Перспектива сланца

Сланцевый газ может стать важным источником энергоресурсов для целого ряда стран, покрыв их внутренние потребности или даже превратив в экспортеров. Впрочем, у подобных проектов есть и серьезные риски, которые могут воспрепятствовать свершению "сланцевой революции" в энергетике

Перспектива сланца

Правительство Индии обратилось к Соединенным Штатам с предложением организовать поставки сжиженного природного газа в свою страну из США. За счет американского сланцевого газа Индия надеется снизить зависимость от импорта углеводородов с Ближнего Востока. В соседнем Китае компания Sinopec объявила, что в июне она начинает добычу сланцевого газа в провинции Сычуань на юго-западе страны: это будет первый подобный проект в КНР, за которым последуют новые. Правительство Украины выдало лицензии Royal Dutch/Shell и Chevron на разработку первых месторождений сланцевого газа в Донецкой и Львовской областях — газ с них должен поступить в газотранспортную систему страны к 2017 году. Власти Польши и Канады подписали соглашение о сотрудничестве в разработке месторождений сланцевого газа в обеих странах. Как надеются в Варшаве и в Киеве, это позволит снизить зависимость от импорта российского газа.

Это лишь некоторые свежие новости. А вообще, информация о разработке месторождений сланцевого газа появляется в последние годы постоянно. Несмотря на свою разрозненность, она свидетельствует о переменах на мировой энергетической карте. Все больше стран неожиданно обнаруживают на своей территории запасы сланцевого газа, которые в перспективе позволят им не только удовлетворить собственные нужды, но и стать экспортерами. Причем масштаб этих месторождений может оказаться гигантским: по некоторым оценкам, технически доступные запасы сланцевого газа в целом по миру могут достигать 200 трлн кубометров, это больше доказанных запасов традиционного природного газа (187,1 трлн).

Кое-где, например в США, уже наблюдается бурный рост добычи этого вида газа, что меняет газовый рынок страны и открывает ресурсы, которые могут обеспечить добычу на срок до ста лет. Благодаря сланцевому газу в 2010 году США обошли по добыче природного газа Россию. «Нетрадиционные ресурсы будут менять роль энергетических сверхдержав, что приведет к серьезным геополитическим последствиям», — заявил Фатих Бирол, главный экономист Международного энергетического агентства (МЭА), организации, объединяющей страны — импортеры нефти и газа. Это понимают и в России: выступая в апреле перед Госдумой, тогда еще премьер-министр Владимир Путин отметил, что российские компании должны «ответить на вызов» сланцевого газа.

Впрочем, есть скептически и критически настроенные по отношению к сланцевому газу специалисты. Первые указывают на слишком высокие затраты при его добыче — до 212–283 долларов за тысячу кубометров. Они полагают, что вложившиеся в сланцевый газ компании подогревают ажиотаж вокруг этого вида топлива, чтобы привлечь дополнительные инвестиции, и занижают его реальную себестоимость. По мнению критиков, разработка месторождений ведет к загрязнению подземных вод, снижению качества воздуха, разрушению традиционных ландшафтов и даже к техногенным землетрясениям. Видеоролики на YouTube, в которых живущие в районах добычи сланцевого газа американцы умудряются поджигать зажигалкой струящуюся из крана воду, собирают сотни тысяч просмотров. Поэтому оптимизм вокруг этого сырья разделяют далеко не во всех странах. Так, во Франции и Болгарии даже запретили разработку сланцевого газа, в ряде других (преимущественно европейских) стран тоже поговаривают о введении подобных запретов.

Сланцевая революция

Что же такое сланцевый газ? Это природный газ, добываемый из широко распространенных в осадочных бассейнах сланцевых пород, состоящий преимущественно из метана. В отличие от традиционного газа сланцевый содержится в породе в небольших количествах, поэтому для разработки его месторождений требуются иные технологии. Сначала на поверхности создается гидроразрывная смесь, состоящая из воды, песка и специальных реагентов. Она под высоким давлением закачивается на глубины до 3 км, причем при достижении пласта сланца скважина меняет направление с вертикального на горизонтальное (что требует более дорогостоящего горизонтального бурения). Смесь под высоким давлением вызывает разрывы в сланцевой породе (технология гидроразрыва пластов), причем частички песка поддерживают эти разрывы открытыми, позволяя газу попадать в скважину. Уже на поверхности газ разделяется на «сухой» газ для выработки электроэнергии и использования в промышленности и «газовые жидкости» для нефтехимии. А гидроразрывная смесь после очистки может использоваться повторно.

Первая коммерческая газовая скважина в сланцевых пластах была пробурена в США еще в 1821 году в штате Нью-Йорк. Однако масштабное промышленное производство сланцевого газа было начато лишь в 2000-х компанией Devon Energy в Техасе. В 2002 году там была пробурена первая горизонтальная скважина. С тех пор в Соединенных Штатах произошел резкий рост добычи сланцевого газа, в результате чего США выбились в мировые лидеры добычи газа (611 млрд кубометров), причем 40% приходилось на нетрадиционные источники — метан из угольных пластов и сланцевый газ. В 2010 году на последний приходилось 23% всей добычи природного газа в США.

За короткий срок это изменило ситуацию на американском газовом рынке. Например, в 2003 году техасская компания Cheniere Energy решила построить крупный терминал для импорта сжиженного природного газа. Тогда это казалось разумным: добыча газа в США снижалась, цены были высокими, поэтому аналитики предсказывали, что для удовлетворения растущего спроса потребуются значительные объемы сжиженного природного газа из-за рубежа. «Мы сделали ту же ошибку, что и все остальные. Мы недооценили масштабы добычи сланцевого газа», — заявил Жан Абитебул, директор по маркетингу Cheniere. В результате только что построенный терминал было решено включить в реверсный режим: вместо импорта иностранного СПГ Cheniere Energy будет экспортировать американский сланцевый газ на иностранные рынки.

«Это приведет к серьезным последствиям для традиционных экспортеров газа. Все они сегодня очень волнуются, потому что на рынке появился конкурент, который производит газ с меньшими затратами», — рассказал «Эксперту» Дэниел Йегги, директор глобального трейдинга Mercuria — одного из крупнейших в мире сырьевых трейдеров.

Газовая карта мира складывалась на протяжении десятилетий, и в ней доминируют несколько ключевых экспортеров, включая Россию, Алжир и Катар. Газопроводы, которые соединяют сибирские месторождения «Газпрома» с потребителями в Европе, или танкеры с СПГ, которые перевозят газ из Персидского залива или Брунея в Японию, сформировали структуру взаимозависимости поставщиков и потребителей. «Но сейчас эти отношения могут сильно измениться. Все больше стран, от Аргентины до ЮАР, от Мексики до Польши, проявляют интерес к запасам сланцевого газа. Так что в ближайшее время может появиться целый ряд новых производителей и экспортеров, которые будут угрожать сложившейся олигополии», — рассказал «Эксперту» Марк Эчлин, аналитик Credit Suisse.

Такие перемены могут означать, что для ведущих производителей, таких как российский «Газпром», будущее может оказаться менее предсказуемым, чем казалось еще недавно. Некоторые потребители российского газа, в частности Польша и Украина, активно ведут разведку собственных запасов сланцевого газа и надеются добывать его в промышленных масштабах уже через несколько лет. Как заявил министр природных ресурсов Украины Эдуард Савицкий, бурение начнется уже в 2013 году. Добыча только на двух месторождениях (под Донецком и Львовом) должна дать не менее 15 млрд кубометров газа, что лишь немногим меньше добычи всего природного газа на Украине в 2010 году (18,6 млрд, это покрыло 36% внутренних потребностей страны). Китай, еще один потенциальный импортер российского газа благодаря новому газопроводу, тоже имеет огромные запасы сланцевого газа. Власти КНР сделали их разработку одним из приоритетов 12-й пятилетки (2011–2015 годы), и предполагается, что к ее окончанию добыча составит 6,5 млрд кубометров. Потенциальных же запасов Китая может хватить, чтобы удовлетворить внутренние потребности в природном газе на двести лет.

Новая ценовая модель

Перестройка международной торговли газом, конечно, будет происходить медленно и растянется на десятилетия. Однако более быстро повлиять на мировой рынок газа может система ценообразования на американский газ. На протяжении десятилетий СПГ продавался по 20-летним контрактам, которые привязывались к ценам на нефть. Долгосрочные контракты «Газпрома» и Алжира в Европе тоже привязаны к ценам на нефть. Cheniere Energy заключает контракты, привязанные к внутриамериканским ценам на газ, которые сегодня из-за «сланцевой революции» находятся на самом низком уровне за последние десять лет. Даже с учетом транспортировки американский газ на азиатских рынках при такой модели стоит на 40–60% дешевле, чем газ из других источников. Cheniere всего за три месяца удалось на 90% загрузить свой терминал контрактами на поставки в Британию, Испанию, Южную Корею и Индию. Появление новой модели ценообразования может привести к тому, что потребители газа будут недовольны долгосрочными контрактами, привязанными к дорогой нефти.

Американский экспорт газа может оказаться не только дешевым, но и значительным. По оценкам консалтинговой компании Wood Mackenzie, в США предложено уже восемь проектов экспортных терминалов СПГ общей мощностью 120 млн тонн в год. Если все они будут построены и введены в эксплуатацию, то Соединенные Штаты станут одним из крупнейших поставщиков СПГ. Катар, на сегодня поставщик номер один в мире, имеет экспортные мощности сжиженного газа 77 млн тонн в год. Выйти на этот рынок планирует и Канада, власти которой в начале 2012 года одобрили строительство двух терминалов по экспорту СПГ на Тихоокеанском побережье, ориентированных на рынки азиатских импортеров. Их общая мощность составит 12 млн тонн. «Можно предположить, что к концу 2010-х из США и Канады будет идти экспортный поток в 60–100 млрд кубометров газа в год. Это добавит около 20% к мировым объемам торговли сжиженным природным газом», — оценивает перспективы Джонатан Стерн, профессор Оксфордского института энергетических исследований.

«Диверсификация поставок — положительная тенденция для быстрорастущего рынка. Ни одна страна, в энергобалансе которой на газ приходится треть общего потребления или более, не будет чувствовать себя уверенно, если будет зависеть всего от двух поставщиков», — рассказал Вентер де ла Рей, директор по СПГ в Royal Dutch/Shell. Правда, не все в США в восторге от превращения страны в экспортера газа. Некоторые лоббистские группы в Вашингтоне выступают за введение ограничений на строительство экспортных терминалов. Причина — дешевый газ может оказаться плюсом для экономического роста в США, вернув в страну некоторые отрасли промышленности, ушедшие в развивающиеся страны в 1980–1990-х. «Дешевизна газа и нефти на внутреннем рынке США и Канады означает, что промышленные компании получают преимущество в цене энергии в 60–70% по сравнению с конкурентами в Китае, Японии, Южной Корее или Европе. Перспектива долгосрочно низких цен уже заставляет промышленные компании задуматься об инвестициях в расширение мощностей в Соединенных Штатах. В результате дешевый газ может стать локомотивом реиндустриализации США», — считает Филип Верледжер, научный сотрудник Petersen Institute for International Economics.

Вопросы остаются

Нынешняя ситуация со сланцевым газом отчасти напоминает то, что происходило с атомной энергетикой. На заре строительства АЭС с ней связывали надежды на долгосрочное решение энергетических потребностей мира при низких затратах. Но, как и с ядерной энергетикой, добыча сланцевого газа вызывает много вопросов по поводу экологических последствий.

На сегодня технологии добычи сланцевого газа (гидроразрыв и горизонтальное бурение) запрещены во Франции и Болгарии, временно приостановлены в Британии, ЮАР, канадской провинции Квебек, на севере Испании и в штате Нью-Йорк. В большинстве случаев причиной запретов или мораториев стали обвинения в том, что добыча сланцевого газа ведет к масштабным экологическим последствиям. Метан проникает в подземные воды и загрязняет их, делая воду непригодной для использования в быту и промышленности. В штате Огайо в 2007 году недалеко от одной из буровых установок по добыче газа взлетел на воздух жилой дом — согласно судебному иску, жившая в нем пожилая пара была катапультирована силой взрывной волны из собственной кровати.

Против отрасли сыграло и то, что, когда жители районов добычи газа пытались узнать, какие конкретно химреагенты используются в смеси для гидроразрыва, компании отказывались разглашать эту информацию, ссылаясь на коммерческую тайну. Ведь даже если гидроразрыв происходит в очень глубоких слоях, значительно глубже, чем подземные воды, то они могут быть загрязнены в результате очистки смеси после добычи газа.

Хотя сами компании обычно отвергают обвинения в экологическом ущербе, против отрасли серьезно сыграл вышедший в 2010 году документальный фильм «Газовая страна» (Gasland) Джоша Фокса, который обвиняет добывающие компании в нарушении федерального законодательства по стандартам питьевой воды и газодобычи. Эти обвинения поддержало и независимое исследование в Пенсильвании в мае 2011 года, которое подтвердило серьезное загрязнение подземных вод метаном. В результате Агентство по охране окружающей среды США было вынуждено объявить, что проверит все жалобы от жителей пяти штатов, где добыча сланцевого газа идет наиболее активно.

Кроме того, технологии добычи сланцевого газа серьезно меняют ландшафты, так как требуется установка большего числа буровых на единицу площади, чем при добыче традиционного газа. Некоторые критики обвиняют отрасль в проседании грунтов и даже в землетрясении. С 2001 года число землетрясений в центральной части США (где активнее всего идет бурение) с магнитудой три балла по шкале Рихтера резко выросло. В 2011 году число землетрясений в шесть раз превысило среднегодовой уровень за ХХ век. По оценкам Центра исследований землетрясений Университета Мемфиса, землетрясения вызываются закачиванием воды в глубокие слои недр под высоким давлением. Исследование в Британии подтвердило, что два землетрясения у Блэкпула на северо-востоке Англии были вызваны именно этой технологией. И хотя большинство из них незначительны (всего три-пять баллов по шкале Рихтера), экологические активисты предупреждают, что бурение сланцевого газа может оказаться бомбой замедленного действия.

Пока отсутствуют единые экологические правила для отрасли, на ее развитие действуют регулятивные и экономические факторы. В США владельцам земли принадлежат и все недра под ней, поэтому американские фермеры охотно одобряют бурение у себя под ногами. Ведь они получают процент от прибыли добытчиков газа. Почти во всех странах Европы недра принадлежат государству, поэтому владельцы земли получают лишь небольшие арендные платежи за те участки, которые необходимы для возведения буровых.

Кроме того, в США для отрасли сложились уникальные инфраструктурные условия, которые сделали добычу столь дешевой. Помимо самого сланца там существует развитая и недорогая сервисная отрасль по бурению и обслуживанию буровых, которая имеет необходимое оборудование. А густая сеть газопроводов позволяет подключаться к газораспределительной сети быстро и недорого. «Такого сочетания нет почти нигде. Во многих странах сланцевый газ имеет большой потенциал, но его добыча потребует значительных инвестиций в инфраструктуру, от буровых до газопроводов, и наличия квалифицированного персонала, которого во многих странах сегодня просто нет. Поэтому себестоимость добычи и, как следствие, цена сланцевого газа в разных странах может оказаться очень разной, и заметно выше, чем в США», — рассказал «Эксперту» Менно Кох, аналитик консалтинговой компании Lambert Energy. Например, бурение в Польше окажется примерно втрое дороже, чем в Соединенных Штатах.

Поэтому компании будут вынуждены приложить немало усилий, чтобы убедить общественное мнение в том, что польза от этого вида сырья превышает затраты на решение экологических проблем, вызываемых бурением. Однако перспектива энергетической независимости, создания новых рабочих мест (в одних США речь идет о 600 тыс. рабочих мест) и более дешевой энергии делает сланцевый газ весьма интересной отраслью для правительств многих стран. Такую точку зрения разделяет бывший президент компании British Petroleum Джон Браун: «Это неплохая идея — разведывать и разрабатывать ресурсы в пределах национальных границ. Это повышает безопасность, налоговые сборы, создает новые рабочие места и может снизить тарифы на электроэнергию. Нет ничего совершенного, но идея вполне неплоха».

Лондон

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?