Сложные производные

В Европе продолжается обсуждение вопроса: насколько сложными могут быть производные финансовые инструменты и где находится баланс между доходностью и рисками. Регуляторы, помня о предыдущем кризисе, стараются ограничить использование подобных деривативов, тогда как участники рынка уверены, что сложность инструмента не всегда является недостатком для клиента

Сложные производные

Регуляторы рынка структурированных продуктов, который оценивается на сегодня приблизительно в 1трлн долларов, не понимают разницы между риском и сложностью, заявили в Европейской ассоциации структурированных инвестиционных продуктов (EUSIPA). Но частные инвесторы, которые покупают сложные производные финансовые инструменты на рынке, и не обязаны понимать каждую деталь структуры, считает Томас Вульф, генеральный секретарь организации.

EUSIPA представляет интересы эмитентов инвестиционных продуктов, к которым относятся такие банки, как Deutsche Bank и Goldman Sachs. Свое заявление, передает Bloomberg, она сделала в ответ на предложение международной организации, имеющей штаб-квартиру в Мадриде и объединяющей комиссии по ценным бумагам более ста стран мира, изменить правила регулирования рынка. Регуляторы, как и власти ряда развитых стран, в том числе США и еврозоны, полагают, что структурированные финансовые продукты сложны для понимания инвесторов, и это ставит их в уязвимое положение. Так, Мартин Уитли, исполнительный директор регуляторв Financial Conduct Authority в Великобритании, заявил в этом месяце, что сложные продукты "часто умопомрачительно сложны и являются финансовыми авантюрами".

В ответ на эти высказывания Томас Вульф заявил, что "сложность не всегда является недостатком для клиента».  Частным инвесторам, приобретающим подобные финансовые продукты, необязательно понимать каждую составляющую структуры этого дериватива. «Добавление компонентов к продукту может сделать его более безопасным. Например, включение в производную защиты от потери капитала или дефолта эмитента обязательно делает его более сложным", – указал он.

Ценные бумаги должны рассматриваться в связи с теми активами, на основе которых они образованы, а не в абстрактных терминах, добавляет Джейми Смит, председатель Ассоциации структурированных продуктов Великобритании, в которую входят Citigroup, Morgan Stanley и Royal Bank of Scotland. "Сложность является относительным понятием, которое зависит от инвесторов, – говорит он. – И риски не могут быть адекватно определены только на основе общего количества производных или вычисления бумаг, в них включенных".

После предыдущего кризиса, в центре которого как раз оказались сложные финансовые инструменты, власти действительно изучают возможность избежать возвращения проблемы. Например, банки Бельгии подписали добровольный мораторий на продажу некоторых сложных структурированных продуктов в 2011 году по просьбе регуляторов. По крайней мере 16 регуляторов ряда стран рассматривают сейчас возможность изменения существующих правил для работы с производными инструментами. В частности, от участников рынка могут потребовать публикации ключевой информации о характеристиках и рисках предлагаемых продуктов. Французский социалист Первенш Береш, глава комитета, отвечающего за розничные инвестиционные продукты при Европарламенте, делает упор на защите прав потребителей, а не на уровне риска отдельных видов финансовых инструментов, заявил пресс-секретарь политика.

Структурированные продукты – это своего рода гибридные инвестиции, которые имеют характеристики нескольких инструментов с тем, чтобы в максимальной степени обеспечить интересы инвестора, напоминает аналитик Инвесткафе Екатерина Кондрашова. Как правило, они состоят из нескольких компонентов: одна часть является консервативной,  представляет минимальный доход и минимальные риски, вторая часть обычно предполагает вложение в рискованные, но доходные инструменты, обычно – деривативные. По мнению эксперта, проблема кроется в том, что не брокеры, не инвестиционные компании до сих пор подходят к возникшему вопросу более формально, хотя любой структурированный продукт представляется более безопасным и прозрачным, чем его однофазный аналог.

Поэтому в обсуждаемом случае нет однозначно правильной стороны. Регуляторы, борясь с подобным явлением, стараются сделать рынок более понятным для тех инвесторов, которые не  совсем разбираются в сложных финансовых инструментах. В результате это привлекает на рынок новых участников. С другой стороны – очевидно, что рынок продолжит свое развитие, а значит, будущее – за сложными продуктами и соответствующими предложениями. В четвертом квартале прошлого года объемы торгов кредитными деривативами CDS на развивающихся рынках упали на 39%, до 142 млрд долларов, по сравнению с третьим кварталом 2012 года, в связи с  фискальным обрывом в США, а также из-за снижения суверенных рейтингов европейских стран, особенно в Испании и Франции.

Сегодня существует определенный барьер в понимании сути производных ценных бумаг частными инвесторами, отмечает главный аналитик компании «Солид» Ибрагим Боташев. Как правило, начинающий инвестор ориентируется прежде всего на акции и облигации, предпочитая не связываться с деривативами. Однако этот рынок достаточно динамично развивается, и некоторое усиление регуляции необходимо. Вопрос о том, является ли сложность инструмента и его освоения частью риска, довольно спорен. Барьеры в понимании сути производных ценных бумаг препятствуют восприятию рынка как систематизированной структуры, что увеличивает риск неудачной сделки. Если большинство инвесторов из-за незнания инструментов действуют без определенной логики, то рынок становится похожим на лотерею.

И инвестору необходимо понимать все возможные последствия использования того или иного структурного продукта, продолжает начальник управления розничных структурных продуктов ФГ БКС Антон Плясунов. Обычно они прописаны в поручении на сделку. Изучение каждой составляющей не имеет особого смысла просто потому, что потребует большого количества времени и специальной подготовки, это – как вопрос: нужно ли пациенту оканчивать медицинский институт, чтобы идти на прием к стоматологу? Следует прогнозировать: что будет при том или ином рыночном сценарии с этим продуктом, понимать принцип его работы, требовать, чтобы были расписаны все возможные исходы документально и объяснена их суть. Регулятору же было бы правильно ввести некие нормы, предписывающие участникам рынка подробно раскрывать детали возможных последствий инвестору. «На сегодня, если у инвестора нет полного понимания предлагаемого структурного продукта, то лучше обращаться к сторонним консультантам, не аффилированным с компанией-продавцом продукта», – говорит эксперт.

Вообще же всем стоит помнить золотое правило инвестора: не знаешь – не лезь, возражает директор аналитического департамента Московского фондового центра Елена Чернолецкая. Инвестировать действительно следует в те инструменты, которые понимаешь, причем понимаешь хорошо. Второе правило, о котором надо сказать: уровень риска и доходности. Если отвлечься от рассуждений о несбыточной мечте каждого инвестора (большая доходность при нулевом риске), то возникает необходимость четко структурировать собственные желания: какая прибыль устроит, на каком промежутке времени, какой риск возможен, на какие потери инвестор готов пойти. Причем надо отдавать себе отчет в том, что вопрос потерь является основным.

А сложные инструменты, увы, не дают такого понимания, так как часто предполагают определенные схемы внутри самих себя, обычно это – производные. Значит, инвестор должен четко понимать динамику базового актива, быть способным рассчитывать сам механизм производной, укладываться в жесткие инвестиционные рамки и часто иметь дополнительный запас прочности на тот период, когда такой инструмент пойдет не в нужную сторону. Для рядового игрока это очень сложная схема, увеличивающая уровень рисков. 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики