Что думают умнейшие интеллектуалы

Проект Edge позволяет посмотреть, куда направлен компас нашего мира. О чем мечтают интеллектуалы, как видится мир лучшим ученым? Каковы идеи современного мира?

Брокман Джон. Во что мы верим, но не можем доказать. Интеллектуалы XXI века о современной науке
Брокман Джон. Во что мы верим, но не можем доказать. Интеллектуалы XXI века о современной науке

Проект Edge позволяет посмотреть, куда направлен компас нашего мира. О чем мечтают интеллектуалы, как видится мир лучшим ученым? Каковы идеи современного мира?

Устроители проекта Edge задали многим десяткам замечательных людей, лидирующих специалистов в разных областях знания, вопрос: «Во что вы верите, но не можете доказать?» На этом сетевом ресурсе собираются самые передовые ученые, самые знаменитые интеллектуалы цифровой эры и обсуждают между собой острые вопросы будущего. Надо сказать, что будущее наше, конечно, определяется инерцией техники: можно нечто представить о ближнем будущем, понимая, что существующие технологии ограничивают развитие и направляют его в определенную сторону. Но есть и другая сила: идеи. Идеи, которые возникают у людей, их мечты, гипотезы и проекты, тоже направляют будущее. Не все сбываются, многое не выходит, но ищут. В том направлении, куда указывает компас идей.

То, как они это себе представляют, воплотится через 50 или 100 лет. Не так, как они думали — может быть, будет совершенно иначе, но иначе будет, в том числе, потому, что они думали именно так и направили развитие в эту сторону, а там такие вот условия. Важно заметить: это то, во что интеллектуалы верят. Формулировка вопроса подсказывает, и каждый отвечающий повторяет: я верю в то, что… Так что перед нами — картина верований самых умных, признанно умных людей; наверное, подобным образом многие будут думать через несколько десятков лет. Так что же говорят эти новейшие интеллектуалы? Конечно, мнения их разнообразны. Но если их классифицировать, разобрать по кучкам, выяснится любопытная картина.

Самая большая группа верований ученых связана с победой над космосом и смертью. Это вера в то, что можно превысить скорость света, пройти кротовой норой и добраться до звезд. В то, что существует во Вселенной иная жизнь и можно отыскать планеты, похожие на Землю, а также и не похожие, но тоже живые. Вера в то, что есть и другие разумные виды, они есть на далеких планетах, и можно до них добраться.

Но это ведь, собственно, не цели. Для чего космос? Для чего другая жизнь и другой разум? Никто этого не говорит. Просто: верю в то, что можно добраться до других планет. Мы не одиноки во Вселенной, есть другие малые планеты, обитаемые планеты, планеты, на которых развился разум. А что дальше-то? Допустим, это так, и можно пройти сквозь космос, можно в нем бродить и путешествовать, и можно найти еще одну Землю, и на ней тоже жизнь и тоже разум. Зачем мечта о другой Земле, в ней же нет смысла? Отчего появляются такие мечтания, становится понятно из некоторых добавлений. Тут важно вовсе не то, что космос и что вторая, третья и пятидесятая Земля, а что неверны утверждения религии, Земля не уникальна, имеется множество миров, наш не выделен никаким сверхъестественным присутствием. Религия ошибается, души нет, Бога нет — вот в чем состоит эта вера. Говорится: я верю, что Бога нет. Вместо Бога верят в науку, что звучит странно, зато здраво.

Высказываются таким образом обычно естественники, преимущественно физики, астрономы, биологи и нейропсихологи. Их символ веры в том, что человек — это просто человек, разум — просто взаимодействие нейронных структур, жизнь — просто взаимодействие химических элементов. Тогда открывается удивительная картина. Основное мировоззрение самых лучших умов современности не смогло отыскать иного предмета для цели и веры, нежели отрицание того, что не они придумали. Драйв дает отрицание Бога. Религия является отрицательным двигателем нашей цивилизации — отвращением к ее тезисам определяется то, куда мы движемся. Эта странная картина мотивов говорит о современности очень многое.

Конечно, есть и другие взгляды. Указанную выше веру исповедуют многие и согласованно, прочие веры — одиночные, редкие. В большинстве ученые говорят о вере в свою теорию. У специалиста есть некоторая научная концепция, доказать ее пока нельзя — и данный интеллектуал говорит, что он в нее верит. Эта группа свидетельств интересна, пожалуй, как интересен глобус. В краткой форме высказаны десятки теорий, которые еще не доказаны, занимают умы, через год или десять они будут опровергнуты или доказаны — мы видим самый передний край науки.

Есть ли что-нибудь еще? Да. Вот человек говорит: я верю в любовь. Вот человек верит в вечность классического искусства. В прогресс… Математики, пошептавшись, сообщают: ребята, вы просто не понимаете, что такое доказательство. Доказательство — это просто набор убедительных для данной аудитории утверждений, абсолютных доказательств не бывает. Так что всё, что есть — это разных оттенков убежденность, вера. А пара физиков, стоящих рядом, смело заявляют: они ни во что недоказанное не верят. Физик верит в теорию вероятностей. Представители когнитивных наук изящно изъясняют: вера — это такое полезное свойство разума, без нее не выжить, она у всех разумных есть и должна быть, так что верят в веру, хоть она и ошибочна.

Чего совсем нет, так это размышлений, идей и мечтаний по поводу устройства общества. То ли это дело безнадежное, то ли всем довольны, но только даже представители общественных наук об этом не говорят.

Может быть, я совсем не то увидел? Каждый читатель может взять книгу, посмотреть, что говорят Дэниэл Деннет, Стивен Пинкер, Ричард Докинз, Джаред Даймонд, Фримен Дайсон, Мартин Рис, Кит Девлин, Леонард Сасскинд, Джон Хорган, Михай Чиксентмихайи, Ли Смолин и многие другие,— и самостоятельно решить, куда указывает компас, показывающий путь в будущее.

Брокман Джон. Во что мы верим, но не можем доказать. Интеллектуалы XXI века о современной науке. — М.: Альпина нон-фикшн, 2011. — 336 с. Тираж 3000 экз.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?