Чернобыль не отпускает

Украинские власти подыскивают подходящее применение зоне отчуждения вокруг Чернобыльской атомной электростанции. Специальная межведомственная комиссия предлагает организовать здесь кладбище ядерных отходов. Это позволит украинскому бюджету сэкономить сотни миллионов долларов в год, но нанесет непоправимый ущерб экологии

Чернобыль не отпускает

Авария на Чернобыльской АЭС, ставшая крупнейшей техногенной катастрофой в истории человечества, произошла 27 лет назад, в апреле 1986 года. Однако будущее станции до сих пор не определено. Власти Украины имеют на нее большие планы, но не все в этом вопросе зависит от них.

В канун очередной годовщины трагедии активизировала работу межведомственная рабочая группа по определению стратегии дальнейшего развития площадки Чернобыльской АЭС и зоны отчуждения вокруг нее. Полуразрушенную станцию посетил вице-премьер Юрий Бойко, который курирует в правительстве вопросы энергетики. Он выдвинул на рассмотрение рабочей группы проект полноценного возвращения многострадального объекта в хозяйственный оборот. Этим шагом украинские власти попытаются одновременно подстрелить сразу двух зайцев.

По словам вице-премьера, Украине жизненно необходим полигон для утилизации отработанных ядерных отходов на собственной территории. Сейчас отработанное высокорадиоактивное топливо с украинских АЭС вывозится на переработку в Россию. За это удовольствие Киев ежегодно платит Москве порядка 200 миллионов долларов, причем цена постоянно растет. По сведениям украинской прессы, за десять лет услуги российской стороны подорожали в 3,4 раза. На Украине идеальным местом для захоронения опасного груза могла бы стать площадка Чернобыльской АЭС, считает Бойко. «Это очень выгодно… Когда переработка будет у нас, деньги будут оставаться в стране», — заявил чиновник в одном из недавних телевыступлений. Выгода действительно очевидна: стоимость собственного хранилища оценивается в 500 миллионов долларов, так что за два с половиной года проект окупится.

Строительство полигона под Чернобылем позволило бы с умом использовать имеющуюся там инфраструктуру и потенциал персонала станции. Кроме того, собственная площадка для утилизации ядерных отходов позволит замкнуть производственный цикл в атомной промышленности Украины и разовьет регион экономически. Наконец, найдя для зоны отчуждения (которая за почти три десятилетия практически перестала быть опасной для жизни) столь опасное применение, Киев рассчитывает и дальше получать из-за рубежа «чернобыльские» деньги.

Сейчас регулярные финансовые поступления от РФ и стран Запада идут на сооружение нового объекта «Укрытие», который полностью изолирует от внешнего мира руины четвертого энергоблока. Своих денег на эти работы Киеву нехватает. На помощь приходят правительства зарубежных стран, но после 2015 года, когда новый саркофаг будет готов, финансовый поток иссякнет. Функционирование в зоне ЧАЭС хранилища отработанных ядерных отходов поможет Украине найти убедительную причину, по которой поток ассигнований нужно будет продолжить.

Проектирование «ядерного кладбища» к настоящему моменту уже завершено. Оно будет находиться на площадке комплекса производств по дезактивации, транспортировке, переработке и захоронению радиоактивных отходов с территорий, загрязненных в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Государство уже провело экспертизу проекта и выдало все необходимые лицензии для перехода к этапу выполнения физических работ на площадке. Но дальнейшая судьба хранилища все еще остается под вопросом. «Должна существовать четкая государственная программа относительно будущего Чернобыльской станции», — заявил недавно Бойко. Ему вторят эксперт научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев и другие специалисты. Строительство собственного хранилища — в национальных интересах Украины, говорят они. Однако до сих пор не ясно, из какого источника будет финансироваться проект и как, например, в хранилище будет доставляться отработанное топливо с АЭС.

Украинские чиновники, возможно, имеют веские основания полагать, что хоронить высокорадиоактивные отходы в непосредственной близости от Киева (80 километров по прямой) — отличная идея. Однако экологи и общественные активисты уже готовятся бить тревогу. По их словам, хранилище отработанного топлива — это очередная бомба замедленного действия, заложенная под многомиллионный город.

Не стоит забывать и об уникальной природной зоне вокруг ЧАЭС. Люди оставили эти края после аварии, но когда уровень радиации спал, здесь активно начали разрастаться леса. В окрестности Чернобыля стали подселять диких животных, выращенных в неволе. Они адаптировались на новой территории и дали потомство. Биологи-энтузиасты хотят воссоздать в зоне отчуждения «плейстоценовый парк» — экосистему, похожую на ту, что существовала на Земле миллионы лет назад. Обязательным условием существования такой природной зоны является полное отсутствие человека и какой бы то ни было хозяйственной деятельности. Если на территории станции появится хранилище ядерных отходов, с плейстоценом можно будет попрощаться.

Подняв в очередной раз тему утилизации отработанного топлива, украинский чиновник с высших этажей власти продемонстрировал, каким образом у правительства расставлены приоритеты.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности