Игры с Богом

Среди множества событий недели основными стали те, которые затрагивают основы культуры и моральные ценности всех жителей Центральной Азии, для которой в последнее время духовные ориентиры и лица, их пропагандирующие, зачастую становятся истиной в последней инстанции

Игры с Богом

В Казахстане закончились тюремные приключения Мурата Телибекова, главы Союза мусульман страны. В соседнем Таджикистане духовные лица тоже оказались в центре всеобщего внимания после разразившегося секс-скандала с участием имама местной мечети, подробности интимной жизни которого попали в Интернет. И как раз на этой неделе в еще одном соседнем государстве, на которое часто ориентируется Казахстан, в России, приняли закон об оскорблении чувств верующих.

Так что же больше оскорбляет чувства верующих? Академик, лауреат Нобелевской премии и атеист Виталий Гинзбург, требовавший в свое время изъять из гимна светской России слово «Бог»  и девушки из группы Pussy riot, получившие реальные сроки заключения? Или патриархи с дачами и имамы, записывающие свои сексуальные похождения на камеру мобильного телефона и выкладывающие это в Сеть?  Собственно, ничего сверхъестественного не произошло. Сфера личной жизни человека - это его внутреннее пространство, та часть его бытия, в которую никто не имеет права вторгаться, даже если речь идет о священнослужителе. Другое дело - что когда это становится публичным,  люди начинают требовать немедленного наказания.

Вот показательные комментарии пользователей Сети: «такие муллы, как вы, дискредитируют уважаемый нами ислам», «наши ослепшие люди верят любому, кто отпускает бороду или носит тюрбан». Вспоминается отрывок из Евангелия от Иоанна, в котором Иисус обращается к книжникам и фарисеям, приведшим к нему блудницу, со словами:  «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень».

Впрочем, другой аспект проблемы - то, что представители религиозных объединений не оставляют попыток «залезть в постели» обычных людей, предписывая им нравственные устои и ориентиры. Государство, в свою очередь, придумывает концепции семейной политики, где развод подвергается обструкции, а брак без церковных процедур признается чуть ли не аморальным. Но когда,  к примеру, разводится сам глава государства и говорит, что его брак не был скреплен церковными узами и духовными скрепами, ломается конструкция божественного начала власти, осененная патриархом.

История таджикского имама, как и история законов о недопустимости оскорбления столь тонких чувств верующих демонстрирует одну удивительную закономерность нашего времени: кажется, мы наблюдаем заигрывание всех, кто называет себя моральным авторитетом, с основой мироздания, условно называемой Богом.

Так к чему могут привести Игры с Творцом? Свой ответ на вечный вопрос взаимоотношений с Богом попытался дать великий кинорежиссер Ингмар Бергман в легендарном фильме «Седьмая печать», который мы предлагаем посмотреть на этих выходных. Фильм, ставший вершиной его творчества, как раз  стал попыткой прояснить эти сложные вопросы общественной и религиозной морали.

Действие фильма происходит в 16 веке. Рыцарь Антониус Блок, роль которого блестяще исполнил  Макс фон Сюдов, вернулся из очередного крестового похода. Он бродит по пустыне и вдруг встречает Смерть, которой предлагает сыграть партию в шахматы.  Цена победы  - жизнь Антониуса. Он исповедуется во время игры, и лишь потом узнает, что исповедовала его сама Смерть.

Игра продолжается на протяжении всего его пути, он встречает разоренные деревни, изнасилованных женщин, видит горе и страдание. Он пытается обмануть Смерть, переиграть ее или задобрить,  хочет понять, можно ли, только надев маску благодетеля и не имея веры в душе, заигрывать с Творцом. Ибо понимает, что играет он уже не со Смертью, а с самим Богом. Но мироздание посылает ему сигнал: эта партия будет проиграна, так как показная вера никого не спасает.

Читая Откровение Ионна Богослова, Антониус понимает, что он проиграл бы партию Богу в любом случае. И в качестве наказания за свою самоуверенность он  и его близкие расплачиваются смертью.

Этот фильм - хороший урок для каждого, кто заигрывает с Богом, надеясь обрести вечные радости после конца земного существования. Бергман как бы говорит нам: не надейтесь, там не всегда лучше, чем здесь. А играть ли в поддавки с Творцом, облекаясь в мантию ангела и с маской добродетели на лице, решает каждый сам для себя.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее