Играть за самого себя

Своевременным и полезным дополнением к вернисажу стала десятиминутная лекция о задачах современного искусства, прочитанная музыкантом Русланом Гетманчуком

Руслан Гетманчук
Руслан Гетманчук

«Картины Катины Никаноровой — это тест Роршаха наоборот. Если в тестах используют бессознательные ассоциации, чтобы придать изображению смысл, то в “Голом Я” внутренние ассоциации бессознательного выплескиваются на бумагу и получается абстрактная картинка. Метод абстрактного экспрессионизма был заимствован у сюрреалистов. Они первыми обратили внимание на бессознательное, открытое Фрейдом. Знаменитая техника автоматического письма Андре Бретона — метод вынесения бессознательного содержания на бумагу. Но “Голое Я” с точки зрения позднего лингвистического анализа Лакана — это воображаемое, иллюзия. Я и все, что относится к сфере воображаемого, — обман. То, что Я — иллюзия и обман, — мысль не новая. С ней согласится любой буддистский монах. Я — вопрос идентичности. Кто Я? Когда мы начинаем его задавать, мы наталкиваемся на пустоту или ничто. “Голого Я” не существует. Я может проявиться, получить реальность только в столкновении с Другим, когда встречаются Я и Другой. В этот момент пустота становится носителем идентичности. Вопрос об идентичности в современном искусстве является ключевым. Идентичность — всегда проблема. В ней мы можем связать личное и общественное, психоанализ и политику. Почему идентичность — проблема? Когда встречаются Я и Другой, возникает ситуация конфликта, которая подталкивает к самоопределению. Если к нам на улице подходят с намерением набить морду, первое, что мы слышим: “Ты кто такой?” Общество заставляет определиться: ты с кем? В этом смысле общество можно представить как игру в трехстронний футбол, изобретенную абстрактным экспрессионистом Асгером Йорном. В этот футбол играют не две команды, а три, и на поле трое ворот. Это модель общества, где человек, чтобы социализироваться, установить связи, выходит на поле, где все играют в многосторонний футбол. Конфликт идентичности требует от “Голого Я” одеться. Это заставляет каждого из нас в процессе роста выбирать майки идентичности. Все идентичности, которые мы выбираем, уже заданы нам заранее. Когда мы приходим играть на поле, то покупаем готовые майки “Динамо” или “Спартака” потому, что наши родители болели за эти команды.

Я занимаюсь искусством потому, что это единственная сфера общественной деятельности, где позволяется придумывать новые идентичности и отвергать готовые. Нас всегда впихивают в рамки, рамки пола, национальности, сексуальной ориентации. Заставляют определиться, каких убеждений придерживаться и кем работать. Эти вопросы мне всегда задавали другие, и я пытался уйти от необходимости выбора, потому что на самом деле это псевдовыбор. Выбор между этой и той партией воров — не настоящий. Подлинный выбор для художника — выбрать не готовую, а изобрести новую идентичность, играя на поле за самого себя. В этом я вижу основную задачу художника. Пока носители разных идентичностей существуют, они так и будут конфликтовать — это неизбежно. Без понимания этой проблемы наша история так и будет оставаться историей бесконечных конфликтов. Моя утопия состоит в том, что можно представить мир, где каждое новое поколение не будет примерять майки из гардероба родителей, а будет шить собственные. Современное искусство — та область, где можно и нужно этим заниматься», — уверен Руслан.

18 мая в рамках биеннале в Battler social club пройдет круглый стол по проблемам актуального искусства «Художник и Гражданин: 2 в 1» . Ключевые вопросы дискуссии: должен ли художник иметь гражданскую позицию? Как она может выражаться в искусстве?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики