Поиск невозможного компромисса

От нового главы Всемирной торговой организации ожидают более аккуратного подхода к либерализации мировой торговли и большего учета интересов развивающихся и бедных стран. Однако вероятно, что он будет активно участвовать и в работе над соглашениями о региональных зонах свободной торговли

Избрание главой ВТО Роберту Азеведу свидетельствует: Бразилия и другие развивающиеся экономики начинаютиграть новую роль
Избрание главой ВТО Роберту Азеведу свидетельствует: Бразилия и другие развивающиеся экономики начинаютиграть новую роль

Бразилец Роберту Азеведу победил в борьбе за пост нового главы ВТО. Он станет первым латиноамериканцем и первым представителем стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), возглавляющим существующую с 1995 года организацию. Это свидетельствует о растущем влиянии развивающихся экономик (развитые страны продолжают испытывать серьезные трудности, связанные с последствиями финансового кризиса 2008–2009 годов).

В выборной гонке Роберту Азеведу обошел мексиканца Эрминио Бланко, которого многие считают кандидатом, предпочитаемым Вашингтоном. Теперь Азеведу в сентябре сменит на должности главы ВТО француза Паскаля Лами, восемь лет руководившего организацией.

«Для Бразилии очевидно, что Азеведу, учитывая его опыт и устремленность, будет в состоянии вести ВТО в направлении более справедливого и более динамичного мирового экономического порядка», — прокомментировала назначение Азеведу бразильский президент Дилма Русефф. «Избрание Азеведу говорит о переменах в структуре глобального управления. Это свидетельство новой роли Бразилии и других развивающихся экономик в международных организациях», — заявил Амансиу де Оливейра, профессор экономики Университета Сан-Паулу.

Бразилия (ВВП — 2,46 трлн долларов) и Мексика (1,28 трлн долларов), стремящиеся к лидерству в Латинской Америке, поддерживали своих кандидатов, чтобы укрепить собственные позиции на мировой арене. При этом Бразилия, как и многие развивающиеся страны, сторонница аккуратного подхода к либерализации международной торговли (так, ее много критиковали за повышение импортных пошлин на целый ряд иностранных товаров, а также за то, что при организации госзакупок бразильские власти отдают предпочтение местным производителям).

Состязание между Азеведу и Бланко отражает и различие во взглядах США и ЕС. Бланко твердо придерживается мнения, что частный бизнес должен играть более активную роль в переговорах, где обсуждаются вопросы международной торговли, и лоббировать свои интересы в правительстве (его кандидатуру поддерживали США). А у Роберту Азеведу репутация человека, умеющего слушать партнеров во время переговоров и искать консенсус (его поддерживал ЕС). Так что избрание нового главы ВТО отражает принципиальный выбор между этими двумя подходами.

Из тупика

«Избрание Азеведу много значит для тех участников ВТО, которые хотят, чтобы либерализация международной торговли проводилась менее догматично. Он, скорее всего, будет более склонен учитывать взгляды африканских и прочих развивающихся стран, ожидающих действий ВТО по важным для них вопросам. Правда, это не означает, что его работа окажется простой», — так прокомментировал выбор нового главы ВТО Рикардо Мелендес-Ортис, бывший торговый представитель Колумбии, ныне возглавляющий Международный центр торговли и устойчивого развития (ICTSD) в Женеве.

Международные переговоры, начавшиеся в Дохе в 2001 году, окончательно зашли в тупик в 2008-м. Провал переговоров лишил развивающиеся страны, прежде всего Бразилию, Индию и африканские государства, надежды получить более широкий доступ на потребительские рынки развитых стран. Камнем преткновения стали продовольствие и аграрное сырье. Хотя на этот сектор приходится всего 8% мировой торговли, именно он особенно чувствителен к протекционистской политике. В среднем в развитых государствах тарифы на импорт аграрного сырья составляют 30%, в развивающихся — 54%. А кое-где импортные тарифы, ограждающие местных производителей от притока дешевого продовольствия из-за рубежа, превышают 100%. Так, с помощью высоких ввозных пошлин защищают свои рынки риса и сахара Япония и Южная Корея.

Действующая тарифная система сложилась по результатам предыдущего, уругвайского, раунда переговоров ВТО. В начале 1990-х страны — участницы Всемирной торговой организации договорились отказаться от квотирования импорта аграрного сырья, трансформировав квоты в тарифы. «Предполагалось, что тарифы будут временной мерой, но влияние сельскохозяйственного лобби оказалось настолько сильным, что ни развитые государства, ни развивающиеся не могут от них отказаться», — сказала «Эксперту» Прэт Тэкер, директор по Африке исследовательского центра Economist Intelligence Unit (EIU).

На многолетних переговорах развивающиеся страны, особенно с большим сельским населением, не захотели открывать свои продовольственные рынки. Они опасаются разорения крестьян и миграции десятков и даже сотен миллионов людей в города. И эти опасения обоснованны: например, в Индии в сельском хозяйстве занято 53% всех трудовых ресурсов (280 млн человек), которые производят почти пятую часть ВВП. В Китае в аграрном секторе трудится 36% всех занятых (288 млн человек), производящих 11% ВВП. В обеих странах с их гигантским — и продолжающим увеличиваться — населением вопрос обеспечения продовольствием стоит особенно остро. В городах быстро растет средний класс, что меняет характер потребления продуктов: с увеличением доходов городские жители переходят с риса и овощей на мясо, рыбу и полуфабрикаты. По мнению индийских и китайских политиков, это делает продовольственную безопасность, которая обычно трактуется как самообеспечение по ключевым видам продуктов, приоритетом внешнеторговой политики.

Поддерживаемый Вашингтоном Эрминио Бланкопроиграл оттого, что Мексику в целом рассматривают как продолжение Соединенных Штатов
Фото: EPA

В развитых государствах сельское хозяйство играет менее важную экономическую роль. Так, в Евросоюзе на этот сектор приходится 2% ВВП и 4,4% занятых, в США — лишь 0,6 и 0,9% соответственно. Но мощнейшее аграрное лобби апеллирует к необходимости сохранить традиционный сельский уклад. Разделяющие идею «защитить отечественных фермеров» партии проходят в парламенты развитых стран и успешно лоббируют выделение огромных субсидий местным производителям. Так, на аграрные субсидии в ЕС ежегодно тратится 44% общеевропейского бюджета (по текущему обменному курсу — 68 млрд долларов); в США — около 16 млрд долларов.

Однако добиться от США, Японии и Евросоюза отмены субсидий фермерам на переговорах в ВТО так и не удалось. Как и снижения тарифов на импорт продовольствия в развивающихся странах. Так, на переговорах 2008 года тогдашний министр торговли Индии Камаль Нат заявил, что не намерен «рисковать безопасностью миллионов фермеров» его страны, столь зависимой от сельского хозяйства.

Поэтому к концу 2000-х универсальные правила в международной торговле начали уступать место двусторонним соглашениям, которые оказались популярны в США во времена Джорджа Буша. Когда в 1994 году завершился уругвайский раунд переговоров (тогда еще ГАТТ, предшественника ВТО), в мире насчитывалось всего 80 двусторонних торговых соглашений; в 2012-м — свыше 460. Также появились региональные торговые соглашения, например, Транс-Тихоокеанское партнерство, поддерживаемое США. В рамках последнего на свободную торговлю друг с другом перешли Новая Зеландия, Сингапур, Бруней и Чили. Переговоры о вступлении в это соглашение сегодня ведут восемь стран, включая США, Японию, Австралию и Мексику.

Конкуренция ожиданий

Поэтому перед Роберту Азеведу стоит действительно сложная задача — попытаться достигнуть прогресса на переговорах ВТО, ведь для одобрения решений требуется поддержка всех 159 стран — членов организации. Уже в декабре состоится конференция министров торговли ВТО в Индонезии, где Азеведу предстоит добиться первых результатов. В частности, предполагается, что ВТО постарается стандартизировать таможенные правила для стран-членов, что сократит бюрократию и создаст потенциал для роста мировой экономики на 1 трлн долларов. При этом от нового главы ВТО ожидают, что организация постарается защитить продовольственную безопасность своих участников, а также пойдет на уступки беднейшим странам. «Перед Азеведу сейчас стоят две ключевые задачи: успешная подготовка декабрьской конференции и поиск консенсуса, который необходим, чтобы модернизировать правила международной торговли в условиях глобальной экономики», — рассказал «Эксперту» Дональд Хэпберн, научный сотрудник лондонского института Chatham House.

В этом Азеведу должен помочь растущий вес стран БРИКС в мировой торговле. Доля пяти государств в международной торговле увеличилась с 7,5% в 2000 году до 17,1% в 2012-м. От нового главы ВТО ждут, что он постарается убедить участников организации согласиться на более открытую международную торговлю.

В то же время США и Евросоюз, которые хотели бы получить больший доступ для своих товаров на рынки растущих развивающихся стран, проводят собственные переговоры о трансатлантической зоне свободной торговли. Половина мирового экспорта происходит из США и стран Евросоюза. На них суммарно приходится 54% мирового ВВП по обменному курсу и 40% мирового ВВП по покупательной способности. Высокая степень взаимосвязи и взаимозависимости между американской и европейской экономиками — вот причина, по которой Вашингтон и Брюссель в феврале этого года затеяли переговоры о либерализации торговли друг с другом. Цель этих переговоров тоже понятна: поддержать свои экономики на фоне растущего влияния развивающихся стран. Согласно совместному отчету Белого дома и Европейской комиссии, отмена и сокращение пошлин, а также создание единого рынка США—ЕС добавит 0,5 процентного пункта к ежегодному росту ВВП по обе стороны Атлантики. Также это может создать стандарты для либерализации торговли с остальным миром. Ведь если две крупнейшие экономики смогут прийти к компромиссу и добиться свободной торговли друг с другом, то прецедент может быть транслирован на мировом уровне.

Поддержка Азеведу европейскими странами, как полагают многие комментаторы, означает, что он поддержит переговоры между ЕС и США. А также станет активным участником переговорного процесса — ведь он зарекомендовал себя как опытный переговорщик. И региональные сделки, которые могут стать тактическими потерями для ВТО в краткосрочной перспективе, в долгосрочной способны оказаться прорывами. Ведь если Вашингтон и Брюссель договорятся об уступках друг другу, им будет проще вести переговоры с развивающимися странами, прежде всего со странами БРИКС.

И хотя европейская поддержка для Азеведу очень важна, более важными могут оказаться хорошие отношения со странами БРИКС. В частности, с Китаем, третьей крупнейшей экономикой мира после ЕС и США. Пекин рассматривает Бразилию не только как партнера по БРИКС, но и как экономику с дополняющей структурой — бразильцы поставляют многие виды сырьевых товаров в растущий Китай. И если Бразилия интересна всем, то представившая второго кандидата на пост главы ВТО Мексика оказывается конкурентом Китаю как источник экспорта недорогой промышленной продукции, особенно на американский рынок. Показательно и отношение Индии, где на Бразилию смотрят как на долгосрочного партнера, а Мексику рассматривают как продолжение Соединенных Штатов.

Хотя США выступали против кандидатуры Роберту Азеведу, они будут вынуждены с ним работать. «Он — отличный выбор. Я думаю, что у Роберту есть прекрасный шанс вдохнуть жизнь в затухший процесс и попытаться преодолеть серьезные трудности», — заявила Сюзан Шваб, служившая торговым представителем США в администрации Джорджа Буша. В Вашингтоне надеются, что в качестве главы ВТО Азеведу окажется более восприимчив к идеям свободной торговли, чем на посту представителя Бразилии, где он был вынужден защищать протекционистские решения своего правительства.

Так или иначе, перед новым главой ВТО стоит непростая задача — справиться с противоположными друг другу ожиданиями развитых и развивающихся стран. «Победа для Бразилии символичная. И если Азеведу справится, то это будет невероятный успех. Но добиться этого будет сложнее, чем провести Олимпиаду в Рио», — прокомментировал перспективы нового руководителя ВТО Жоау де Кастро Неваш, эксперт Eurasia Group.

Лондон

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики