Сеть под сетью

Пройдет немного времени, и Интернет неузнаваемо изменится. Причем - не в лучшую сторону

Сеть под сетью

Каждое государство живет по своим законам, имеет свою культуру и нормы поведения. Миллиарды людей, ставшие в последнее десятилетие пользователями Интернета, неожиданно обрели свободу. Интернет проверяет национальные границы на прочность, размывает их. Поэтому каждая страна хочет регулировать его, изменить по своему образу и подобию, сделать таким, какой нужен ей.

Большинство пользователей сталкиваются с той или иной формой цензуры в Интернете, которую часто упрощенно называют «фильтрованием». В каждой стране цензура зависит от политики правительства, уровня развития технологической инфраструктуры,  многих других факторов. Конечно, не все фильтрование является политической цензурой. К примеру, в демократических странах - по крайней мере, считающихся такими - в большинстве других государств регулярно блокируется не так уж и много сайтов. В большинстве - это порнографические (особенно с детской порнографией) и экстремистские сайты.

В одних странах существует несколько способов входа в Интернет и несколько частных телекоммуникационных компаний, которые их контролируют. В других - только один, национальный провайдер интернет-услуг (ISP), через который и проходит весь трафик. Во втором случае проводить фильтрование значительно легче, чем в первом.

Балканизация Интернета

Специалисты отмечают резкое усиление попыток со стороны властей в разных странах регулировать Интернет и с тревогой говорят о «балканизации Интернета». Суть этого явления, которое из области фантастики все энергичнее вторгается в реальную жизнь, состоит в том, что Сеть, изначально всемирная,  растаскивается на национальные.

Постепенно всемирная паутина будет терять первое слово – «всемирная». Если процесс наберет скорость и силу и станет повсеместным, то довольно скоро появятся российский интернет, американский интернет и т.д. Национальные интернеты будут сосуществовать друг с другом, в чем-то повторять друг друга, но в ряде важных параметров они все же станут разными. Информация будет течь внутри стран, а не через них, как сейчас. Сначала для простых пользователей этот процесс будет почти незаметен, но он станет усиливаться и в конце концов полностью изменит Интернет.

Это вовсе не сценарий фантастического фильма. С большой долей уверенности можно говорить, что в том или ином виде описанный сценарий произойдет и станет реальностью.

Первая стадия процесса, агрессивное фильтрование,  уже в самом разгаре. Китай является крупнейшим на планете цензором-фильтровщиком информации. Китайские власти блокируют целые платформы, пользующиеся огромной популярностью во всем мире: Facebook, Tumblr, Twitter. В китайском интернете великое множество фильтров. В нем не найти информацию по политически чувствительным вопросам. К примеру, поисковики откажутся работать с запросами о событиях на площади Тяньаньмэнь, о личной жизни руководства страны, о правах тибетского меньшинства и далай-ламе, о соблюдении прав человека в Поднебесной и о многом другом.

Пекин уверен в своей правоте и готов защищать свою позицию. В датированном 2010 годом правительственном заявлении об Интернете он по-восточному витиевато назван «квинтэссенцией мудрости человечества», но по-западному открыто говорится, что «законы запрещают распространять информацию, содержащую сведения, которые угрожают государству, национальному единству и национальной гордости и интересам китайского народа».

Главные точки соприкосновения

На следующей стадии начнется коллективное редактирование контента Сети группами стран, кооперирующимися по геополитическим интересам и общим ценностям. Для крупных государств это будет оправдывать фильтрование информации и поможет избавиться от нежелательного внимания общественности, потому что всегда можно ведь сказать: смотрите, другие делают то же самое. Для меньших же государств такие союзы будут легким и относительно дешевым способам оказать услугу крупным игрокам.

Коллективное редактирование может начаться с культурных соглашений и общих антипатий. Например, нежелательные религиозные меньшинства, отношение к другим частям света, к важным событиям или к таким историческим личностям, как Владимир Ленин, Мао Цзэдун или, скажем, Мустафа Кемаль Ататюрк.

Идеология и религиозная мораль, скорее всего, будут самыми мощными двигателями подобного сотрудничества. К примеру - пока чисто теоретически, конечно - можно представить, что группа глубоко консервативных исламских стран, таких, как Саудовская Аравия, Йемен, Алжир и Мавритания, образуют интернет-союз и решат создать… суннитскую сеть.

Технически суннитская сеть, конечно, будет оставаться частью мирового Интернета, но именно она станет главным источником информации для жителей этих стран. Причем - не на английском, а на арабском языке.

На замке

Интернет, который возник как всемирная паутина, со временем станет все больше походить на сам мир, полный внутренних противоречий и пересекающихся интересов. Без особого риска ошибиться можно предсказать и появление требований, напоминающих визы. Скорее всего, пользователей обяжут регистрироваться и предварительно соглашаться на определенные правила, чтобы получить доступ к национальному интернету той или иной страны.

Постепенно возникнет суперсовременная версия знаменитого японского «сакоку» (страна на замке). Это, напомним, политика практически полной изоляции от внешнего мира, впервые провозглашенная в 17 веке.

Не исключено, что ряд стран воспользуется такими «визами» и как орудием мониторинга иностранных пользователей, и как средством пополнения казны, сделав платным вход в национальный интернет. Кстати, под «визовые» требования наверняка подведут вполне серьезную базу: борьба с хакерами.

Получить хотя бы отдаленное представление об интернете не такого уж и далекого будущего можно на примере Ирана, который проводит очень серьезное фильтрование, а в 2011 году объявил о начале работы над национальным «халяльным» интернетом. Тегеран регулярно сообщает планете, что работа движется полным ходом. В декабре прошлого года запущен Mehr, иранская версия YouTube с одобренными правительственными цензорами видеороликами.

По словам министра экономики Исламской республики Шамсоддина Хосейни, в Тегеране надеются, что их интернет заменит всемирную паутину и в других мусульманских странах. Или, по крайней мере, там, где тоже говорят на фарси. Например - в Пакистане, где уже проявили большой интерес к иранскому проекту.

Конечно, угроза отключить целую страну от всемирной паутины - по крайней мере, на нынешнем этапе - больше выглядит пропагандистской угрозой. Не исключено, что Иран станет первым государством, которое создаст двойную сеть: всемирную, доступ к которой будет очень сильно ограничен, и свою, национальную.

В любом случае - независимо от того, какой путь изберет Тегеран и что у него получится из «сепаратистских» устремлений - через считанные годы, максимум - через одно-два десятилетия Интернет уже не будет таким, как сейчас.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее