Те же и статисты

Предстоящие в пятницу выборы президента Ирана ничего не изменят в подходе к иранской ядерной программе

Те же и статисты

Президентские выборы в Иране, которые состоятся 15 июня, любопытны по нескольким причинам. Например, какая будет явка? Не исключено, что миллионы иранцев, напуганные прошлыми кровавыми выборами, останутся дома.  Однако по главному вопросу – изменится ли что-нибудь в политике Исламской республики Иран после смены главы правительства вне зависимости от того, кто победит в пятницу - все более-менее ясно уже сейчас. Международная политика Ирана не изменится. В частности, останется она предельно жесткой по главной проблеме в отношениях с остальным миром – вопросу иранской ядерной программы. Несмотря на то, что кандидаты критиковали друг друга в подходе к ядерной программе, идти на уступки ни один из восьми претендентов на пост президента ИРИ не намерен.

Зачистка поляны

Реальной власти в Иране, которую олицетворяет аятолла Али Хаменеи, без особых проблем удалось добиться своего. Выборы состоятся. Из этого, делают вывод в Тегеране, следует, что с демократией в Исламской республике все в порядке. В этом есть некоторая доля истины, потому что накануне выборов в целях спокойствия в стране раздавались призывы отказаться от всенародного избрания президента и поручить это парламенту (меджлису).

С другой стороны - рахбару, высшему руководителю Ирана, которым по конституции является ее религиозный лидер, то есть Али Хаменеи, удалось отсечь от участия в них все или почти все нежелательные элементы. Выборы пройдут в наиболее благоприятной для Хаменеи и консервативных кругов страны обстановке. Совет стражей, все 12 членов которого так или иначе назначаются главным аятоллой, вычеркнул из избирательных бюллетеней бывшего президента Ирана Али Акбара Хашеми Рафсанджани и выдвиженца нынешнего главы правительства Махмуда Ахмадинежада, Эсфандияра Рахима Машаи, который не только одно время возглавлял президентскую администрацию, но и является родственником президента (его дочь замужем за одним из сыновей Ахмадинежада).

И Ахманидинежада, и Машаи можно считать искусственной оппозицией существующей власти, если подразумевать под ней влиятельное консервативное духовенство во главе с рахбаром. Что же касается реальной оппозиции, то с ней власти в лице того же Махмуда Ахмадинежада расправились вскоре после предыдущих президентских выборов в 2009 году. В результате последовавших за спорными выборами беспорядков погибли сотни человек, а лидеры оппозиции Мир Хоссейн Мусави и Мехди Каруби попали под домашний арест, где до сих пор «благополучно» и находятся. Участвовать в президентских выборах они, естественно, не могут.

Фаворит сдает позиции

Весь без малого месяц после объявления Советом стражей окончательного списка кандидатов явным фаворитом считался секретарь Совета безопасности страны Саид Джалили, руководитель делегации ИРИ на переговорах с Западом по иранской ядерной программе и доверенное лицо аятоллы Хаменеи, человек очень бескомпромиссный и ему преданный.

Однако в минувшую пятницу казавшиеся незыблемыми позиции седобородого Джалили поколебали последние из трех теледебатов, в которых принимали участие все кандидаты. Политологи считают, что бывший страж революции, мечтающий разжечь огонь иранской революции во всем мире и потерявший ногу на войне с Ираком, резво начал избирательную кампанию, по плохо проявил себя в дебатах и растерял в них немало очков.

Али Акбар Велаяти, бывший министр иностранных дел ИРИ (1981-97), а ныне советник по внешней политике верховного лидера страны, жестко раскритиковал Джалили за его неуступчивую позицию по ядерной программе. В частности, он атаковал отказ Джалили от предложения западных держав пойти на незначительное ослабление санкций в обмен на остановку Ираном обогащения урана.

Обмен колкостями, а кандидаты, надо отдать им должное, особой вежливостью в теледебатах не блистали, привел аятоллу Хаменеи в бешенство, потому что показал:  казавшийся монолитным фронт консервативных кандидатов тоже имеет трещины, причем с каждым днем они становятся все шире.

Слабое выступление Саида Джалили в теледебатах чревато еще и тем, что голоса консервативных избирателей в отсутствие явного фаворита, каковым еще считанные дни назад считался Джалили, будут разделены между несколькими кандидатами. Это может расстроить планы рахбара ограничиться одним туром.

Если ни один из кандидатов не наберет 50% голосов, то 21 июня состоится второй тур. В него выйдут два претендента, набравшие наибольшее число голосов в первом туре. Высший руководитель отдаст кому-то предпочтение и фактически сделает его президентом Ирана.

Однако считается, что именно такого сценария хочет избежать Али Хаменеи. Он, конечно же, еще не забыл, как его личное участие обеспечило в 2009 году победу Махмуду Ахмадинежаду. Мало того, что после тех выборов вспыхнули кровавые беспорядки, так Ахмадинежад еще и отплатил ему черной неблагодарностью, два года назад попытавшись отнять власть у духовенства. Если в этот раз дело дойдет до второго тура, то обойтись без недовольных все равно не получится, только теперь это будут «свои» недовольные, консерваторы. У консервативного духовенства возникает соблазн сделать Джалили победителем уже в первом туре. Вот тут-то и может сказаться бледное выступление фаворита в теледебатах.

Напротив: сильное выступление Велаяти поможет ему присоединиться к Джалили и мэру Тегерана Мохаммаду Багеру Галибафу, которого считают наиболее вероятным кандидатом на выход во второй тур вместе с Джалили.

В справедливой борьбе, считают многие политологи, Галибаф, бывший шеф полиции, который хвалился, что в 1999 году собственноручно избивал участников студенческих антиправительственных демонстраций, может выйти победителем. Он обладает сильной поддержкой столичных консерваторов и, в отличие от 47-летнего Джалили, популярен не только в Тегеране, но и во всей стране.

Особым авторитетом столичный градоначальник пользуется у молодежи. Он считается опытным администратором и технократом. Галибаф действительно сделал много хорошего в Тегеране, которым он руководит с 2005 года. Из мэра вполне мог бы получиться отличный протеже Али Хаменеи, но он – независимый кандидат. В глазах рахбара это большой минус, делающий его похожим на Ахмадинежада. Получать же второго Ахмадинежада аятолла Хаменеи явно не хочет. После двухлетних препирательств со своенравным президентом Высший руководитель хочет, чтобы в президентском кресле сидел человек, который знает свое место.

Не попасть в ад

Остальные претенденты шансов пройти во второй тур не имеют. Бывшему вице-президенту Мохаммаду Резе Арефу не хватает ни харизмы, ни поддержки широких слоев населения. Он критикует суровые цензурные законы в стране и говорит, что в Иране нет человека, более преданного аятолле Хаменеи, чем он. Не имея шансов, он за три дня до выборов снял свою кандидатуру.

Бывший председатель Совета национальной безопасности, а сейчас директор Центра стратегических исследований при Совете по определению целесообразности принимаемых решений Хассан Рухани считается человеком Рафсанджани и, естественно, ни при каких обстоятельствах не будет пропущен во второй тур, хотя и имеет духовный сан.

Шансы бывшего вице-спикера парламента Голяма Али Хаддада Аделя тоже оцениваются невысоко, хотя он и приходится Хаменеи родственником: его дочь замужем за сыном рахбара. Мохсен Резаи тоже возглавлял делегацию Ирана на переговорах по ядерной программе, только в самом их начале, а также командовал Корпусом стражей исламской революции. Он считается умеренным консерватором, но в любимчиках у аятоллы Хаменеи не ходит. Последний кандидат, бывший министр почты и телеграфа, а затем и нефтяной промышленности Саид Мохаммад Гарази, считается темной лошадкой. В политике он вообще замечен не был, поэтому шансы его крайне малы.

Кроме тактических раскладов, существует и техническая угроза: слишком низкая явка может отнять у будущего президента налет легитимности. Неофициальные опросы общественного мнения, проведенные в столице, показали, что в ряде районов явка может опуститься ниже 20%.  Загнать народ на выборы власти пытаются при помощи мощной пропагандистской кампании, убеждая иранцев, что голосование является их священным долгом. Конечно, подключилась и тяжелая артиллерия в лице духовенства. Один из священников в Машаде, например, предупредил избирателей, что, если они не придут на избирательные участки, то попадут в ад!

По Тегерану ходят слухи о том, что в столицу привезут на автобусах избирателей из деревень и окрестных городов, чтобы создать для прессы видимость высокой явки. Кстати, в эту же пятницу явно неспроста решено провести и выборы городского совета Тегерана, которые откладывались три года. Расчет здесь простой: тегеранцы, заинтересованные в выборах городского совета больше, чем в президентских, придут на участки, а заодно проголосуют и за главу правительства.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?