проигнорировал рекомендации Human Rights Watch дать больше свободы своим согражданам.

Эрдоган наступил на те же грабли, на которые наступают все авторитарные правители: в какой-то момент они, уверенные в собственной непогрешимости и правильности всех своих действий,  перестают адекватно оценивать ситуацию,. Поэтому турецкий премьер-министр считает, что выступления против него организовала Пятая колона, во всем виден след злобных третьих сил.

Это удивительная особенность автократов: они настолько не уважают собственные народы, что не могут поверить, будто без «печенья от Госдепа» люди могут сами выйти на площадь и сказать: «Мы устали»! Но, оказывается, люди устают - от навязанной стабильности и инертности власти, от отсутствия динамики, от набивших оскомину банальных истин, от декларируемого государством морального кодекса. Устают от того, что власти хотят контролировать все аспекты их жизни,  начиная с того, с кем они спят, заканчивая тем, что они читают и как думают.

Восточное пробуждение продемонстрировало одну важную вещь: в современном мире люди все меньше принимают на веру обещания политиков, не подкрепленные реальными делами, они хотят действий. Пропаганда срабатывает все хуже и хуже, крах авторитарных моделей демонстрирует, что, так или иначе, но все даже считавшиеся весьма покорными народы начинают выбирать Свободу как высшую ценность своего земного существования.

Это происходит крайне медленно, но сам ход истории продемонстрировал, что автократии и диктатуры жизнеспособны только на очень коротком историческом отрезке, а либеральная демократическая власть, несмотря на любые испытания кризисами и мультикультуральными вызовами, в конечном итоге оказывается более надежным политическим механизмом. Поэтому Эрдоган может накрыть толпы протестующих слезоточивым газом, называть всех, выступивших против него, террористами и клеймить позором, но, кажется, главное сражение в своей политической карьере он проиграл. Это сражение со временем. Мир делает ставку на людей с современным мышлением, а не апеллирует к рабочим и крестьянам - тому электорату, на который надеются автократы. 

Поэтому восточное пробуждение и турецкая весна - повод задуматься и многим постсоветским лидерам о том, что если они будут пренебрегать общественным мнением и продолжать пение старых песен о стабильности, они рискуют, как и Эрдоган, впасть в полную уверенность по поводу своей непогрешимости. Именно эта уверенность и погубила многих автократов и диктаторов, которых смела «арабская весна». Забронзоветь - легко, когда ты у власти десятки лет, начать меняться - куда сложнее. Смогут ли это сделать политики, схожие по стилю правления с Эрдоганом? Именно этот крайне актуальный вопрос и поставило перед многими лидерами турецкое пробуждение, и Казахстан здесь не является исключением.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?