Обмельчавшая система

Редакционная статья

Обмельчавшая система

Фраза «Банки — кровеносная система экономики» стала популярной во время кризиса. Это и понятно: обычно об отдельных органах вспоминают в период болезни. Произнося эту фразу, чиновники и политики хотят обычно показать огромное значение банковского сектора и объяснить налогоплательщикам, почему на лечение этой самой системы тратятся сотни миллиардов, у нас — тенге, в США — долларов, в Европе — евро… В конце концов, банки — кровеносная система и в Африке.

В Казахстане на лечение экономики в кризис из Национального фонда была направлена разовая сумма в 10 млрд долларов. На поддержку банков пошла львиная доля этих денег. Казалось бы, острая фаза кризиса миновала, экономика благодаря высоким ценам на нефть стабилизировалась и даже растет. Однако с кровеносной системой дела обстоят не лучшим образом — болезнь затянулась. Сегодня банки (мы не говорим об отдельных игроках, а в целом о секторе), если продолжить сравнение с жизненно важной системой, в большей степени исполняют роль капилляров, мелких кровеносных сосудов. Государственная помощь банки поддержала: некоторые спасла от банкротства, другим позволила остаться на плаву, удержать вкладчиков. Однако она так и не смогла расшить узкие места: с начала кризиса (а Казахстан вступил в него на год раньше, чем весь мир, в 2007 году) так и не решен вопрос с качеством кредитного портфеля. Даже рейтинговые агентства при всем своем аналитическом потенциале не могут угадать, когда же закончится этот вал просрочек. Помнится, они обещали стабилизацию и некоторое снижение просроченной задолженности к концу десятого года, потом в одиннадцатом, но портфель продолжал ухудшаться и в 2012-м.

Очевидно, это основная причина продолжающегося, не сказать кризиса — кредитный портфель все же растет, да и прибыль банки получают,— но некоего тормоза на пути развития банков. Усилия, предпринятые правительством и Национальным банком по очищению балансов, пока не дали видимых результатов: кредиты, связанные с недвижимостью, строительными проектами, ипотекой, большей частью перешли в безнадежные, резервы по неработающим кредитам давят на капитал.

Фининституты расчищают завалы самостоятельно, кто как может. Например, Казкоммерцбанк сформировал дополнительные резервы по МСФО за счет собственного капитала и прибыли прошлых лет. У других игроков может и не быть такой возможности, а ведь с начала года вступили в действие поправки к банковскому законодательству, обязывающие банки создавать регулятивные резервы по международным стандартам. Дальше нужно ожидать ужесточения требований по капиталу, поскольку в Казахстане будет поэтапно вводиться Базель 3. Так что банкам, обремененным большими объемами NPL, придется и дальше больше думать об оздоровлении портфеля, нежели о росте бизнеса.

В начале кризиса было много разговоров о создании «плохого» банка, куда сольют все некачественные активы. Но только года два-три спустя пришло осознание того, что параллельно с оздоровлением банков нужно поддерживать должников. В 2011 году были приняты программа оздоровления конкурентоспособных предприятий, направленная на восстановление их платежеспособности, а также концепция улучшения качества активов банков.

Уже 2013-й, однако что-то не слышно о предприятиях, которые попали в программу оздоровления, да и улучшения банковских активов, как уже выше говорилось, не наблюдается. Механизм списания безнадежных долгов работает, но плохо: сложные процедуры, с одной стороны, и нежелание банков поступиться своими доходами (а весьма размытая перспектива их получить все же существует при росте цен на недвижимость) дают близкий к нулевому результат.

Принимая решения о создании механизма банковских компаний специального назначения (SPV) и государственного фонда проблемных кредитов, Национальный банк опирался на опыт других стран, переживших кризис,— Индонезии, Швеции, Кореи, Таиланда, где создавались компании по управлению стрессовыми активами. Но у нас он почему-то не работает. Может быть, уже пора подумать, почему не работает? Почему у нас ситуация не улучшается?

Возвращаясь к кровеносной системе… Сегодня банки в некоторой степени утеряли эту свою роль. Почти все фининституты объявляют своими приоритетами в кредитовании розничных клиентов и малый, и средний бизнес. Это вынужденное позиционирование, которое диктуется фондированием. Короткие и дорогие депозиты размещают в короткие и еще более дорогие кредиты. Банки — в постоянном поиске хороших проектов, которые бы генерировали доходы. Но тем временем они преимущественно финансируют сферу услуг и торговлю, где короткая оборачиваемость денег и сроки соответствующие. Кредиты «вдолгую» банки давать пока не готовы, а значит, производственные предприятия и дальше будут задыхаться без финансирования.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики