«Чем человек богаче, тем я больше его люблю»

Голливудское кино как никогда успешно, поскольку в ситуации кризиса помогает измученному зрителю укрыться от реальности в полутьме кинозала и, уставившись на череду ярких картинок, сбежать в мир иллюзий

«Чем человек богаче, тем я больше его люблю»

На экраны казахстанских кинотеатров вышел «Великий Гэтсби», экранизация одноименного знаменитого произведения Скотта Фицджеральда. Одновременно картина открыла Каннский кинофестиваль. Зрелищный фильм идет в формате 3D. Голливудскому режиссеру Базу Лурману благодаря современным технологиям удалось создать фантастическую эстетику гламура и роскоши, а саундтрек к фильму переносит зрителя из века джаза в нынешнюю эпоху хип-хопа и фьюжна. Собственно, джаза в классическом смысле, как он звучал в двадцатых, в фильме практически не слышно. Ухо поглощено совсем другими — модными и сверхмодными звуками и аранжировками. За это надо поблагодарить композитора Крэйга Армстронга, уже поработавшего над музыкальным оформлением в других блокбастерах Лурмана — «Мулен Руж» и «Ромео + Джульетта».

Проекция в прошлое

Несмотря на внимательное отношение режиссера к сюжету и деталям романа, фильм нельзя назвать близким к тексту. Это авторская интерпретация и современное понимание классики. Во-первых, из-за уже упомянутых супертехнологично поданных эстетики и стилистики (в 3D- очках ноу-хау и зрелищные примочки бросаются в глаза наилучшим образом), как бы подчеркивающих, что рассказанная история произошла не вчера, а сегодня. Во-вторых, у режиссера, по его собственному признанию, была определенная концепция: осмыслить через классику нашу современность, текущий финансовый кризис. В одном интервью он сказал: «Если вы поставите людей перед зеркалом, которое скажет им: вы были пьяны от денег,— они не захотят смотреть в него. Но если вы спроецируете отражение на иную эпоху, то такая история будет пользоваться спросом». Как видно из сказанного, именно рыночный спрос лежал в основе мотивов голливудского аса.

В-третьих, Лурман привнес в произведение хотя и небольшие, но довольно существенные детали, заставившие по-новому взглянуть на классическую историю. Это видно уже в начале фильма, когда рассказчик истории (им, по задумке автора романа, является не он сам, а выдуманный герой Ник Кэррауэй) начинает записывать воспоминания о происшедших в прошлом и не дающих ему покоя в настоящем событиях по совету лечащего врача, находясь в психиатрической лечебнице. При этом в фильме Ник упоминает, что лечился от алкоголизма. Автор романа тоже имел проблемы с алкоголем. Скотт Фицджеральд заключил контракт с Голливудом, фактически похоронив себя как писатель, и дал обед трезвости, но не смог сдержать его, когда его писательский талант попал под диктат продюсера, подогнавшего написанный им сценарий «Трех товарищей» Ремарка под стереотипный голливудский формат. Приступ алкоголизма привел не только к материальному краху, но и нанес непоправимый ущерб здоровью писателя. Голливуд не захотел возобновлять с ним контракт — теперь к его услугам на «фабрике грез» прибегали лишь изредка. Уже смертельно больной Фицджеральд, несколько лет проживший в сердце мировой киноиндустрии, начинает писать свое последнее произведение о Голливуде — «Последний магнат», которое так и не успевает закончить, умерев в 1940 году. Интересно, что сначала роман был написан в форме сценария — по эпизодам, но впоследствии автор объединил их в главы. Его экранизация с Элиа Казана, Робертом Де Ниро, Джеком Николсоном и Ингрид Боултинг вышла в 1976 году.

Зеленый огонек и черный перстень

Парадоксально, но современному голливудскому режиссеру Базу Лурману удалось рассказать историю краха буржуазных идеалов зрелищным языком удовольствий и роскоши, которые как раз и критиковал классик литературы. Лурман, как будто бы следуя консервативному критическому подходу, отодвигает на задний план социально-политическую подоплеку романа. В центре — история несчастной любви. Но серия намеков — частые переговоры по телефону, которые ведет Гэтсби, посещение подпольного клуба, грандиозные вечеринки, буквально утопающие в алкоголе, — создают атмосферу настороженности. И, наконец, открытое обвинение, звучащие из уст мужа Дэзи, Тома Бьюкенена, что Гэтсби — бутлегер. Все это привлекает внимание зрителя к фактически не акцентируемой открыто теме социально-экономических потрясений двадцатых, когда «сухой закон» позволил огрести миллионы многим подпольным торговцам спиртным и создал условия для развития организованной преступности.

Но у бутлегера Гэтсби есть мечта. Это цель, ради достижения которой все средства хороши. Деньги, роскошный особняк, грандиозные вечеринки, выдуманная аристократическая легенда — все это нужно ему лишь для того, чтобы привлечь внимание любимой женщины. Главное — тот зеленый огонек, светящийся на пристани у Бьюкененов, к нему устремлен главный герой. Он символизирует мечту, которая так далеко и так близко. Но, оказывается, цели и идеалы зависят от средств, с помощью которых человек их намечает и к ним идет. Если он этого не учитывает — они оказываются ложными и рушатся. В фильме мы видим, как на изумрудный огонек вдали указывает рука с перстнем. Довольно быстро выясняется, что она принадлежит таинственному мистеру Гэтсби. Черный перстень — еще одна деталь, метафорически окрашивающая мечту в определенный цвет. Он еще не раз блеснет на холеной руке героя. Перстень заставляет усомниться в чистоте помыслов. Интригуя таинственностью хозяина роскошной усадьбы, похожей в фильме на сказочный замок, режиссер не сразу предъявляет его зрителю. Наконец, перед нами предстает во всем блеске Леонардо ДиКаприо. Его мимика и игра завораживают. Он — живое воплощение мифа, американская мечта во плоти.

Сотканный из противоречий

«Почему капитализм непобедим?» — задается вопросом современный философ-марксист Славой Жижек. Потому что кризис составляет его суть. Он присущ капитализму перманентно, так же, как смерть — оборотная сторона жизни. Таким образом, любой человек, поставив все на «делание денег», может однажды оказаться у разбитого корыта.

Все эти беспокойные мысли возникают уже после просмотра кино и как бы за кадром. К размышлениям подталкивает заключительный эпизод, в котором автор записок добавляет к незатейливому названию своей истории «Гэтсби» эпитет «великий». В чем величие этого человека? Ника восхищает в нем верность мечте. При этом сам Ник остается сторонним наблюдателем, ведь все эти события происходят не с ним. Уже этот факт подрывает доверие к рассказчику, субъективно расставляющему ценностные акценты. Рассказчик сам, как подчеркивает режиссер, помещая его в лечебницу, терпит фиаско. Так он, возможно, намекает на поломанную жизнь великого писателя. В глазах Ника Гэтсби сочетает в себе противоречивые качества, представая великим богачом и «делателем денег» (буквально из воздуха), великим обманщиком и одновременно великим романтиком. Лурман проскакивает через эпизод романа, описывающий разочарование Гэтсби в любимой женщине и мечте. Зрителю рисуется образ идеалиста, не желающего признать реальность. В итоге реальность сама расправляется с ним.

Несмотря на отмеченные выше нюансы, Гэтсби в подаче ДиКаприо, скорее, призван вызывать симпатию и сожаление. Его щедрость и гостеприимство вряд ли заставят широкую публику задуматься об их оборотной стороне. Роскошь и зрелищность, шумные звуки и яркие цвета, а также вихрь захватывающих событий уносят зрителя в сказочную страну, заставляя, раскрыв рот, следить за прожигателями жизни. Кино Лурмана, как и большинство произведений «фабрики иллюзий», помогает бежать от реальности. Такова его основная задача. Что касается разоблачения — если на него и есть намек, то только исподволь. Поэтому фраза «Чем человек богаче, тем я больше его люблю», сказанная молодым американцем в рассказе «Бриллиант величиной с отель Ритц», где Фицджеральд высмеял престиж богатства и всеобщий культ денег, могла бы стать эпиграфом к голливудской экранизации. Кинообраз Гэтсби таков, что его богатство прямо пропорционально его обаянию.

Скотт Фицджеральд не только мастерски передал сумасшедшую атмосферу США двадцатых годов, но сам был ее частью. Его имя не сходило с уст современников и из сводок светских хроник, а вызывающее поведение повергало в шок одних и заставляло восторгаться других. Но скандалы и внешний антураж канули в прошлое — в истории остались его бессмертные произведения.

Ирония в том, что роман, направленный на разоблачение капиталистических ценностей и главной иллюзии общества потребления, что деньги — это ключ к счастью, в умелых руках, благодаря коммерческой смекалке, продолжает приносить баснословные прибыли. Уже за первый уик-энд фильм при бюджете 105 млн долларов смог окупить себя в прокате, собрав в США и других странах почти 135,5 миллиона.

Леонардо ДиКаприо о «Великом Гэтсби»

[inc pk='4453' service='media']

Если раньше я видел только красивую историю о любви, то сейчас это для меня — повесть о человеке, ищущем свою индивидуальность. О таком типичном американце, вылезшем из нищеты и стремящемся стать очередным Рокфеллером. А предмет его страсти — Дэйзи — просто камень преткновения на пути к успеху. Он добивается ее любви потому, что привык преодолевать любые препятствия. Но, добившись, осознает, что Дэйзи совсем не та, какой он себе ее вообразил. Погоня за химерами — как это печально и характерно для людей… Любовь ли это? Или просто мираж? А Гэтсби — безнадежный романтик? И вот с такими размышлениями я перечитал роман еще раз двадцать и понял, что очень хочу сыграть этого потрясающего человека. Каждый раз, когда брал в руки книгу, мне казалось, что Фицджеральд как будто позволил нам, читателям, увидеть сокровенные и интимные события, знать о которых не положено. Мы, словно мухи на стенах, тайком наблюдаем за удивительными персонажами и историческими временами. 20-е годы, джаз, женщины надевают короткие платья, больше напоминающие комбинации, небоскребы взмывают ввысь, биржа приносит немыслимые доходы, разбогатеть — не важно каким способом — легче легкого. Деньги словно растут из воздуха, и кажется, так будет всегда… Но Фицджеральд знал: это продлится очень недолго. И случится крах. Чудовищный крах. Он вскоре и случился. Не правда ли, очень похоже на нынешние времена? Он умел предсказывать…»

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики