Расизм меняет окраску

В исправительном суде Парижа слушается дело о нанесении оскорблений на расовой почве. Впервые в истории в роли потерпевшей стороны выступает представитель белой расы. Странности этому процессу придает тот факт, что обвиняемый также является белым

Расизм меняет окраску

Проблема межрасовых, межрелигиозных и межэтнических отношений остро встала перед Французской Республикой, когда из бывших колоний в бывшую метрополию ринулись выходцы из стран Магриба и экваториальной Африки. Этому способствовал принятый в 1970-е годы закон о воссоединении семей, которым до сих пользуется подавляющее большинство приезжих. Ежегодно во Францию прибывает почти 200 тыс. иммигрантов. Вновь прибывшие компактно селятся в пригородах мегаполисов и почти не ассимилируются с местным населением. «Новым» и «старым» французам трудно ужиться бок о бок. Это приводит к многочисленным конфликтам, которые зачастую оканчиваются трагически.

Власти страны и правозащитники стараются сделать все возможное, чтобы коренное население не обижало приезжих. В то же время расовое большинство уже давно заявляет, что регулярно подвергается атакам и оскорблениям со стороны негров и арабов. Однако до последнего времени борьба с расизмом велась только в одном направлении: пострадавшей стороной всегда выступали иммигранты, а ответчиками — местные жители. Но вот на прошлой неделе в исправительном суде французской столицы начались слушания по делу, которое войдет в историю благодаря тому, что впервые пострадавшим от расистских нападок оказался белый.

Поводом для разбирательства послужил случай, произошедший в парижской подземке осенью 2010 года. Рано утром на станции метро «Северный вокзал» двое молодых людей подошли к прохожему и попросили закурить. Когда тот ответил отказом, они стали его оскорблять, а затем принялись избивать и нанесли несчастному несколько ножевых ранений. После этого нападавшие скрылись.

Банальная стычка на бытовой почве осталась бы неизвестной широкой публике, если бы нападавшие не употребляли в процессе местные идиоматические выражения, содержащие явный расистский подтекст. По словам потерпевшего, злоумышленники обзывали его «мерзким белым» и «грязным французом», а также произносили фразы на арабском, смысла которых он не понял. Аналогичные показания дали свидетели инцидента.

За пострадавшего вступилась Международная лига борьбы с расизмом и антисемитизмом (LICRA). Правозащитники довели дело до суда и выступили на нем в качестве гражданского обвинителя. По словам представителей организации, для них это первый случай защиты коренного жителя Франции от расовых нападок. Между тем, по словам адвоката пострадавшего, подобное случается сплошь и рядом. «Отрицать существование расизма против белых опасно», — заявляет он.

Следователи, которые вели это дело, не сразу смогли выйти на след преступников. К настоящему моменту им удалось задержать лишь одного нападавшего. По иронии судьбы, им оказался белый француз. Второй злоумышленник, предположительно, алжирского происхождения — пока не найден. Кто из преступников был зачинщиком конфликта, а кто лишь поддержал друга — полиция умалчивает. Но факт остается фактом: парижский суд обвиняет в расизме белого француза, который обозвал белого француза — белым французом. Оскорбления на расовой почве считаются отягчающим обстоятельством к обвинению в нанесении побоев. Если вина подсудимого будет доказана в полном объеме, ближайшие четыре года он может провести за решеткой. Свое решение суд огласит в июне.

Любопытно было услышать объяснения обвиняемого. На суде он подтвердил, что является чистокровным французом, но расистом (ни против белых, ни против остальных) никогда не был. Дело в том, сказал подсудимый, что на нем пагубно сказалась плохая компания. Он провел много времени в парижских районах, населенных преимущественно иммигрантами. Именно их дурное влияние и заставило его выкрикивать антифранцузские лозунги. Эта отговорка могла бы показаться правдоподобной, если бы правонарушителю на момент инцидента было 16 лет. Но ему было 27. Так что суд вряд ли поверил в его наивность.

По сведениям французской прессы, которая ссылается на данные правозащитных организаций, количество антисемитских проявлений в прошлом году выросло на 58%, а число враждебных актов по отношению к последователям ислама увеличилось на 30%. Представители правых партий, со своей стороны, настаивают на том, что в последнее время резко возрос уровень дискриминации по отношению к белым. Примечательно, что многие коренные французы, в той или иной степени пострадавшие от тесного соседства с иммигрантами, тем не менее признают, что враждебное отношение к приезжим является для французского общества куда более серьезной проблемой, чем ущемление прав белых.

Специалисты LICRA не видят противоречий между приведенными мнениями. По их словам, все эти факты указывают на то, что уровень нетерпимости в республике является «крайне тревожным». Решением проблемы заняты все общественные и политические силы страны. Тезис о том, что такого количества мигрантов Франции попросту не переварить, все чаще стал появляться не только в ультраправой риторике, но и в предвыборных заявлениях центристов и левых. Бывший президент Николя Саркози, находясь в должности, требовал принять закон, который бы уменьшил поток иммиграции вдвое. Он же предложил выселить из страны всех цыган, но европейское сообщество подвергло критике эту инициативу.

Сейчас, по примерным подсчетам, иммигрантов во Франции — пятая часть от 65-миллионного населения. Их число продолжает расти, а государство и общество по-прежнему бессильны придумать действенные правила мирного сосуществования. Если рецепт не будет найден, то в ближайшие годы проблема выплеснется за пределы Франции и станет головной болью для всего европейского континента. Ведь «новым французам» ничто не мешает свободно курсировать по Европейскому Союзу в поисках места под солнцем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики