Помощи не ждите

Страны G20 считают необходимым прекратить практику господдержки компаний «слишком больших, чтобы рухнуть». Эксперты уверены, что в случае крайней необходимости правительства многих стран переступят через это решение для спасения своих экономик. Впрочем, это не отменяет необходимости для таких компаний учиться выживать самостоятельно

Помощи не ждите

Лидеры G20 выпустят специальное заявление относительно того, что проблема too big to fail («слишком большой, чтобы рухнуть») решена раз и навсегда», - заявил замминистра финансов России Сергей Сторчак в Санкт-Петербурге. Никто за счет средств национальных бюджетов не будет в дальнейшем спасать частные финансовые институты, которые перекредитовали ненадежных заемщиков и накопили проблемные активы, а потом из-за своего влияния в национальных экономиках идут к властям и просят невероятные объемы финансовой помощи, передают «Ведомости» слова российского чиновника.

По словам Сергей Сторчака, «финансовый сектор оторвался от реальной жизни». Власти крупнейших мировых экономик понимают это, в связи с чем заместители министров финансов «двадцатки» на прошлой неделе выразили единодушие: именно проблемы системообразующих институтов и неправильные оценки рисков с их стороны привели к развитию мирового финансового кризиса в 2008-2009 гг. Действительно: опасаясь возникновения огромных проблем в экономике, правительства ряда стран при помощи денег налогоплательщиков спасали частные компании. Этот подход представители G20 признали неверным.

В условиях предыдущего кризиса события развивались весьма стремительно, а мировой финансовой системе становилось все хуже и хуже буквально день ото дня. Именно поэтому власти были вынуждены прибегать к экстренным мерам по спасению крупных компаний, невзирая на способы их спасения, объясняет замначальника отдела анализа макроэкономики и конъюнктуры финансовых рынков инвестиционного департамента Промсвязьбанка Олег Шагов. Промедление угрожало тем, что спасать через некоторое время было бы уже просто некого. Прежде всего - разумность действий властей проявилась в том, что они своими мерами предотвратили массовую панику среди инвесторов и вкладчиков, которая была способна вызвать «эффект домино», угрожавший параличом мировой экономике. Это, конечно, было вынужденным шагом, хотя и очень затратным в условиях дефицита времени. Теперь же ситуация изменилась и власти заранее предупреждают о том, что компаниям, имеющим большое влияние в национальных экономиках, не стоит рассчитывать на крупные объемы финансовой помощи, а решать свои финансовые проблемы им теперь придется самостоятельно.

В кризис 2008 года помощь банкам, которая была осуществлена государствами, конечно, была экстренной мерой, отмечает аналитик ИФК «Солид» Эльза Бикчурина. Длительность и глубина кризиса, в отношении окончания которого первые оценки исходили из довольно оптимистичных прогнозов, показали, что реформированию подлежат все ведущие финансовые системы мира. Особое внимание, конечно, к банковским структурам, которые, как показывает практика, временами слишком вольно обращаются с основными принципами банковской деятельности, что, как мы видим, приводит к слишком серьезным последствиям.

Одним из способов решения этого вопроса является изменение системы регулирования, в том числе - появление новых норм Базельского комитета по банковскому надзору, так называемый Базель III. Этот документ был разработан и утвержден после кризиса, его введение планируется до конца десятилетия. Это ответ на недостатки в работе банков, которые и были проявлены в разгар кризиса 2008 года. Новые нормы усиливают требования к капиталу банков, нормам ликвидности, а также системам управления рисками. Кроме того, ведущие центробанки мира регулярно проводят серьезные банковские стресс-тесты, призванные выявить наиболее слабые банки с целью оперативного изменения ситуации.

Как показал опыт Кипра, могут появиться и другие, причем абсолютно новые, инструменты решения проблем банкротства крупных банков, отягощенные возможным последующим крахом финансовой системы отдельной страны. Это так называемая «стрижка депозитов», а именно - привлечение части денег у вкладчиков банков. Несмотря на весь ужас, который подобная мера вызывает у вкладчиков, она подтверждает тот факт, что у правительств различных стран просто не хватает денег, и они не в состоянии решить проблему более приемлемым способом. Иными словами, говорит Эльза Бикчурина, совершенно не исключено, что в случае следующего обострения банковских проблем правительства будут действовать именно таким образом, привлекая частично деньги вкладчиков.

Это действительно просто риторика политиков: после того как активная фаза кризиса прошла и нужные решения были оперативно и единолично приняты, политики начали успокаивать общественное мнение, отмечает управляющий директор отдела фондовых операций Concern General Invest. Ацамаз Басиев. Если обратиться к сути предложения, то в острую фазу кризиса перекладывать риски на вкладчиков/инвесторов фактически - аналогично процедуре банкротства, т.е. реализуется то, чего все так боятся: цепная реакция распространения неплатежеспособности, шок ликвидности, кризис доверия и паралич экономики. И это не решение системной проблемы, последствия радикальной позиции «банкротить всех, вне зависимости от размера», только на основании другого механизма, менее юридически проработанного, менее прозрачного для участников.

Проблема too big to fail не решена, констатирует эксперт. Достаточно задать вопрос: сколько крупных банковских институтов разделено? Если когда и случится следующее обострение, решения будут приняты без оглядки на лозунги.

Банковской же системе нужно привыкать к режиму самостоятельного функционирования, как это было в докризисное время, и в этом свете в предложении G20 нет ничего криминального, уверен аналитик МФХ FIBO Group Анатолий Воронин. Пока банки будут рассчитывать на дотации Центробанков и глобальных кредиторов, здоровой работы не будет, а кроме того, нужно постепенно отходить от подмены объема собственных активов заемным капиталом. Иными словами, нужно плавно учиться рассчитывать на собственные силы; однако это не означает, что в критических случаях банки не получат помощи.

Решение же G20 - довольно спорное, поскольку по сути иного способа спасти банк, кроме как оказать финансовую помощь, пока еще не придумали, указывает старший аналитик компании Альпари Дарья Желаннова. Прецедент «стрижки депозитов» на Кипре, хоть фактически и признан шаблоном, вызывает очень большие репутационные потери и отток капиталов из страны. Вероятно, в итоге каждый прецедент станут рассматривать отдельно и решение будет приниматься исходя из менее затратного сценария. Например, в России всего четыре системообразующих банка – Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк. В случае возникновения проблем хоть в одном из них, государство вынуждено будет подключиться к их спасению, поскольку крах в итоге будет стоить стране дороже.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики