Жадность и осторожность

Жадность  и осторожность

Предложенный правительством механизм работы с плохими долгами, включающий в себя выкуп таких займов Фондом проблемных кредитов (ФПК), передачу их на баланс специальных компаний — SPV, которые будут заниматься реализацией этих активов, а также налоговые льготы, — не оправдал себя. С момента его запуска в апреле 2012 года и по январь 2013 года (на этот период приходятся последние официальные данные по банковскому сектору) структура качества банковских активов даже ухудшилась. Стандартные кредиты сократились с 47,9% до 46,9%, доля сомнительных кредитов ужалась с 35% до 31,4%, но только за счет перехода в разряд безнадежных, которые выросли с 17% до 21,7%. Доля проблемных кредитов по-прежнему оценивается примерно в 30% от совокупного кредитного портфеля банков.

Отсутствие позитивных результатов — следствие непродуманности процедуры списания долгов. Основная масса неработающих активов казахстанских банков связана с кредитованием рынка недвижимости, сильно пострадавшего в кризис 2008–2009 годов и не восстановившего ценовые позиции до сего дня. Расчищать балансы банков следует в этом направлении: полностью или частично списав долги. Тем не менее  государственный ФПК не взял на себя такой риск, объявив о выкупе кредитов, не связанных с рынком недвижимости, и установив лимит выкупа в размере 2 млрд тенге с 50-процентным дисконтом. «Сделки с недвижимостью исключены, потому что сумма таких кредитов значительно выше, чем возможности ФПК. Такого вида кредитами будут заниматься специально созданные “дочки” самих банков»,— комментировал ситуацию в апреле прошлого года глава Национального банка Григорий Марченко.

Но банки никак не могут выстроить работу с ФПК. По оценке аналитиков агентства Standard&Poor’s, на февраль текущего года фонд принял лишь одни проект. «Банкам невыгодно передавать в ФПК проблемные кредиты из-за жестких критериев их отбора, а также потому, что их предлагают выкупить с существенным дисконтом, что делает предложение фонда неинтересным»,— отмечает ведущий кредитный аналитик агентства Standard&Poo’rs Аннетт Эсс.

По словам председателя правления Казкоммерцбанка Нины Жусуповой, в прошлом году банк вернул на балансы ранее списанные кредиты в размере 30 млрд тенге, чтобы проверить их на соответствие льготам по списанию. Процедура получилась довольно сложная, и списали лишь небольшую часть. В том же году банк передал на рассмотрение в ФПК три проекта, но не получил согласия ни по одному из них и сейчас ведет переговоры еще по одному проекту.

Тем не менее проблему неработающих кредитов надо решать как можно быстрее, и один из путей — признание банками убытков, после чего их балансы очистятся, провизии вернутся в оборот, и кредитование начнется «с чистого листа». «До тех пор пока банкам не будет разрешено списать кредиты и заново накачивать экономику деньгами, кризис в банковской сфере не кончится»,— уверен председатель совета директоров компании «Верный Капитал» Тимур Исатаев. — Чтобы малый и средний бизнес — главный драйвер занятости и благосостояния людей — заработал, нужны банки, а банки не могут кредитовать, они все накачаны кредитами».

Но банки не хотят списывать «строительные» долги с дисконтом даже с учетом их давления на капитал и прибыль. Ведь продав долговые залоги сейчас, они не смогут участвовать в прибыли, когда недвижимость пойдет в рост. К тому же кредиторы заинтересованы вернуть хоть какие-то деньги, поэтому банки принимают меры для максимального возврата кредита, идя на диалог и реструктуризацию задолженности.

Процедуре очистки мешает и зарегулированность норм списания безнадежных кредитов. Действующие нормативы требуют от банков максимальных усилий по взысканию задолженности. И банки не могут списать долг в любой период времени, иначе получат обвинение в том, что не приняли всех надлежащих мер для работы с таким долгом. Практика такова, что банк не может простить долг даже тем заемщикам, которых нет в живых, поскольку установленная процедура не позволяет в полной мере списать долг из-за хлопот и затрат по выявлению наличия наследственной массы и других моментов.

Банкротство заемщика, как один из вариантов работы с неработающими долгами, тоже не устраивает банки, ведь эта процедура даже по несложным проектам небольших предприятий занимает не менее трех лет.

«Процедура списания безнадежного долга, с нашей точки зрения, требует определенной работы, и несмотря на то что у нас создан большой объем резервов, на сегодняшний момент мы не готовы списать значительный объем долгов»,— рассказывает Нина Жусупова.

«Вопрос должен решаться на уровне регулятора. Если он захочет поспособствовать тому, чтобы банковская система очистилась, нужно принять определенные действия законодательного характера. Во-первых, облегчить процедуру списания проблемных кредитов с банковского баланса. Во-вторых, подумать, почему не работает эта система и банки сидят на проблемных портфелях, а ситуация не улучшается»,— считает заместитель директора департамента финансовых институтов агентства Standard&Poor’s Наталья Яловская.

Скорее всего, больших и активных списаний в нынешнем году не будет. Банки концентрируют усилия на работе с должниками через реструктуризацию проблемных займов. Экономическая ситуация в стране улучшилась, и банки, по их признанию, все чаще сталкиваются с тем, что у клиентов, находящихся на просрочке, выравнивается ситуация: какую-то сумму долга они могут обслуживать и дальше. Похоже, банки всерьез надеются на то, что неплохие макроэкономические показатели помогут им не торопясь расчистить портфели.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом