Контрафактная архитектура

Копирование Версаля, Крайслер-билдинга или Белого дома считается в Поднебесной высшим проявлением творчества и превосходства

Контрафактная архитектура

В Пекине медленно поднимаются в серое небо три асимметричные круглые башни нового комплекса Ванджин Сохо, напоминающие распущенные паруса пиратского корабля. Запроектировала комплекс знаменитый архитектор Заха Хадид, прославившаяся два года назад в Поднебесной футуристическим зданием оперного театра в Гуанчжоу.

Тем временем в полутора с лишним тысячах километров от столицы, в Чунцине, возводится комплекс-близнец. Его с полным основанием можно считать контрафактным, потому что строится он явно по проекту Захи Хадид, хотя и состоит из двух, а не трех башен. Как нетрудно догадаться, прославленный архитектор разрешения на использование своего проекта не давала.

На строительных площадках в Пекине и Чунцине развернулась настоящая гонка. Строители изо всех сил пытаются первыми возвести свои здания. Самое неприятное для «белых» строителей в Пекине заключается в том, что конкуренты из Чунцина, скорее всего, их опередят. Во-первых, им строить на одну башню меньше, а во-вторых - они, в отличие от пекинских конкурентов, работающих под контролем самой Хадид, не очень беспокоятся о качестве, которым лондонский архитектор славится не меньше, чем авангардными проектами и решениями.

Пекинцы обратились к чунцинским пиратам с просьбой остановить строительство, но ответа, естественно, не получили. Тогда подрядчик - миллиардер Чжан Син и Заха Хадид обратились в суд, хотя прекрасно и понимают, что ни запрещать достраивать здание в Чунцине, ни тем более его сносить никто не станет. Самое большее, на что они могут рассчитывать, это штраф, который является мелочью, если принять во внимание количество нолей в смете стройки.

Чунцинцы себя пиратами, конечно, не считают. Они даже придумали лозунг-девиз, который разместили на своем сайте: «Не копировать, а превзойти!»

Эти слова можно считать девизом очень распространенного в Поднебесной движения архитектурного подражания или, попросту говоря, воровства, которое нередко называются дубликатной архитектурой или, для упрощения, – дубликатурой.

В последние годы китайские строители по всей огромной стране, как пирожки, лепят точные копии самых известных на Западе сооружений, начиная от объектов из Списка Всемирного наследия ЮНЕСКО и кончая творениями Ле Корбюзье и знаменитыми манхэттенскими небоскребами.

Париж, Амстердам, Лондон, Мадрид и многие другие красивые европейские и американские города и населенные пункты имеют в Поднебесной двойников, а то и «тройников», и так далее. В Ханчжоу, например, можно полюбоваться, как по глади искусственных каналов китайской Венеции скользят гондолы. Имеются в ханчжоусской Венеции своя площадь Святого Марка, Дворец дожей и прочие достопримечательности итальянской Венеции.

В прошлом году в Хойчжоу, провинция Гуандун, открылась точная копия очень живописной австрийской деревни Гальштат с мощенными булыжником улицами, старинной церковью и даже уличными кафе. Китайские архитекторы специально ездили в Австрию тщательно изучать оригинал. Проект обошелся почти в 1 млрд  долларов.

Поначалу гальштатцы возмутились таким неприкрытым плагиатом, но, немного подумав, остыли и даже прислали на открытие китайской копии делегацию во главе с мэром. Ход рассуждений австрийцев был примерно такой: наказать плагиаторов едва ли удастся, а реклама будет неплохая!

Примерно так же себя повели жители английского городка Теймстаун, который на туманном Альбионе считают едва ли не идеальным образцом типичной английской глубинки. Наверное, поэтому его и выбрали для копирования китайские строители, которые возвели точную копию в Сунцзяне, городе-спутнике Шанхая.

Чаще всего, уверен Юн Хо Чанг, китайский архитектор и бывший глава архитектурного отдела Массачусетского технологического института, в Поднебесной копируют Белый дом. Китайские Белые дома находятся в Гуанчжоу, Уси, Шанхае, Венлинге и Нанкине. Причем размещаются в них рестораны морских продуктов, жилые дома, правительственные учреждения и т.д.

Исторические традиции

Дубликатура вовсе не имеет целью сделать комплимент Западу, не является она и видом самоколонизации. Чужие сооружения и монументы возводятся как дань технологической мощи Китая, его влиянию в современном мире и силе. Китайцы используют шедевры западной архитектуры в качестве символов своего восхождения к мировому превосходству.

Китайские императоры демонстрировали силу и власть, воспроизводя на своих землях самые красивые сооружения покоренных народов. Широкое распространение в Поднебесной получили огромные императорские парки, в которых собиралась флора и фауна из самых отдаленных уголков света.

Копируя дворцы и памятники поверженных народов, китайские императоры доказывали свое превосходство. В 3 веке до н.э. первый император объединенной Поднебесной Цинь Шихуанди отметил завоевание шести соседних царств возведением в своей столице точных копий самых красивых зданий и сооружений из их столиц. Сегодня копии Эйфелевой башни и Крайслер-билдинга служат по сути той же цели: показать всему свету, кто в нем хозяин. Или, по крайней мере, кто им скоро будет.

Помогает объяснить дубликатуру и традиционное отношение китайцев к копированию. В то время как американцы смотрят на имитации свысока - можно сказать, с презрением, в Поднебесной всегда был более тонкий и гибкий подход. О многом говорит позиция директора Национального управления КНР по авторским правам. Вместо того, чтобы бороться с плагиаторами, он их хвалит и считает копии признаком «культурного творчества и созидательности».

Нужно радоваться, а не возмущаться

Стремительно развивающаяся экономика Поднебесной в сочетании с финансовыми и экономическими проблемами Европы и США уже совсем скоро могут привести к новой эре, в которой пекинский Запретный город сменит Белый дом в качестве главного символа для подражания. Рядом с Версалями и прочими западными шедеврами уже - пока, правда, робко начинают появляться и здания, построенные в традиционном китайском стиле.

Китайцы постепенно переходят к новому этапу развития: они понимают, что у них много денег - больше, чем у их западных конкурентов. А это означает, что им больше не следует подражать Западу, но что Запад должен подражать им. Конечно, процесс этот займет не один год, но он уже начинается. Вот и выходит: вместо того, чтобы негодовать из-за подражаний, на Западе должны беспокоиться о приближении того времени, когда китайцы перестанут их копировать. Потому что этот процесс будет означать окончательное утверждение Поднебесной в качестве супердержавы номер один.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?