Ориентация – Запад

В Казахстане вновь заговорили о выборе своего пути развития. Хотя о том, какой путь для страны предпочтительнее, неоднократно говорил президент Нурсултан Назарбаев, не раз отмечавший, что построение демократического государства, с уважением прав личности и высоким уровнем жизни, - тот путь, который избрала страна

Ориентация – Запад

По сути, Казахстан в большей степени пытается ориентироваться именно на западные стандарты.  Вместе с тем - США и страны Евросоюза    усилили свою критику в отношении Казахстана, несмотря на его  определенные достижения на фоне других стран Центральной Азии. С чем это может быть связано и как воспринимают Казахстан в Старом и Новом свете, какие шаги могут предпринять власти, чтобы позиции страны в восприятии развитых государств мира продолжали укрепляться? Об этом Expertonline.kz спросил у Джоанны Лиллис, одного из ведущих иностранных журналистов, аккредитованных в Казахстане, которая вот уже 8 лет доносит до западного читателя информацию из далекой для него центральноазиатской страны.

-Как Вы  в целом оцениваете общественно-политическую и экономическую ситуацию в Казахстане?

- С политической точки зрения - я бы сказала, что Казахстан обладает относительной стабильностью. Президент Нурсултан Назарбаев правит Казахстаном на протяжении более двух десятилетий, и до сих пор, кажется, нет никакой угрозы для его правления. Оппозиция не представляет реальной угрозы, общественное мнение в основном поддерживает его, и нет никаких признаков демонстрации таких протестных настроений, в результате которых были свергнуты два лидера в соседнем Кыргызстане.

Однако есть определенные факторы, которые следует отметить, когда мы обсуждаем ту стабильность, которую Астана постоянно хвалит. Прежде всего - беспорядки, которые привели к жертвам в Жанаозене в декабре 2011 года, показали, что существуют трещины в системе. Власть утверждает, что почти все в стране поддерживают ее и довольны своей жизнью, но это явно не соответствует действительности.

Кризис в Жанаозене ясно показал, что существуют проблемы, стоящие перед властью, и что она не всегда способна их вовремя решать. Оставляя в стороне специфику требований бастующих - насилие показало, во-первых, что Астана не смогла адекватно реагировать на давнюю забастовку, которая создавала огромную напряженность в городе и области. А во-вторых - что когда начались волнения, правоохранительные силы не были способны мирно справиться с беспорядками, и открыли огонь в спину по бежавшим гражданским лицам.  Давайте не будем забывать, что есть документальные доказательства этого - видео, которое было размещено на YouTube. И в-третьих - что власть не приняла полную политическую ответственность и переложила ответственность за насилие на "третьи силы".

Удивлена тем, что президент Нурсултан Назарбаев заявил, что он не знал, какой серьезной была ситуация  это показывает уровень неосведомленности о событиях, происходящих в стране. Следует отметить, что власти признают свои ошибки в разрешении забастовки, произвели несколько увольнений, привлекли к ответственности местных чиновников за коррупцию и шесть сотрудников полиции за смерть гражданских лиц, разработали программу для улучшения жизни в моногородах.

Тем не менее - власть не взяла полную политическую ответственность за эти события и, наоборот, возложила часть ее на оппозицию, на того же Владимира Козлова, который осужден за разжигание беспорядков и попытку свергнуть правительство.

Я лично никогда не слышала о какой-то попытке свержения правительства из города, удаленного на тысячи километров от столицы. Так что, я бы сказала, произошел сбой в системе, чтобы действительно взять политическую ответственность на высоком уровне за смерти в Жанаозене, и предполагаю, что политическая система  все еще остается незрелой.

Второй момент, касающийся политической стабильности, - то, что президент Нурсултан Назарбаев находится у власти более двух десятилетий,  ему скоро исполнится 73 года, но нет четкой стратегии в целях обеспечения гладкого перехода власти. Как говорится в недавно опубликованной книге "Сумеречная зона", это создает огромные политические риски в Казахстане. Эта система представляется стабильной под одним сильным лидером, но что будет после ухода с поста нынешнего президента? Никто не знает.

С экономикой Казахстан, кажется, справляется хорошо, хотя рост замедлился со времен бума 2000-х годов, который продлился до начала глобального экономического кризиса;  вместе с тем - экономика по-прежнему растет темпами, которым страны ЕС могут только завидовать. Чрезмерная зависимость от нефти и газа вызывает беспокойство, но правительство показало, что оно принимает меры для решения этой проблемы, через свои программы диверсификации. Трудно предсказать, насколько успешными станут эти программы, но есть, конечно, вопросы, которые серьезно необходимо решать. Главным из них является коррупция: представьте себе, насколько богатым мог бы быть Казахстан без коррупционных чиновников и других взяточников, которые фактически грабят народ Казахстана? Взяточников регулярно привлекают к ответственности за получение денег, но я думаю, что нужны более решительные меры для искоренения коррупции.

Есть также много социально-экономических проблем, которые должны быть разрешены, например - растущая пропасть между богатыми и бедными. Социально-экономические проблемы вызывают разочарование и могут подпитывать радикализм, и в Казахстане имело место несколько терактов в последние годы. У правительства есть программы, направленные на повышение уровня жизни, но я думаю, что люди часто становятся разочарованными, наблюдая, как чиновники обогащаются, в то время как они нередко еле сводят концы с концами.

- Насколько свободны местные СМИ в западном понимании,  как Вы, будучи журналистом, оцениваете ситуации со свободой слова?

- Ситуация со свободой слова в Казахстан является неудовлетворительной. В то время как местные СМИ действительно часто освещают сложные темы, которые неудобны для правительства, они иногда сталкиваются с негативными последствиями, огромным давлением, насилием и даже лишением свободы. У нас есть два последних ярких примера: покушение на Лукпана Ахмедьярова, репортера из Западно-Казахстанской области, и закрытие в прошлом году почти всех независимых средств массовой информации - “Республика”, “Взгляд”, “Стан ТВ” - и обвинение их в разжигании насилия в Жанаозене. Конечно, средства массовой информации должны вести себя ответственно, но я не думаю, что Астана  не понимает разницу между освещением насилия и провоцированием насилия. Или они должны были стать козлами отпущения за неудачи собственного правительства?

- Зачастую западный читатель узнает о Казахстане  именно через ваши репортажи. Чувствуете свою ответственность за передаваемые сообщения, испытывали ли на себе некое воздействие или давление госорганов?

- Да, конечно, я чувствую свою ответственность, освещая события в Казахстане для западной аудитории, и из-за этого я стараюсь быть чрезвычайно беспристрастной, всегда даю слово обеим сторонам, вовлеченным в  происходящее. Мое дело - рассказывать объективно и беспристрастно. Я никогда не испытывала ни малейшего давления со стороны государственных органов из-за моей работы, в отличие от местных средств массовой информации, которые  все-таки находятся под  давлением. Пресс-служба МИД всегда очень вежлива ко мне и всегда готова помочь.

- Оценивая в целом регион Центральной Азии, какие плюсы и минусы Вы видите в Казахстане, на фоне остальных государств?

- Понятно, что Казахстан является наиболее политически стабильной и экономически успешной страной в регионе, но я не хочу делать региональные сравнения. Не имеет смысла сравнивать Казахстан с Кыргызстаном и Таджикистаном, которые крайне бедны из-за многих факторов, которые не имеют очень больших запасов нефти и газа. Или с Узбекистаном и Туркменистаном, которые являются одними из самых закрытых и репрессивных стран в мире. Почему бы вместо этого не сравнить Казахстан, скажем, со Швецией или Канадой - с теми обществами, которые ценят демократию и социальное равенство и стремятся к достижению этого?

- Какой самый интересный репортаж, сделанный Вами в регионе, больше всего запомнился и какой оказался наиболее сложным?

- Насилие в Жанаозене было крайне трудно освещать: очень печально видеть, как люди страдают, и пытаться освещать эти страдания беспристрастно. По той же причине этническое насилие в Оше в 2010 году было также очень трудно освещать, а также потому, что это было очень сложное событие, и было ясно, что узбекская община понесла непропорциональные жертвы, что доказано международным расследованием. Но некоторые лица в Кыргызстане, в том числе общественные деятели, почему-то обвинили журналистов, за предвзятое освещение событий.

 Журналисты, безусловно, должны сообщать объективно и беспристрастно, но иногда есть тенденция винить  репортеров из-за непонимания того, что они просто сообщают о реальных происходящих вещах. Мы видели это в Оше в 2010 году, в Жанаозене в 2011 году, а до этого в Андижане в 2005 году.

- Какие эмоции на Западе вызывает общая политическая атмосфера в Казахстане?

-Казахстан и другие страны Центральной Азии плохо понимают на Западе. Они, как правило, рассматриваются вместе как "станы", что для многих людей означает бедность, радикализм и нестабильностсть. Это очень несправедливое восприятие. Казахстан также известен своей нефтью и газом, конечно, и я должна сказать, что на Западе люди все еще помнят Бората, и некоторые западные журналисты по-прежнему упоминают именно Бората в своих репортажах, по прошествии даже стольких лет. Мне не нравится такое клише, и я хочу сообщать о Казахстане и других странах региона именно то, что есть на самом деле, а не сосредоточиваться на  тех стереотипах, которые помогают продажам газет. Тот факт, что  эти страны плохо понимают на Западе, делает правдивую работу журналистов в Центральной Азии крайне важной.

- Чем западный читатель в восприятии информации отличается от казахстанца?

-Возможно, казахстанцы принимают за чистую монету охотнее то, что их правители говорят им, тогда как на Западе люди более скептически относятся ко многим вещам, возможно - потому что там СМИ свободнее. Тем не менее, многие люди на Западе слишком ленивы, чтобы мыслить критически, и на удивление плохо информированны о важных событиях. В Казахстане и на Западе, некоторые думающие люди пытаются узнать о вещах и составить свое собственное мнение, а другие просто верят тому, что им говорят.

- В последнее время Казахстан  оказался в центре критики западных правозащитных организаций. Но на фоне Узбекистана и Туркменистана ситуация в нашей стране выглядит более удовлетворительной, почему же критика становится более жесткой?

- Критика увеличивается, потому что ситуация с политическими правами и свободой СМИ ухудшилась после событий в Жанаозене,  последовало преследование некоторых участников тех событий, деятели оппозиции и журналисты были допрошены, а иногда и заключены в тюрьму. Я не понимаю, почему какой-либо стране хотелось бы сравнивать себя с Узбекистаном и Туркменистаном, которые имеют наихудшие в мире репутации с соблюдением прав человека.

- Как Вы в целом можете описать свои впечатления от политиков и обычных людей в Казахстане?

-Политики в Казахстане, как и везде: некоторые из них хорошие, некоторые плохие, некоторые заботятся о людях и работают на их благо, некоторые заботятся только о своей собственной карьере, власти или обогащении. Обычные люди в любой стране также иногда хорошие, а иногда и плохие, конечно; но за восемь лет проживания в Казахстане мне повезло встречать только хороших людей. Мне повезло найти много друзей  здесь, и это помогает мне в моей работе, потому что они представляют разные слои общества и делятся своим мнением о том, что здесь происходит. В самом деле - не только мои друзья, но много людей, с которыми я сталкиваюсь по работе, помогают мне в моей работе. За это большое спасибо народу Казахстана.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?