Пора что-то делать

Реформа биржевого рынка позволит Казахстану сохранить и развить рынок ценных бумаг

Пора что-то делать

Сколько я работаю на фондовом рынке Республики Казахстан — а мой профессиональный опыт составляет более 10 лет — постоянно идут разговоры о развитии казахстанского рынка ценных бумаг (РЦБ). К сожалению, этого до сих пор не удалось сделать, и здесь не нужно приводить каких-то цифр в виде аргументов, все и так всем понятно. Листинг акций Казахстанской фондовой биржи (КФБ, KASE) — это девять не самых ликвидных компаний, рынок облигаций наводнен низкокачественными инструментами, тогда как рынок государственных ценных бумаг дает доходность ниже уровня инфляции. Фондовый рынок Казахстана должен перераспределять капитал из финансового в реальный сектор экономики, но такая мысль даже не приходит сейчас в голову руководителям предприятий — конечно, если говорить в масштабах всей экономики, а не эмитентов, которые давно ведут эмиссионную деятельность на KASE. Но ведь решения для развития РЦБ все-таки есть, даже несмотря на то, что сейчас не лучшее время для каких-либо реформ.

 Инвестиции в инфраструктуру, а не в ценные бумаги

Всем известно, что доходы биржи складываются в основном из комиссий, которые она взимает за организацию торгов и проведение сделок. Основная же часть расходов приходится на содержание немногочисленного персонала и инфраструктуры, которые и формируют основной доход. Помимо этих операционных расходов, которые по своему характеру являются небольшими, особенно у успешных бирж, каких-либо других издержек просто нет. Ограниченные риски говорят о том, что деятельность биржи не особо страдает даже в кризисные периоды, поскольку она не несет каких-либо серьезных балансовых или внебалансовых обязательств. Именно по этой причине можно сделать вывод, что КФБ не требуется большого объема активов и, в частности, ей не нужно сохранять существенный остаток свободной наличности в виде денежных средств и ценных бумаг, как это происходит, например, сейчас, да и вообще долгое время (см. графики). Биржа — это в первую очередь инфраструктура, передовое программное обеспечение и документация по организации торгов. По сути, вся получаемая чистая прибыль КФБ должна инвестироваться в развитие этих трех составляющих. Даже если рассмотреть такой радикальный вариант, что у биржи на балансе не останется ни ценных бумаг, ни свободного остатка наличности, она совершенно спокойно может продолжать свою деятельность, получая комиссии от сделок и вновь накапливать остаток денег, но, конечно же, при условии сохранения ее прибыльности на положительном отрезке времени.

Вообще говоря, мало экономических величин, которые показывают хорошую устойчивую корреляцию между собой, но экономисты давно доказали, что конкретно между ростом капитальных инвестиций и ростом выручки имеется сильная связь. Это в особенности касается деятельности бирж. Казахстанская фондовая биржа желает, чтобы комиссии росли; тогда для этого необходимо совершать выверенные капитальные затраты на постоянной основе: на развитие инфраструктуры, программного обеспечения, повышение квалификации персонала. Чем больше инвестиции, тем выше рост комиссий. В совет директоров должны входить люди, обладающие мировым опытом организации торгов, в отделах должны быть еще и профессионалы, имеющие опыт выработки и внедрения передовых информационных технологий. Но так ли сейчас обстоят дела?

Здание такое, что глаз не оторвать

Были ли вы когда-нибудь в букмекерской конторе «Олимп»? Если нет, вам как человеку, изыскивающему варианты развития Казахстанской фондовой биржи, следовало бы туда зайти; вы будете удивлены хорошим интерьером, широким выбором ставок, программным обеспечением, сервисом, удачностью расположения этих заведений, ну и, самое главное, количеством людей, которые посещают его. Как бы парадоксально это ни прозвучало, KASE могла бы создать конкуренцию подобного рода организациям для привлечения спекулятивно настроенных людей. Представьте себе ситуацию, когда вы едете по проспекту Аль-Фараби и, подъезжая к улице Фурманова, видите с правой стороны отдельно стоящее современное, свое собственное здание Казахстанской фондовой биржи, претендующее в будущем стать историческим объектом города; большой экран с котировками, которые показывают результаты торгов акциями и облигациями на KASE за прошедший день. «Простые акции Казахтелекома выросли на 10%», «Простые акции Казкоммерцбанка выросли на 5%», «Объявляется открытым размещение еврооблигаций АО «НК «КазМунайГаз» — и все в таком же духе говорит о том, что Алматы действительно является деловым финансовым центром Казахстана. Хотите вы того или нет, эти цифры цепляют ваш взгляд. Может быть, вы проедете мимо на своем автомобиле в первый раз и даже во второй, но в третий раз, стоя в пробке, будучи человеком спекулятивно настроенным, решите посетить биржу и сделаете это. Конечно же, сама биржа не работает напрямую с физическими и юридическими лицами — для этого есть определенные посредники. Но чтобы не получилось так, что вы, как потенциальный клиент, пришли и услышали подобный ответ, на первом этаже биржи было бы неплохо разместить представителей брокеров, готовых дать вам необходимую консультацию, открыть счет, а возможно, даже на месте осуществить торги, скажем, в специально отведенном зале. Одним словом, не отпустить вас. Принцип построения можно взять из опыта аэропортов, в здании которых находится множество представителей авиакомпаний, которые занимают небольшие комнаты, но оказывают необходимые услуги консультационного характера, поддержку клиентов, попавших в сложную ситуацию, ну и собственно продажу билетов.

Для чего это необходимо сделать? А для того, чтобы большинство людей — естественно, не обладающих какими-то специальными знаниями, не ушли от вас, не успев зайти на биржу. Ведь для того, чтобы сделать ставку в «Олимпе», вам не нужно ехать в офис местного брокера где-нибудь в центре, открывать счет и лишь после этого осуществить ваше светлое намерение разбогатеть. Все должно быть просто и понятно для людей.

Чтобы заинтересовать брокеров выкупать такие небольшие площади (комнаты) в здании Казахстанской фондовой биржи, можно внести в эту систему определенный элемент торга. Стоимость таких комнаток можно котировать на KASE, выставляя бид и офер соответственно на покупку и продажу таких помещений, где маркетмейкером может выступать сама биржа. Дело это очень перспективное. Очевидно, что по мере увеличения фондового рынка Казахстана стоимость этих площадей будет расти, как растут акции преуспевающих компаний в период бурного роста. За брокерскими организациями стоят профессионалы, умеющие считать потенциальную прибыль и обладающие необходимым денежным ресурсом. Мне представляется, что эта идея заинтересует их даже сейчас, когда перспективы KASE еще не рассматриваются серьезно бизнесменами из частного сектора. И, конечно, не забываем про парковочные места…

А теперь стимулируем предложение

Естественно, ничего нельзя сделать, стимулируя только спрос на ценные бумаги (как было отмечено ранее — со стороны спекулятивно настроенных сограждан). Люди должны приходить на KASE, чтобы купить финансовые инструменты и, соответственно, получать то, что они желают. К сожалению, на бирже всегда присутствовал замкнутый круг: инвесторы не приходили, потому что не могли купить то, что хотели, а новые эмитенты, которые могли бы предложить свои ценные бумаги, не выходят на KASE, потому что нет инвесторов. Не так давно анонсированная государственная программа «Народного IPO» призвана разорвать этот порочный круг (на самом деле было заявлено множество целей этой программы, но хочется верить, что развитие РЦБ Казахстана является не то что основной, а единственной целью). Однако у нее есть явные недостатки, и главный из них — то, что процесс размещения десяти государственных компаний растянут на очень длительное время — до 2015 года. Проблема же слабого роста РЦБ является давней и, по моему мнению, должна быть решена безотлагательно. Акции заявленных к размещению компаний должны быть предложены все и сразу! Именно так. Должен быть постоянный и массированный офер бумаг, а не размещение выпусков раз в полгода. Сравните два слогана: «Казахстан размещает акции «КазТрансОйл» и «Казахстан размещает акции 10 крупнейших государственных компаний». Какой из них создает ажиотаж? Да, Казахстан, конечно же, не сразу найдет покупателей на все выпуски в полном объеме, но появится постоянное предложение этих ценных бумаг, и тогда спекулятивно настроенные люди, которые рано или поздно планируют посетить KASE, приходят, получают выбор и покупают предлагаемые акции. Может быть — часть из них, может быть — акции сразу всех компаний, предлагаемых к размещению. И для существенного повышения активности не нужно 100 тыс. человек со всей республики, здесь достаточно и 1000 спекулянтов из одного лишь Алматы, которые будут вести постоянную торговлю. Скажете мало? Но ведь сейчас на KASE каждым конкретным выпуском торгуют не более 5–50 субъектов; в лучшее время, в начале 2007 года, количество постоянно торгующих на бирже субъектов каждый конкретный день уж точно не дотягивало даже близко до 1000. Хотя могу ошибаться. Ну и напоследок надо спросить: какие доходы получают букмекерские конторы даже не в Казахстане, а только в одном Алматы? Уверен, вас удивит эта цифра, и уже, наверное, не будет казаться все таким бесперспективным, даже в масштабах привлечения инвесторов на KASE только в Алматы.

Что теряет Казахстан от одномоментного предложения акций крупных государственных компаний? По сути, ничего. Можно было привести сейчас множество аргументов, но предлагаю просто сесть и подумать. Надо понять в первую очередь, что является целью программы «Народного IPO». Она до сих пор не сформулирована четко. Если целью является все-таки развитие рынка ценных бумаг, то надо сделать именно так, как написано выше: предложить к покупке акции сразу всех заявленных государственных компаний, ну или хотя бы не тянуть с этим. Сначала местному населению, а затем — остальным. В будущем развитый фондовый рынок принесет неоценимые плоды для экономики Казахстана и существенно поможет в деле становления диверсификации в Казахстане. Доводов и аргументов по этой избитой теме не привожу специально, чтобы не перегружать это… (наверное, все-таки) программное заявление, которое, как изначально предполагалось, должно выглядеть легким и понятным.

Почему не нужно продавать акции государственных компаний в рамках программы «Народного IPO» пенсионным фондам? Имея в прошлом опыт работы в пенсионном фонде, могу сказать, что этот класс инвесторов не создает ликвидность и биржевую активность, а только уничтожает эти два важных параметра, сводя все потуги по развитию РЦБ в конечном счете к нулю. Здесь лежит самый обыкновенный расчет. Активы в управлении самого небольшого пенсионного фонда в Казахстане составляют не менее 75 млрд тенге, самого крупного — 1,1 трлн тенге, общие пенсионные активы — почти 3,3 трлн тенге. Максимум, что могут пенсионные фонды (если им разрешат) — инвестировать в акции государственной компании — участника программы «Народного IPO», условно сумму не более 500 млн тенге, которая с точки зрения получения доходов является несущественной для каждого конкретного пенсионного фонда. Будут ли они продавать то, что купили, или активно спекулировать в таком случае? Конечно нет! Экономически нецелесообразно осуществлять сделки на KASE по 10 млн тенге в день, имея в активах несколько десятков миллиардов (люди с опытом торговли поймут) и сложный ежедневный документооборот по другим финансовым инструментам (облигациям). Захотят ли они увеличить долю в данных акциях, чтобы те начали приносить ощутимый доход? Скорее всего да, скупая весь фрифлоут. Дай им волю, и два-три пенсионных фонда могут забрать все эмиссии на себя.

А вот западных инвесторов в список потенциальных инвесторов включить просто необходимо. Они обладают знаниями, опытом торговли, склонны к риску (причем каждый в разной степени, что является преимуществом). Я думаю, что если бы Казахстан предложил акции сразу всех крупных госкомпаний, заявленных к продаже, широкому кругу инвесторов, не ограничиваясь своей страной, но только через покупку на KASE (а не через листинг на западных биржах), то об этом написали бы в передовицах газет, которые попадают на Wall Street. Есть риск, что западные фонды портфельных инвестиций начнут скупать все, что им предложат? В таком случае можно установить, скажем, законодательное ограничение на владение более 1% акций в государственных компаниях, помимо государства. Одно понятно: для развития казахстанского фондового рынка нужны неординарные решения, в корне меняющие действующую систему организации деятельности.

 С головы

Сугубо по моему личному мнению, принятая сегодня система выбора топ-менеджеров Казахстанской фондовой биржи является чрезмерно закрытой и не дает маневра для качественного совершенствования кадрового потенциала. А ведь сама деятельность любой биржи предполагает постоянный поиск опытных решений, что возможно только в открытых системах.

Сегодняшняя структура акционеров KASE предполагает владение небольшими пакетами акций широким кругом профессиональных казахстанских участников финансового рынка с долей до 8%. Крупная доля сохраняется за Национальным банком Республики Казахстан, но и она не превышает 14%. Кроме того, необходимо понимать, что функции самого Нацбанка сводятся к контролю над инфляцией, а не к развитию биржи. По состоянию на 1 апреля 2013 года акционерами KASE являлись 48 банков и компаний финансового рынка. Достигнуть консенсуса в таких условиях крайне сложно. Структура акционеров KASE напоминает структуру государственного управления СССР, когда вся собственность принадлежала как бы всем (то есть народу), но при этом никому в отдельности, что приводило к снятию какой-либо ответственности за процесс выборности и уже потом — к снижению качества принимаемых решений. Госаппарат в СССР, по сути, не обновлялся, не обновлялись давно и топ-менеджеры Казахстанской фондовой биржи. Ну что может решить и предложить акционер, который держит 2,5% акций от уставного капитала? Ему приходится подстраиваться под мнение большинства. В такой системе, когда на закрытых совещаниях акционеры голосуют ради продвижения своих собственных кандидатов в совет директоров биржи и ее различные комитеты для лоббирования своих собственных интересов, генеральные цели биржи — то, для чего она была создана, теряются. И тем более сложно представить ситуацию, при которой в топ-менеджмент KASE могут попасть какие-то новые специалисты и зарубежные менеджеры со столь необходимым для отечественного фондового рынка опытом работы.

 Стратегия ждет перемен

Сводя все вышесказанное в резюме, необходимо отметить следующее:

1. Денежные средства, получаемые от операционной деятельности Казахстанской фондовой биржи, не должны накапливаться на ее балансе в виде наличности и ценных бумаг.

2. Инвестиции KASE в инфраструктуру, программное обеспечение и персонал должны быть существенно увеличены и осуществляться постоянно. Необходимым выглядит формирование специального комитета по капитальным инвестициям. Целесообразна покупка биржей отдельно стоящего собственного здания на оживленной проезжей улице (лучше проспекта Аль-Фараби места нет), а также наем на ответственные позиции иностранных специалистов с различным опытом организации торгов.

3. Услуги брокеров должны быть представлены в здании фондовой биржи.

4. Акции государственных компаний, размещаемых в рамках программы «Народное IPO», должны быть предложены все сразу.

5. Необходимо исключить пенсионные фонды из списка участников программы «Народное IPO».

6. Доступ для западных инвесторов к государственной программе «Народное IPO» целесообразно открыть, возможно — во второй очереди, после предложения акций населению Казахстана.

7. Система выборов членов совета директоров и комитетов биржи должна быть в корне изменена.

Все семь перечисленных пунктов предполагают кардинальное изменение нынешней стратегии развития Казахстанской фондовой биржи.

* Эксперт в области рынка ценных бумаг. Редакция не во всем согласна с мнением автора статьи.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности