Сослагательное наклонение

Сослагательное наклонение

На прошлой неделе, подводя итоги прошедших семи лет со старта государственной программы «Мадени мура» («Культурное наследие»), государственный секретарь Казахстана Марат Тажин сделал несколько  громких заявлений, общая суть которых сводится к недопустимости переписывания истории в стране.

«Взять и голословно переписать национальную историю, глобальную историю с национальной колокольни нетрудно. Это можно сделать за пару месяцев. Сегодня мы видим огромный наплыв неграмотных подделок, неудобно будет завтра, иногда появляются опасения за психическое состояние некоторых исторических графоманов. Сложнее обосновать свою историю глубокой кропотливой работой. Но это нужно делать, чтобы не выглядеть смешными и наивными на первом километре от национальной границы», - сказал Тажин.

Вместе с тем, пожалуй, один из самых драматичных периодов истории Казахстана – это пребывание республики в составе СССР. Трактовки этого периода, попытки осмыслить его, не вдаваясь как раз в то самое переписывание истории, в Казахстане предпринимались, но пока, видимо, безуспешно. Так как же воспринимать несколько десятков лет, когда страна входила, по образному замечанию Рональда Рейгана, в так называемую «империю зла»?

Все еще неоднозначно воспринимается вопрос: был ли захват территории современного Казахстана тогда еще Российской империей оккупацией, или нет. Ведь последний казахский хан Кенесары Касымов, непризнанный царской властью и возглавивший восстание против нее, продемонстрировал, что вхождение в состав империи трудно было назвать добровольным.

Больше ли было плюсов или минусов от этого дореволюционного процесса - можно поспорить.  Но  как современное поколение казахстанцев должно воспринимать именно период Советов – эпоху коммунистического прошлого, полного как героических достижений (победа в ВОВ, полет в космос, ликвидация безграмотности), так и черных страниц (массовые репрессии, борьба с инакомыслием, уничтожение практически всей интеллигенции в период 30-х годов)? Ответа на этот вопрос власти все еще не дали.

С одной стороны – интеграция с Россией, которая весьма болезненно реагирует на любые попытки назвать исторические процессы другими, отличными от официальных, именами. Но есть и очевидная потребность у миллионов граждан Казахстана получить ответы на крайне важные для них вопросы. За что пострадали их раскулаченные родные и близкие, кто ответит за сталинский Голодомор и убийства миллионов казахов в 30-40-е годы, приведшие к тому, что восстановить численное соотношение казахского этноса удалось только в 60-е годы 20 века?

Это вопросы,  на которых можно спекулировать, но признаем: общество не просто хочет знать правду о превращении Сталиным Казахстана в зону сплошных концентрационных лагерей и  проведении в советское время на этой территории ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Но  также хочет, чтобы современная историография дала однозначную оценку этих деяний. Оно стремится, чтобы преступления были названы преступлениями.

Казахстанские власти, и прежде всего президент страны Нурсултан Назарбаев, не раз заявляли:  в советские годы Казахстан был всего лишь сырьевым придатком центра, из которого выкачивалась нефть, в обмен ему доставались крохи с барского московского стола. Собственно, так же обстояло дело с узбекским хлопком и азербайджанской нефтью, которые уходили в центр, в то время как местное население жило впроголодь.

Поднимать же более серьезные вопросы сегодня многие не решаются, так как сразу же звучат предостережения кремлевских политологов о недопустимости очернения совместной истории. Посольства РФ в бывших советских республиках пристально следят за тем, чтобы в учебниках истории независимых государств преобладало именно российское видение совместного прошлого. Можно вспомнить хотя бы несколько нот протеста по поводу учебников по названной дисциплине, вышедших в Узбекистане и Таджикистане, где описывалась борьба с царскими и советскими колониалистами. Тогда ряд российских политиков посчитали подобные формулировки некорректными. Хотя – можно вспомнить, что депутат Госдумы России Владимир Жириновский неоднократно говорил о бывших советских республиках, особенно центральноазиаских,  именно как о колониях СССР.  

Видимо,  пока Россия оказалась не готова к историческому покаянию за грехи коммунистического прошлого; примерами служат  желание вернуть городу Волгоград название Сталинград и появившийся недавно в России памятник Сталину. Более того: всем пострадавшим от советского режима предложено впасть в амнезию и принять, что СССР был великой державой, в которой все народы жили счастливо.

Собственно, некоторые постсоветские народы решили для себя – как побороть историческое забытье. Один из ярких примеров – проведенная Михаилом Саакашвили люстрация. Грузия  стала первой из постсоветских стран, провёдшей у себя десоветизацию. Была принята специальная «Хартия свободы», согласно которой все служившие в карательных органах СССР  не имеют возможности трудоустройства на исторической родине товарища Джугашвили.

Грузия решила покаяться за то, что дала миру подобного тирана, как в свое время Германия приняла крайне важное решение о люстрации фашистского режима. И поэтому когда сегодня режиссер Никита Михалков смеется над предложением  политика Леонида Гозмана водить современных российских школьников по музею жертв советских репрессий, как в Германии водят по музеям жертв фашистских концлагерей, всем становится понятно, что без исторического покаяния избавиться от призраков прошлого не удастся.     

Определенные попытки в этом направлении сделал и Казахстан: ежегодно в стране 31 мая вспоминают жертв политических репрессий. Но работать, видимо, придется еще очень долго. Молодое поколение, благодаря светлым воспоминаниям своих бабушек и дедушек, уверено, что «Back in the USSR» - это прекрасное решение наших проблем. Но пришло время сказать, что, помимо хорошего, было  и немало плохого – того, что отравило жизни последующим поколениям на десятилетия вперед. Открыто сказать, что Москва все эти годы воспринимала завоеванные народы, особенно азиатские, как туземные, забыв об их многовековой истории.

И сегодня многие высказывания российских политиков  порой не просто унижают достоинство других народов: они, по сути, оскорбительны и недопустимы. Не стоит забывать, что когда на территории современной России только шел процесс формирования нации и объединялись племена, тогда, к примеру, в пределах  современного Узбекистана уже существовала великая культура  эпохи Саманидов, именно на Востоке творили Авиценна, Омар Хайям, создал алгебру Аль-Хорезми.

Нашей  задачей является объективная попытка переосмысления прошлого, открыто, честно, без оглядки на Большого брата. Принять все хорошее, что нас объединяло, поблагодарить Москву за частично созданную в советские годы инфраструктуру, промышленность, за образование, повышение социального статуса женщин, за общий героический подвиг на войне, построенные дома и дороги.

Но в то же время открыто сказать, что годы пребывания Казахстана в СССР во многом были катастрофическими, что страна воспринималась как  голодная степь, из которой можно было выкачивать природные ресурсы и отправлять на верную смерть политзаключенных. Германия до сих пор выплачивает репарации жертвам фашизма и Холокоста, при этом мы никогда не слышали разговоров о выплате компенсаций пострадавшим от сталинского террора и советского коммунистического наследия. И в этом смысле слова Тажина наталкивают на мысль о том, что в Казахстане как раз пришло время открыто сказать не только о достижениях прошлого, но и об общей трагедии.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?