Маневры двух сторон

Россия останется основным экономическим и геополитическим союзником Казахстана. К такому весьма ожидаемому выводу пришли авторы исследования Института стран СНГ "Астана и Москва: перспективные направления партнерства и проблемы во взаимоотношениях"

Маневры двух сторон

Авторы исследования подчеркивают: после того, как мировая экономика пережила кризис, который ударил и по Казахстану, перспектива превращения Казахстана в региональную сверхдержаву заметно отдалилась. Поэтому влияние России здесь является «ключом» к сохранению позиций Кремля в целом в Центральной Азии.

Политолог Досым Сатпаев отмечает, что в нынешней политической конфигурации, до смены властной парадигмы ждать существенных перемен в российско-казахстанских отношениях не имеет смысла, но устойчивость этой конструкции вызывает сомнения.

«Для Казахстана приобретает существенное значение то, как будет происходить смена власти в стране. Нынешние гарантии и в рамках Таможенного союза, и в рамках Единого экономического пространства не означают, что, к примеру, следующий лидер страны будет придерживаться проросийской политики. Есть много других векторов, которые влекут политический истеблишмент Казахстана. К примеру, переориентация на тюркский мир, и здесь приоритетным остается член НАТО  Турция, и западная модель, с максимальным приближением к странам ЕС и США. Поэтому российский вектор казахстанской политики в долгосрочной перспективе может быть пересмотрен; что же касается среднесрочной перспективы, то изменений ждать не стоит», - уверен Сатпаев.

Политизированность двусторонних отношений может привести к конфликтам интересов различных групп влияния в обеих странах по таким вопросам, как тарифная и таможенная политика в рамках Таможенного союза, углеводородный транзит через Россию, в области космических программ, говорится в исследовании.  Главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев подтверждает: трения в области выгодных для каждой из стран тарифов в рамках интеграционных объединений имеют место, но это общемировая практика, идет «прощупывание» экономических интересов.

«Интересы элит и стратегический курс Казахстана - это не совсем одно и то же.  Если мы говорим об уровне межгосударственного взаимодействия, то ни у кого  не вызывает сомнения, что лидеры обоих государств выступают с позиций дальнейшего укрепления отношений. И недавние заявления президента Нурсултана Назарбаева, высказавшего свое отношение к необходимости интеграционных процессов, говорит о том, что ориентация Казахстана на Россию остается неизменной», - отмечает Ашимбаев. 

Тяжелый груз прошлого

В исследовании подчеркивается, что в Казахстане наблюдается усиление критических оценок общего советского прошлого: в частности, звучат упреки в адрес Москвы за уничтожение местной интеллигенции в период сталинских репрессий 30-х годов, голодомор, превращение территории Казахстана в полигон для ядерных испытаний. Авторы подчеркивают, что националисты с обеих сторон продолжают использовать чувствительные темы, чтобы посеять разлад между народами. Недавняя полемика в Казнете относительно роли Казахстана в Великой Отечественной войне лишь подтвердила, что эти опасения не  надуманны.

Авторы подтверждают, что Казахстан может двигаться по нескольким  внешнеполитическим векторам, которые в конечном итоге будут отдалять его от Москвы. Это пантуранская модель с идеологией пантюркизма, которая через Турцию может вывести Казахстан на Запад, панисламская, с которой Казахстан может всецело развернуться к лидерам исламского мира, принимая во внимание растущий интерес населения к религии; возможно также движение страны в сферу влияния Китая.

Стоит отметить: авторы российского исследования признают, что Казахстан  находится на цивилизационном «перепутье», и его предпочтение интегративной модели Таможенного союза и Евразийского союза  не является однозначным.

Также подчеркивается, что после серии революций в арабском мире, активизации экстремистских групп  и серии беспорядков в Западном Казахстане появилась зримая угроза «казахстанской весны», чего российские элиты допустить не хотят. Отмечается, что российским интересам может служить ориентация на поддержку существующего в Казахстане политического режима, что объясняется доминирующей в оппозиции страны прозападной ориентацией и националистически-антироссийским «трендом» части контр-элитных групп.

Что делать?

О том, что трения в казахстано-российских отношениях становятся все более заметными на фоне возможного транзита власти говорит и руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин: «В высших сферах государственного управления России по-прежнему доминируют в основном антиевразийские, антимусульманские, националистические и антиимперские взгляды, да и сама российская realpolitik до сих пор определяется чеканными антиимперскими и колониалистскими подходами "Либеральной империи" Анатолия Чубайса». Казахстан и другие страны Центральной Азии, по версии Собянина, слышат «правильную, евразийскую и имперскую риторику Владимира Путина, но на деле видят противоположное: жёсткие, недружественные, несоюзнические и просто нечестные действия Москвы, что категорически неприемлемо».

По мнению авторов исследования, комплексом мер, способным купировать негативные тенденции в отношениях двух стран, могут стать активизация военно-технического и военно-политического сотрудничества, развитие  интеграции в сфере экономики и финансов; культурно-информационный обмен и сотрудничество в области образования и науки. В связи с этим делается акцент на ряд особенностей нынешней динамики двусторонних отношений. Уровень экономической интеграции крайне низок, в связи с чем нуждается в коррекции  сопрягаемость российской и казахстанской программ «инновационно-прорывного» характера.  Подчеркивается важность координации шагов двух стран по изменению сырьевого профиля национальных экономик, в том числе и для реализации крупных мегапроектов будущего.

В сфере военного сотрудничества эксперты предлагают выработать механизмы переброски группировок войск к южным границам региона, что позволит решить комплекс проблем, связанных с  афганским кризисом; также предлагается создать двустороннюю комиссию по региональной безопасности между советами безопасности двух стран.

Фон остается неизменным

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев:

Отношения между Казахстаном и Россией сопряжены с определенными трениями и разногласиями по различным вопросам. Вместе с тем нет каких-либо оснований говорить о том, что речь идет о серьезных осложнениях, чреватых в ближайшей перспективе снижением уровня межгосударственного взаимодействия и проявлением взаимного недоверия, как это, например, наблюдается между Казахстаном и Узбекистаном. Судя по всему, провоцирующим различные споры является процесс интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства.                                                                                                                        

Попытки России форсировать процесс создания Евразийского экономического союза и придать ему определенное политическое содержание, включая предложение о создании Евразийского парламента, встретили в Казахстане неприятие как на официальном, так и, особенно, на неофициальном уровне. В свою очередь, это объясняется опасениями относительно возможного ограничения суверенитета Казахстана. С учетом заявлений президента   Нурсултана Назарбаева в 2011-2012 годах на заседаниях Высшего Евразийского экономического совета, а также   его выступлений на различных мероприятиях внутри страны, можно сделать вывод о том, что, с одной стороны, неизменность внешнеполитической линии Казахстана на развитие евразийской интеграции сохраняется. Но, с другой стороны, рассматриваемый процесс не выйдет за экономические рамки. По крайней мере, руководство Казахстана делает все, чтобы не допустить этого.

В связи с этим не исключено, что вопрос  Байконура является одним из серьезных аргументов Астаны в ее переговорах с Москвой, в том числе по развитию интеграции. Неслучайно руководитель Национального космического агентства Талгат Мусабаев поднимал «байконурскую тему» несколько раз в декабре прошлого года. Сначала 5 декабря, что совпало с пребыванием президента Казахстана в Ашхабаде на саммите глав государств-участников СНГ и его встречей с президентом РФ Владимиром Путиным. И затем 11 декабря, то есть накануне поездки главы государства в Москву для участия 19 декабря в заседаниях Межгосударственного совета ЕврАзЭС и Высшего Евразийского экономического совета. В итоге казахстанское руководство добилось от России определенных уступок и по Байконуру, включая, прежде всего, перевод комплекса «Байтерек» с ракетоносителя «Ангара» на  ракетоноситель «Зенит», и по вопросам евразийской интеграции.

Единственной серьезной темой для возможных разногласий представляется вопрос транзита казахстанского углеводородного сырья через российскую территорию. Россия явно не стремится включить механизмы регулирования соответствующих отношений в формат ТС-ЕЭП, желая, видимо, сохранить фактор транзита в качестве одного из рычагов влияния на Казахстан. Тогда как последний, скорее всего, рассчитывает добиться положительного решения для себя возникшего вопроса по мере развития ЕЭП и разработки и рассмотрения проектов документов по созданию Евразийского экономического союза.

В целом же стратегическое партнерство Казахстана и России активно развивается. В пользу этого свидетельствуют: а) подписание 30 января этого года военными ведомствами двух стран соглашения о создании единой региональной системы противовоздушной обороны, к чему Казахстан и Россия шли почти 6 лет; б) приглашение Путиным Назарбаева принять участие в саммите «Большой двадцатки» («G-20»), который пройдет в сентябре этого года в Санкт-Петербурге.

Таким образом, наблюдаемые в рамках казахстанско-российских отношений различные трения и разногласия можно рассматривать как внешнеполитические маневры той или иной стороны, предпринимаемые ею в целях корректировки действий партнера по каким-либо взаимно интересующим вопросам межгосударственного сотрудничества. При этом общий политический фон и формат реализации отношений остаются неизменными. 

Попытки России форсировать процесс создания Евразийского экономического союза и придать ему определенное политическое содержание, включая предложение о создании Евразийского парламента, встретили в Казахстане неприятие как на официальном, так и, особенно, на неофициальном уровне. В свою очередь, это объясняется опасениями относительно возможного ограничения суверенитета Казахстана. С учетом заявлений президента   Нурсултана Назарбаева в 2011-2012 годах на заседаниях Высшего Евразийского экономического совета, а также   его выступлений на различных мероприятиях внутри страны, можно сделать вывод о том, что, с одной стороны, неизменность внешнеполитической линии Казахстана на развитие евразийской интеграции сохраняется. Но, с другой стороны, рассматриваемый процесс не выйдет за экономические рамки. По крайней мере, руководство Казахстана делает все, чтобы не допустить этого

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики