Глухой телефон

После принятия нового закона НЭП «Атамекен» должна стать реальной силой, влияющей на экономическое развитие страны

Глухой телефон

Самой главной новацией законопроекта является обязательное участие казахстанских юридических лиц и предпринимателей в палате. Это означает, что каждый бизнесмен обязан теперь будет состоять в этой организации и платить членские взносы.

Теоретически национальных палат предпринимателей (НПП) в Казахстане, согласно закону, может быть несколько — для получения этого статуса бизнес-ассоциации нужно держать представительства в каждом регионе, Алматы и Астане, а также иметь за спиной опыт аккредитации «в центральных исполнительных органах не менее пяти лет». Однако в действительности, конечно, конкуренту НЭП «Атамекен» взяться попросту неоткуда. Соответственно, после вступления закона в силу казахстанские бизнесмены волей-неволей станут членами именно этой мегаассоциации.

Настроить канал

Предполагается, что таким образом удастся повысить активность предпринимательской среды. «Атамекен» позиционируется как главный канал, через который власти теперь будут общаться с предпринимателями. Причем поскольку все бизнесмены будут являться членами этой ассоциации, к гласу «Атамекена» станут прислушиваться: в президиуме съезда НПП будут заседать три члена правительства. Таким образом, все вопросы, поднимаемые на съезде, окажутся заданными напрямую членам кабинета министров. И решаться они будут не снизу, а сверху: в Казахстане это, похоже, более работоспособная модель.

Пока, несмотря на множество раз сказанные президентом страны с трибун слова о том, что отечественным предпринимателям не следует чинить препятствий, на низовом уровне «палки в колеса» бизнесу вставляются повсеместно. В «Атамекене» приводят такой пример. Земельный кодекс запрещает предоставление земельных участков для строительства без наличия проектов детальной планировки и (или) проектов застройки, выполненных на основании генеральных планов населенного пункта (или их заменяющей схемы развития и застройки населенных пунктов с численностью жителей до пяти тысяч человек), а также проектов районной планировки для межселенных территорий. Однако Местные исполнительные органы ссылаются на отсутствие проектов детальной планировки либо генеральных планов населенного пункта в связи с отсутствием бюджетного финансирования таких мероприятий. «В результате субъекты частного предпринимательства не имеют возможности получить неиспользуемые земельные участки, осуществлять предпринимательскую деятельность, создавать новые рабочие места и платить налоги в бюджет», объясняют в «Атамекене».

Другой пример — оформление документов ТОО в Минюсте, которое требует исключительно личного присутствия. И так далее.

Теперь через «Атамекен» все вопросы такого рода будут решаться сравнительно быстро. Кроме того, никакие новые законопроекты, затрагивающие интересы бизнеса, не будут приниматься без предварительного заключения НПП. Палата также получила функцию мониторинга нормативно-правовых актов (НПА).

Собственно, закон и сегодня обязывает органы государственной власти согласовывать свои документы с ассоциациями — об этом говорит пункт 12–1 статьи 1 закона «О нормативных правовых актах». Но на практике этого не происходит. Большинство решений принимаются без глубокого анализа возможных последствий. Ответные объяснительные записки чиновников аккредитованным ассоциациям скорее похожи на отписки. Теперь же ни одно постановление или приказ не будут изданы без расчета социально-экономических последствий — и заниматься этим будет именно НПП.

Члены «Атамекена» будут входить в дисциплинарные комиссии центральных и местных государственных органов; оценивать корпоративное управление в квазигосударственных компаниях. Палата будет ежегодно предоставлять президенту страны доклад о состоянии бизнес-климата, а правительству и министерствам на регулярной основе — отчеты о соблюдении государственными органами и государственными служащими прав и законных интересов субъектов предпринимательства.

Все это позволяет надеяться, что отношение чиновничества — во всяком случае, к бизнесу — изменится и станет действительно сервисным, то есть таким, каким оно и должно быть.

Докладная на стол президента

Также «Атамекен», похоже, отберет функции обучения и консалтинга предпринимателей у Фонда развития предпринимательства «Даму», да и вообще все нефинансовые инструменты. «Предпринимательские силы в опережающем (по отношению к госструктурам) режиме инициируют наиболее благоприятные для нормальной хозяйственной деятельности проекты решения проблем малого бизнеса, что быстрее позволит судить о том, насколько принятые меры отвечают целям формирования благоприятной предпринимательской среды в стране», обещают создатели закона. По их мнению, то, что палата будет оперативнее реагировать на изменения бизнес-среды, позволит более качественно организовать бизнес-процесс по оказанию поддержки предпринимателям.

Возможно, НПП отберет часть функций и у KAZNEX Invest — по поддержке и продвижению экспорта. Под управление НПП перейдут также специальные экономические и индустриальные зоны (СЭЗ-ИЗ). Сейчас учредителями компаний, управляющими ими, в основном являются областные акиматы. В «Атамекене» считают, что чиновники переносят сюда свой бюрократический опыт, в результате чего результат оказывается нулевым. «Появилась необходимость делегирования функциональных обязанностей по координации деятельности управляющих компаний органу, обладающему достаточной представительностью для защиты интересов предпринимателей»,— уверены в НЭП. В «Атамекене» приводят опыт Турции, где СЭЗ-ИЗ регулируются региональными палатами, государство же контролирует их через утвержденные целевые индикаторы.

Региональные и отраслевые палаты также собираются принимать участие в управлении государственными организациями технического и профессионального образования, в том числе в деятельности Национального совета по подготовке профессионально-технических кадров, в организации профессиональной практики обучающихся на технологической базе предприятий, стажировок преподавателей специальных дисциплин и специалистов. НПП также планирует спонсировать профтехучилища. Точнее, палата будет сводить потенциальных работодателей и ПТУ, чтобы те находили точки соприкосновения.

Госзаказ на образование также будет проходить через мегаассоциацию. Она же будет осуществлять лицензирование колледжей и училищ, предоставлять властям цифры по спросу на специальности, состоянию рынка труда. При палате откроют третейский суд, который займется урегулированием конфликтов между бизнесменами. Палата возьмет на себя функцию экспертной оценки при рассмотрении административных дел у государственных экспертных центров.

Что касается управления самим «Атамекеном», на наших глазах возникает государство в государстве, со своими парламентом и правительством. Высшим органом станет съезд, на который будут собираться представители отраслевых ассоциаций и делегаты от региональных палат. Орган управления НПП — президиум, исполнительный орган — правление, финансово-контрольный — ревизионная комиссия. В региональных палатах наблюдательным органом явится региональный совет; исполнительным — дирекция, а в небольших населенных пунктах — лично директор.

Вторая республика

Новость о законопроекте уже расколола предпринимательскую среду. Противники нововведения говорят, что любое принудительное объединение деловых людей может служить исключительно делу контроля над ними, но не помощи. Часть из них даже подозревают, что речь идет о способе обложения бизнеса новым налогом, причем образовавшийся денежный поток будет трудно контролировать.

Огромный скепсис вызывает наличие в президиуме членов правительства. В законопроекте введен для «Атамекена» термин «переходный период». Он продлится до тех пор, пока не образуются местные палаты во всех более-менее крупных населенных пунктах. Логическим финалом переходного периода должен стать съезд, на котором будет избрано правление, президиум и так далее. Так вот: до этого съезда правительство имеет право накладывать вето на решения «Атамекена», а после оно этого права лишится. В правительстве считают, что переходный период затянется на пять лет.

Наличие чиновников в органах управления и это самое право вето, которым министры будут обладать, бизнесменов раздражает. Особенно на фоне того, что палате даются большие полномочия по контролю за исполнительной властью. Получается, что чиновники снова, как это часто бывало у нас в стране, станут контролировать сами себя, утверждают скептики. Оппоненты им отвечают, что речь идет о членах кабинета, которые смогут с помощью палаты увидеть картину с другого ракурса, а не только через призму нижних эшелонов иерархической лестницы, как это происходит обычно.

Отношение к тому, что государство только в 2013 году выделит 4,13 млрд тенге на создание НПП, также неоднозначно. Одни говорят, что без этого ассоциация просто не обретет должного веса, другие напоминают: кто платит, тот и заказывает музыку.

В целом опасения по поводу того, что государство будет не прислушиваться к бизнесу через НПП, а заставит его замолчать, весьма распространены. Многие также сомневаются, что в рамках одной ассоциации можно совместить интересы малого бизнеса, среднего и крупного — нередко они противоречат друг другу. Защитники парируют это таким образом: судя по всему, палата будет представлять интересы именно среднего национального бизнеса и индивидуальных предпринимателей, крупный же либо вовсе не будет здесь присутствовать, либо появится чисто формально.

Недовольство у некоторых вызывает как бы поглощение «Атамекеном» отраслевых ассоциаций. У руководителей отдельных из них присутствует некая ревность к своему детищу: они на протяжении одного-двух десятков лет без помощи государства, будучи абсолютно независимыми институтами, вели споры с властью, писали законопроекты и так далее. В «Атамекене» уверяют, что упразднять отраслевые ассоциации даже и не думают, а аккредитованные объединения, напротив, используя мощь НПП, смогут эффективнее добиваться своих целей.

Справедливости ради нужно отметить, что отраслевым ассоциациям становилось в последние годы все труднее работать с министерствами. Руководители ряда ассоциаций отмечают, что еще в 90-е находить общий язык с чиновниками было гораздо проще. Это объяснялось тем, что комитеты, департаменты часто возглавляли еще советские бюрократы, которые так или иначе имели опыт работы в отрасли и хотя бы знали, о чем идет речь. В 2000-х им на смену пришли молодые чиновники, которые зачастую плохо представляют сам предмет, имеют юридическое или экономическое образование. В этой ситуации сила НПП действительно не помешает.

Как бы то ни было, сегодня членами «Атамекена» являются уже большая доля отраслевых ассоциаций республики. В НЭП входят и такие известные организации, как Форум предпринимателей Казахстана, Ассоциация производителей пищевой промышленности, Зерновой союз Казахстана, Союз фермеров Казахстана и довольно экзотические объединения: Союз профессиональных управляющих в процедурах банкротства «Жетысу», союз рестораторов города Талдыкорган «Жигер» или ОО «Ассоциация Автомоек, СТО, Бань «Атамекен» (орфография сохранена).

Бизнесмены, которые состоят членами отраслевых объединений, в основном появление НПП приветствуют, но говорят, что не хотят платить какие-то отдельные членские взносы. По их мнению, у объединений юридических лиц должен быть свой членский взнос, разумеется, несопоставимый с взносом малого предприятия, вступившего в НПП напрямую. В целом бизнес к созданию суперассоциации относится положительно. Опасения же вызывает неясная роль, которую во всем этом будет играть власть. Как только этот вопрос прояснится, уйдут и страхи.

Как на континенте

Создатели законопроекта говорят, что позаимствовали модель предпринимательских палат у Германии и Франции — она называется континентальной. Действительно, по сравнению с англо-саксонской моделью для нее характерно обязательное членство юрлиц в деловых объединениях и передача государством таким объединениям массы полномочий. Больше того, членство в торгово-промышленных палатах Германии является обязательным для всех физических лиц, занятых собственным делом, и юридических лиц, осуществляющих бизнес, включая предпринимателей и предприятия промышленности и торговли. Существуют отдельные палаты для аграриев, малого бизнеса и «цеховые объединения» адвокатов, врачей и прочих профессионалов, имеющих собственную «практику». В Германии существуют также добровольные организации работодателей: 800 региональных и отраслевых союзов во главе с Конфедерацией германских объединений работодателей охватывают приблизительно 80% всех предприятий. В основном эти союзы сосредоточивают свою деятельность на трудовых отношениях, взаимодействии с профсоюзами. Существуют и многочисленные торговые объединения бизнеса — также добровольные. Во Франции членство в ТПП — обязательное для всех компаний, перечисленных в так называемом торговом регистре, включающем в себя предприятия промышленного, коммерческого и профессионального секторов. Представители агропрома имеют свою палату, как и представители малого предпринимательства, для них членство добровольно. Как и в Германии, во Франции действует добровольная бизнес-ассоциация работодателей — Национальный совет французских работодателей (CNPF). Кроме заключения договоров с профессиональными союзами, CNPF также обучает, информирует и консультирует своих членов, выступает в роли посредника при дискуссиях с властью. Существуют очень тесные отношения между французскими палатами и CNPF. Нередко должностные лица, избранные в палату, занимают должность и в CNPF, эта организация пользуется инфраструктурой и услугами палат.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики