Эффект резонанса

Редакционная статья

Эффект резонанса

Сегодня, когда становится известно, что один или несколько собственников крупных казахстанских активов заявляют, что собираются продавать свою долю, это воспринимается нервозно. Поскольку многими трактуется как «выход в кэш». Особенно сильные подозрения это вызывает, если актив продается по не самой справедливой цене. Когда Булат Утемуратов продавал Unicredit АТФ, это не вызывало много вопросов — во всяком случае за банк давали приличные деньги. Продадут ли Александр Машкевич, Алиджан Ибрагимов, Патох Шодиев свои доли? Или это лишь слухи?

На этом фоне появляется сообщение о возможном ограничении снятия наличных, и происходит «сопоставление фактов». Финансовая полиция называет сумму 5 млн тенге. «Для кардинального изменения сложившейся ситуации предлагаем рассмотреть вопрос законодательного ограничения сумм наличных денег, которые разрешается снимать с расчетного счета. В качестве примера мы предлагаем для физических лиц ограничить общую сумму полученной наличности — в месяц она не должна превышать три тысячи МРП, это где-то порядка 5 миллионов тенге, для юрлиц — не более десяти тысяч МРП»,— рассказал заместитель главы финпола Айвар Боданов на «круглом столе» в сенате по вопросам борьбы с лжепредпринимательством. Вдумчивый ум начинает сопоставлять факты.

В действительности это может означать совсем не то, что вдумчивый ум себе надумал, а ровно то, что и называется в качестве истинной причины. В конце концов, Швеция вовсе хочет в ближайшей перспективе отказаться от наличности — и именно потому, что «кэш» использует в основном криминалитет, вся теневая экономика ведет расчеты исключительно наличными. Но в Казахстане все иначе. У нас не Швеция, где купюрами и монетами оплачивается только три процента товаров. И верят в наличность здесь далеко не только криминальные элементы. Если вдруг у населения возникнет подозрение, что близятся беспокойные времена, многие побегут в банки снимать свои сбережения. Названная полицейским сумма — пять миллионов тенге — это та же цифра, что и максимальная сумма депозитов физических лиц, на которую распространяется гарантия государства. Собственно, это граница, по которой государство де-факто отделяет средний класс от состоятельных граждан. И вот теперь оно ограничивает всех, кто выше среднего класса, в сумме, которую можно снять в месяц со своего счета в банке. Таким образом, вольно или невольно наносится превентивный удар по проблеме исчезновения ликвидности в банковской системе при панике.

Повторимся: возможно, все это высосано из пальца и в действительности доблестные финансовые полицейские просто противодействуют лжепредпринимательству, зарплатам в конвертах, криминалу… Но вот начинаются разговоры о продаже долей в ENRC — и вновь начинают напрашиваться выводы…

Например, казахстанские оппозиционеры использовали слухи о продаже доли в компании, принадлежащей «евразийской тройке» (как часто называют Александра Машкевича, Патоха Шодиева, Алиджана Ибрагимова), сырьевому трейдеру со швейцарской пропиской Glencore как очередной повод повторить требование о национализации крупнейших компаний. «В течение 18 лет ENRC — Евразийская группа пользовалась огромными льготами и преференциями, бюджет от нее ничего не увидел. Сейчас, когда кризис, мы, общественность, поднимаем вопрос о том, что необходимо вернуть природные богатства Казахстану,— напомнил азатовец Булат Абилов. — А Машкевич и другие ведут переговоры о продаже компании. Мы призываем выкупить по цене приобретения акции евразийской группы». Напомним, что ранее оппозиционеры предлагали национализировать не только ENRC, но и «Казахмыс», «Казцинк», «Митал стил», а также Народный банк.

Ясно в этой ситуации одно: обстановку вокруг ENRC затягивает дымом. Вне зависимости от того, управляемый ли это процесс или происходящий стихийно, именно в этом дыму может быть сделано то, что не просто решит судьбу отдельной компании, но и станет отправной точкой для более серьезного процесса. Возможно, в страновом масштабе.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?