Как маятник качнется

Как маятник качнется

Сегодня исполняется ровно восемь лет, как в самом густонаселенном регионе Центральной Азии - в Ферганской долине, в городе Андижане произошли кровавые события, связанные с расстрелом мирных жителей правительственными войсками. По данным независимых журналистов и правозащитников, во время антиправительственной демонстрации было убито более 700 мирных жителей, включая детей, подростков, женщин и стариков.

Западная дипломатия, в том числе первые лица США, первоначально требовали международного расследования массового убийства людей, но со временем - после того, как режим Ислама Каримова был поддержан авторитарной российской властью, а Владимир Путин легитимизировал право Ислама Каримова на убийство собственных граждан, Запад охладел к Андижанскому бунту. Более того: суровый нрав узбекского лидера заставил США прогнуться перед узбекской диктатурой - в обмен на базу в Термезе и северный путь поставки грузов в Афганистан. Со временем ЕС отменил введенные символические санкции против режима, а не так давно глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу пригласил Ислама Каримова в Брюссель, где снял все вопросы по Андижану.

Узбекскому лидеру, в обмен на лояльность к Западу, простили старые прегрешения, и сегодня память нескольких сотен погибших андижанцев остается запятнанной. Пожалуй, трагедия в Ферганской долине стала одним из самых сложных испытаний для Запада на приверженность к декларируемым ими либеральным и общечеловеческим ценностям, в конечном итоге стала лакмусовой бумажкой, своего рода проверкой на состоятельность. Так вот ЕС и США эту проверку не прошли, продемонстрировав очевидную политику двойных стандартов.   

Известно, что каждый год публикации рейтингов международных неправительственных организаций по оценке демократического развития, свободы слова и соблюдению прав человека становятся громким новостным поводом во всех СМИ мира. Доклады таких организаций, как  Freedom House и Human Rights Watch, являются весьма авторитетными источниками информации о разных странах. Поэтому на авторах подобных работ лежит большая ответственность, так как, помимо всего прочего, их оценки влияют и на международный имидж тех стран, о которых они пишут. Особенно это касается таких стран, как тот же Узбекистан или Казахстан, которые не слишком известны в мире.

В такой ситуации появляется опасность того, что права человека могут использоваться Западом как «мягкая сила» по отношению к менее развитым странам, у которых нет подобного ресурса. Американский дипломат и теоретик международных отношений Джозеф Най, разработавший это понятие, различал «жесткую» и «мягкую» силы, где в первую входит военная, а во вторую - культура и политические ценности. Еще в 90-е Най обратил внимание на то, что в современном мире американский образ жизни и демократические ценности западного мира могут быть гораздо более эффективной силой, чем военная мощь, хотя, конечно, и с помощью ударов артиллерийских установок тоже можно решать проблемы.

Однако сегодня ведение войн негативно сказывается на внутреннем и внешнем имидже правительства: вспомнить хотя бы пример с возросшим антиамериканизмом после вторжения в Ирак в 2003 году. Намного выгоднее, безопаснее и действеннее сегодня стала «мягкая сила»: Голливуд, демонстрирующий западный образ жизни во всей красе, кока-кола, Макдоналдс и международные НПО, отстаивающие демократические ценности как универсальное благо для всех стран мира, но часто забывающие не о формальных, а о реальных механизмах такой защиты.

Понятно, что среди тех, кто работает в международных НПО и исследовательских центрах, есть люди, которыми движут чистые мотивы, а не политические игры, но все же велик соблазн поучаствовать в большой игре и повлиять на судьбы людей.

Одним из ярких примеров такого подхода как раз и служит Андижанская трагедия, когда западная дипломатия, изначально заклеймив режим Ислама Каримова, со временем принялась столь же горячо его оправдывать. В своем документальном фильм “Резня в Андижане” датский журналист Майкл Андерсен отметил по этому поводу, что сотни тысяч андижанцев сегодня чувствуют себя преданными лидерами просвещенной Европы и США, так как их судьбы оказались лишь разменной монетой.

Ряд журналистов мировых изданий, оказавшихся в Ферганской долине в дни кризиса 2005 года, рассказывали о невыносимых страданиях, выпавших на долю простых людей, у которых не было оружия, которые всего лишь хотели донести до властей правду о бедственном положении их родного города. Но сегодня эксперты решили принять точку зрения официального Ташкента на трагедию: мол, случившееся - результат попытки госпереворота, организованной группой исламских радикалов. 

Одним из ярых сторонников официальной версии властей Узбекистана с первых же дней трагедии стала лектор Института Востока и Африки Лондонского университета Ширин Акинер, которая доносила до западных читателей ту версию, которая совпадала со взглядами узбекского правительства.  

В своем  докладе она отмечает, что у нее был хороший доступ в Андижан и она имела возможность посещать важные места (больницы, тюрьмы, кладбища) и говорить с широким кругом свидетелей трагедии. “У меня нет цели давать однозначные ответы, но вот каковы мои предварительные выводы: 1. Количество погибших было, вероятнее всего, ближе к оценкам правительства (менее 200 человек), чем к более высоким цифрам (1000 и более), озвученным в СМИ. 2. Восстание было инициировано вооруженными, тренированными повстанцами, некоторые из которых были не из Узбекистана.”, - утверждала Акинер.

Однако другой доклад - “Свинцовый дождь”, подготовленный международной организацией Human Rights Watch - дал совершенно иную картину произошедшего.

“13 мая 2005 года узбекские правительственные силы расстреляли сотни безоружных людей, собравшихся на массовый митинг протеста в Андижане. Масштаб убийств и их неизбирательный и непропорциональный характер дают все основания говорить о настоящей бойне”, - отмечалось в докладе.

Прошло 8 лет, но до сих пор нет однозначного ответа: что же все-таки произошло в те страшные майские дни в Андижане, и по этому поводу даже в стройных рядах западных правозащитников - разброд и шатания. Они критикуют режим Каримова, но весьма поверхностно и почти бездейственно; более того: как только отношения Запада с узбекскими или же туркменскими властями улучшаются, тут же и правозащитные организации становятся более покладистыми и менее внимательными к проблемам людей в авторитарных странах. Как раз эта двойственность западных НПО и ННО (неправительственная некоммерческая организация) все чаще заставляет простых людей поверить в их неэффективность и ангажированность.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики