Покупайте частные облигации 4%-ного еврозайма!

Редакционная статья

Покупайте частные облигации 4%-ного еврозайма!

То, что казахстанские компании массово бросились в образовавшееся окно за евробондами, по-своему печально. Печально, во-первых, по чисто практическим соображениям. Никто не отменял такой вещи, как валютный риск. Если вдруг цены на нефть уйдут надолго вниз, Казахстан без лишних сантиментов проведет девальвацию. Не исключено также, что республика перейдет, последовав за Россией, к более-менее гибкому валютному курсу, и на длинной дистанции эффект будет тот же, что и от девальвации. А это означает, что занятые под 4,5% миллионы евро в итоге могут обернуться какими-нибудь 25%. Во-вторых, печально потому, что в республике, похоже, просто мало денег — мало тенге для покрытия потребностей отечественных компаний. При этом государство занимает за границей — и это кое-где проскальзывает в речах чиновников, — чтобы создать бенчмарк для казахстанских компаний. То есть оно как бы приглашает проследовать за собой на западные рынки и принять на себя тем самым валютный риск.

Понятно еще, когда занимает частный бизнес — все-таки существует надежда, что девальвации не случится, что удастся проскочить с четырьмя процентами. У некоторых компаний есть доходы в валюте — им не страшно. Но вот когда само государство Казахстан занимает в валюте, это, ей-богу, странно. Если властям не удается свести расходную и доходную части бюджета, можно и нужно занимать внутри страны в тенге под адекватный процент — такой, чтобы на бумаги был спрос. Все равно денежная база должна подтягиваться и за ростом экономики, и за инфляцией. Соответственно, у государства всегда есть возможность загасить облигационный заем, произведя эмиссию. К счастью, мы пока не США, которые уже не могут обходиться без внешних заимствований, так как внутренних облигаций выпущено ну уж слишком много. Нам бы выпускать и выпускать.

Приятным бонусом при выпуске внутренних облигаций является то, что если не пускать эти средства на рост зарплат чиновников (которые большей частью уйдут на приобретение импортных товаров), а направить целевым образом на проекты развития — строительство той же инфраструктуры, например, — это еще и подрастит соответствующим образом ВВП. То есть опять денежную базу нужно будет выращивать — а значит, можно будет занять на внутреннем рынке еще раз.

Логично, когда заем в евро делает какая-нибудь несырьевая страна — просто потому, что ей не хватает валюты для внешнеторговых операций, а собственная валюта слабоконвертируема. Но это не наш случай — у нас постоянная валютная выручка от реализации нефти. Ее стерилизуют-стерилизуют в Национальном фонде да никак не выстерилизуют. Все равно сколько-то валюты внутрь экономики да протекает. По-хорошему валютные накопления стоило бы тратить за границей на станки, технологии, патенты — в общем, обменивать фантики на реальные объекты. Впрочем, это уже другая, пусть и близкая, тема…

Другой стороной проблемы является то, что у нас нет инфраструктуры по привлечению средств внутри страны. Нет никакого чаемого финансового центра. То есть фондовая биржа-то есть, а центра — нет. Состоятельные граждане в 2000-х вкладывались в недвижимость — это им было понятно и близко. Но слово «облигации» им непонятно. Они не хотят их покупать. У людей, заставших СССР, только всплывают рекламные плакаты: «Покупайте облигации государственного 3%-ного займа!» А нужно, чтобы хотели. Чтобы с полным осознанием того, что они делают, давали взаймы нормальному бизнесу. Чтобы на этом рынке были не одни только стратеги.

И, будем все же надеяться, деньги ЕНПФ тоже в будущем пойдут на финансирование роста средних отечественных компаний через выпуск облигаций. А нынешнее положение — просто пауза на время реформирования системы.