Мобильное рабство

Услуга сохранения номера при смене оператора в развитых странах существует уже полтора десятка лет, в России она должна появиться только в декабре текущего года, и то есть сомнения, будет ли к этому сроку налажен соответствующий механизм

Мобильное рабство

Во всем мире на рынке мобильных услуг уже многие годы существуют такие сервисы, как возможность сохранения номера при переходе к другому оператору (MNP, Mobile Number Portability), а также развитие услуг так называемых виртуальных операторов (MVNO, Mobile Virtual Network Operator).

Участники прошедшей недавно выставки «Связь-Экспокомм» констатировали, что в России подобные услуги фактически отсутствуют. «Во всем мире MNP и MVNO — драйверы конкуренции на рынке услуг мобильной связи. Однако мы вынуждены констатировать, что MVNO в России почти нет, а MNP пока не применяется, хотя введение этого сервиса планируется в ближайшее время», — заявил на конференции «MVNO & MNP Russia», организованной в рамках выставки, ДмитрийРутенберг, начальник управления контроля транспорта и связи ФАС России. Как можно изменить эту ситуацию?

Позади планеты всей

Возможность сохранения номера абонента при смене оператора уже давно распространена в развитых странах, она появилась еще во время бурного развития услуг сотовой связи — пионеры MNP реализовали этот механизм 13–15 лет назад, Нидерланды, например, сделали это в 1997 году, Великобритания и Гонконг — в 1999-м. По данным компании J’son & Partners Consulting, сейчас абоненты имеют возможность сохранять номер при смене оператора в семи десятках стран мира включая США и все государства Евросоюза; широко распространен MNP и в некоторых африканских странах включая Египет, Гану, Кению, Марокко, ЮАР и др.

В России же о внедрении MNP всерьез заговорили лишь в конце прошлого года, после того как 26 декабря президент Владимир Путин подписал специальный федеральный закон. Согласно этому закону, срок реализации MNP в России назначен на 1 декабря 2013 года. Платеж за сохранение номера не должен превышать для абонента 100 рублей.

Операторы связи по понятным причинам без особого энтузиазма встретили эту новость — зачем им лишнее усиление конкуренции? Официально они объясняют свое отрицательное отношение к MNP тем, что российский рынок услуг сотовой связи уже устоялся и, по их прогнозам, воспользоваться MNP захочет не очень большая доля абонентов. С их точки зрения, введение MNP — лишняя трата средств и времени.

Однако сторонники отмены «мобильного рабства» считают, что, даже если услугой MNP воспользуется не так много абонентов, ее все равно надо вводить, поскольку это признак цивилизованности рынка. Ну а что касается затрат, то, по предварительным подсчетам, создание MNP в общей сложности обойдется операторам в 12–15 млрд рублей. Наблюдатели уверены: это не слишком большая совокупная сумма для операторов связи, она им вполне по карману и никак не пошатнет их финансовое положение.

«Руководящие органы страны, в частности ФАС, всецело поддерживают введение MNP, — отметил на конференции Дмитрий Рутенберг. — Введение этой услуги будет полезно не только с точки зрения усиления конкуренции на рынке, но и, например, в плане экономии государственных расходов. Ведь сейчас госструктуры вынуждены сохранять договоры о корпоративном обслуживании оператора именно ради того, чтобы не менять абонентские номера госслужащих. С появлением же MNP мы сможем, как и положено, объявлять тендеры, в которых будут выигрывать наиболее экономически привлекательные предложения».

Успеют ли к 1 декабря?

Как заявили на выставке «Связь-Экспокомм» операторы, у них есть большие сомнения в том, что схема MNP будет отлажена в России к 1 декабря текущего года. По словам Андрея Рего, директора департамента управления регуляторными рисками МТС, до сих пор в этой схеме не прописан и не прояснен ряд важных вопросов.

Во-первых, не определена схема взаимодействия так называемого оператора-донора (от кого абонент уходит) и оператора-реципиента (к кому абонент приходит). Например, непонятно, как быть, если у уходящего абонента существует задолженность. Каким образом оператор сможет ее взыскивать, если абонент сбежит в другую компанию?

Еще один неясный момент — функционирование так называемой базы данных перенесенных абонентских номеров (БДПАН), которая является ключевым звеном в процессе MNP. Операторы указывают, что до сих пор не прописаны нормы и детали развития БДПАН, к этой базе нет внятных технических требований. «База данных переноса номеров — это, можно сказать, дирижер и режиссер всей системы MNP, — говорит Андрей Рего, — а такие вопросы, как нормы хранения номеров, история фактов в базе, наконец, вопрос финансирования еще не ясны. Это ставит под угрозу качественную работу БДПАН».

Независимые компании согласны с тем, что в схеме MNP в России много пробелов. Так, Игорь Исаков, представитель компании Mediafon, которая была вовлечена в процесс создания MNP в Грузии, Азербайджане, Молдавии, говорит, что в российской схеме MNP нет ответа, например, на такой принципиальный вопрос: кто будет ведущей стороной в переносе номера — оператор-донор или оператор-реципиент? Иными словами, если абонент решает сменить оператора, ему нужно будет идти в офис своего старого оператора или обращаться к новому? А может, придется идти к обоим? Распространенная мировая практика — когда за все оформление отвечает реципиент, и это логично, ведь он заинтересован в новом абоненте. Однако есть и исключения, когда за смену номера и оформление отвечает компания-донор, — так, например, обстоит дело в Японии и Великобритании.

Проблему задолженности уходящего абонента некоторые эксперты предлагают решать путем запрета перехода к другому оператору до ее погашения (такая практика распространена, скажем, в Молдавии). Надо продумать и условия для так называемых бегающих абонентов — во многих странах человек не имеет право менять оператора чаще чем раз в 1–3 месяца. Стоит предусмотреть и возможность возникновения, особенно на первых порах, ошибок при переводе абонента к другому оператору. Во многих странах существует возможность быстрого возврата к старому оператору, если система вдруг дала сбой и связь у нового оператора у абонента не налаживается.

Так что многое пока говорит о том, что к декабрю текущего года система MNP в России вряд ли сможет полноценно работать. И ее внедрение, по мнению участников выставки, придется отложить как минимум на полгода.

Как помочь виртуальным операторам

Еще одна острая проблема рынка мобильной связи — виртуальные операторы (MVNO). Во всем мире так называют операторов, которые не имеют собственной сети и телекоммуникационных мощностей, а по договору используют инфраструктуру другого оператора, создавая нишевый продукт под собственной маркой.

Например, виртуальный оператор может создать отдельный тариф для фанатов того или иного футбольного клуба с бесплатными звонками в периоды матчей и SMS-информированием о горячих спортивных новостях. Кто-то может создать особенный тариф для любителей соцсетей, например, с бесплатным или льготным доступом к определенным социальным ресурсам. Есть удачные примеры создания виртуальных операторов крупными розничными сетями, различными этническими объединениями и т. д.

В мире явление MVNO очень распространено — в некоторых странах виртуальные операторы занимают от 10 до 20% рынка. В России же MVNO фактически отсутствует: по некоторым данным, доля рынка виртуальных операторов у нас составляет порядка 0,4%.

«Ситуацию с виртуальными операторами можно сравнить с системой питания, — говорит Александр Курочкин, генеральный директор компании “Смартс”. — Есть сети быстрого питания, скажем, “Макдональдс”, где вам предлагают массовую еду. А кто-то говорит: я, мол, хочу из тех же продуктов что-то особое, например запеченный сыр с таким-то соусом. Ему отвечают: или ешь то, что дают, или до свидания. Так вот, сейчас на рынке сотовой связи мы имеем три больших “Макдональдса”».

Формально деятельность MVNO в России узаконена с 2008 года, операторам вменяется в обязанность предоставлять доступ к своим ресурсам независимым участникам рынка. Однако на практике этот закон не работает — операторы, по сути, не пускают других игроков в свои сети. Они, например, могут заламывать заоблачные цены за доступ к своим ресурсам, так что развитие MVNO становится просто невыгодным для независимых компаний.

Как известно, в свое время стать виртуальным оператором связи в России хотели розничные сети «Ашан» и Х5 Retail Group. Однако эти проекты окончились неудачей. «Мы пытаемся пробиться к федеральным сотовым операторам с 2008 года, однако до сих пор наши старания не увенчались успехом», — сетуетВладимир Шульга, глава компании «Мобильные медицинские технологии», которая хочет стать виртуальным оператором, предоставляя особые услуги связи для людей, нуждающихся в медицинской помощи. Однако операторы фактически не дают компании развивать этот бизнес.

«В мире, особенно на сетях четвертого поколения LTE, компании MVNO сейчас растут как грибы после дождя. И наличие MVNO — это показатель цивилизованности рынка, — говорит Виталий Солонин, руководитель департамента беспроводных технологий исследовательской компании J’son & Partners. — Мы считаем, что здесь нужно волевое решение регулятора: пока его не будет, ничего с MVNO не произойдет, как не происходит последние годы. Регулятор должен занять в отношении MVNO такую же жесткую принципиальную позицию, как с MNP».

Неразвитость MVNO в России во многом связана с тем, что у операторов пока нет избыточных мощностей. «MVNO активно развивается тогда, когда оператор сам готов отдавать на сторону избыточные мощности, — говорит Александр Мустакимов, директор департамента маркетинга компании МТТ. — Рано или поздно это произойдет. Раз MVNO успешно развивается в мире, значит, эти сервисы получат распространение и в России».      

Продолжение читайте на Expert.ru

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности