Несговорчивые малыши

Австрия и Люксембург сорвали подписание соглашения об обмене банковской информацией

Несговорчивые малыши

Саммиты Евросоюза славятся заседаниями всю ночь напролет и спорами до хрипоты. Однако встреча лидеров стран объединенной Европы в минувшую среду отличается от большинства других таких же встреч своей скоротечностью. Во-первых, она заняла не два, как обычно, а лишь один день. Во-вторых, заседание продлилось всего четыре часа, что для евросоюзовских саммитов является, возможно, рекордом.

Такая скорость работы президентов и премьеров объясняется просто. Еще до встречи стало ясно, что Австрия и Люксембург, поддерживая на словах борьбу с неплательщиками налогов, делать конкретные шаги, в частности - обмениваться информацией о банковских вкладчиках явно не торопятся. Они не отказываются от этой меры в принципе, но увязывают ее с позицией других европейских стран, не являющихся членами ЕС: Швейцарии, Монако, Сан-Марино и Лихтенштейна.

Позиция, кстати, выглядит вполне логично: какой смысл обмениваться информацией, если все неплательщики спрячут свои деньги, которые они хотят скрыть от налоговых инспекторов, в Швейцарии и других странах, не присоединившихся к соглашению. Европейское соглашение об обмене информацией, кстати, очень похоже на Инициативу предотвращения уклонения от налогов США (FATCA), направленную на поиски спрятанных американскими налогоплательщиками денег за границей.

Мал, да удал

Исследования показывают, что 27 членов ЕС теряют ежегодно от неуплаты налогов как физическими лицами, так и крупными компаниями благодаря хитрым схемам, около 1 трлн евро. Председатель Европарламента Мартин Шульц выразил недоумение явно, по его мнению, запоздалой реакцией европейских лидеров. Европарламент так же, как парламенты стран-членов Евросоюза, утверждает он, неоднократно привлекал всеобщее внимание к проблеме неуплаты налогов.

Однако власти зашевелились, причем зашевелились довольно активно лишь после недавнего скандала с офшорными счетами, раскрученного прессой. На саммите в Брюсселе президенты и премьеры пообещали, что платить налоги будут все, начиная от самых больших «шишек» и кончая транснациональными корпорациями.  Впрочем, к подобным обещаниям все давно привыкли. Саммит в очередной раз показал, насколько трудно делать даже маленькие шаги в верном направлении.

Люксембург и Австрия заявили, что в принципе они согласны смягчить свои банковские законы и сообщать другим странам о вкладах их граждан в своих банках. Однако обе страны, все чаще называемые налоговыми гаванями, говорят, что изменения в законодательстве будут напрямую связаны с мерами, предпринимаемыми другими странами со схожими банковскими законами.

«Наша цель – заключение соглашения с не членами ЕС: Швейцарией, Сан-Марино - с тем, чтобы, не блокируя усилий, двинуться вперед», - заявил канцлер Австрии Вернер Фейман.

В Австрии самым большим, кроме, естественно, австрийских банкиров, противником соглашения о свободном обмене информацией является министр финансов Мария Фектер. Месяц назад она произвела настоящий фурор перед встречей министров финансов Евросоюза в Дублине, заявив, что Вена в корне не согласна с этим соглашением и что с неплательщиками налогов и отмыванием денег австрийцы намерены бороться другими средствами. «Мы будем защищать тайну банковских вкладов, - заявила она на пресс-конференции после встречи с коллегами. - Мы не налоговая гавань».

Что же касается австрийского канцлера, то он занимает в этом вопросе более гибкую позицию. Многие экономисты считали, что Брюсселю удастся додавить Вену и заставить австрийцев согласиться на обмен информацией. Не получилось.

Австрийского коллегу поддержал и премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер. Он тоже заявил, что Люксембург не подпишет соглашение до окончания переговоров со Швейцарией. В Евросоюзе пусть и формально, но все же царит демократия. Несмотря на то, что ни Австрию, ни тем более Люксембург к европейским тяжеловесам не отнесешь даже при самой буйной фантазии, их позиция сыграла решающую роль. Соглашение о свободном обмене финансовой информацией в Брюсселе подписано не было. По крайней мере, пока.

Больше чем за годы

Европейские лидеры договорились бороться с «агрессивным налоговым планированием» и другими сомнительными практиками по уводу денег от налогов, но обсуждать конкретные шаги не стали.  «На корпоративном налоговом фронте они ничего не сделали», - уверен исполнительный директор Центра европейских политических исследований  Карел Ланну.

Однако сами участники - возможно, делая хорошую мину при плохой игре, утверждают, что собирались не напрасно. Ангела Меркель, например, заявила, что саммит достиг в борьбе с неуплатой налогов за несколько часов больше, чем за все предыдущие годы, вместе взятые. Этим громадным достижением немецкий канцлер признала простое заявление о направлении работы ЕС в следующие несколько месяцев. Очередной серьезный разговор о налогах на уровне глав европейских государств состоится через полгода, в декабре. Меркель заявила, что саммит дал «ясный сигнал» неплательщикам налогов и сделал возможным прорыв в этом вопросе.

В некотором роде Ангела Меркель и другие участники саммита все же правы, говоря об успехе, потому что ранее Вена и Люксембург отвергали даже все попытки разговоров о свободном обмене банковской информацией на том основании, что в соглашении не будет участвовать Швейцария. В Берне, кстати, отказывались вести переговоры с ЕС по этому вопросу до тех пор, пока схема не начнет работать на всей территории союза.Нынешнему саммиту разорвать замкнутый круг не удалось, но в Брюсселе надеются, что прорыв будет достигнут в конце года, на следующем саммите. Пока же неплательщики налогов благодаря неуступчивости Вены и Люксембурга получили как минимум шесть месяцев отсрочки, чему они, конечно, очень рады.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики