Правильная схема

О том, на каких условиях накопительные пенсионные фонды будут покупать бумаги ФПК, мы беседуем с председателем НПФ «Атамекен» Кантаром Орынбаевым

Кантар Орынбаев
Кантар Орынбаев

— Кантар, на ваш взгляд, насколько будет велик спрос среди НПФ на облигации фонда проблемных активов?

— Возможность покупки облигаций ФПК зависит от многих условий. Когда только обсуждалась возможность его создания, пенсионные фонды выдвигали свои требования.

В частности, для нас было очень важным, чтобы управляющим этими активами была компания с репутацией, нацеленная на прибыль, и чтобы ее вознаграждение четко зависело от успешности проекта, чтобы она могла заработать денег для себя, только заработав сначала для нас. Лучше всего было бы привлечь иностранную компанию, которая профессионально занимается восстановлением стрессовых активов. Это может быть и казахстанская компания, но с именем. Тут ведь легко можно увести деньги. Получается, что пенсионные фонды дадут деньги, чтобы реабилитировать активы, а их могут еще больше растратить.

Мы также ставили условием, чтобы ФПК выкупал стрессовые активы только у банков, ни в коем случае не у НПФ. Потому что займы банков обеспечены залогами, а значит, имеют большую вероятность возврата, чем деньги по облигациям дефолтных компаний — там нет обеспечения. Если мы будем давать деньги, то должны быть уверены, что они пойдут по назначению — именно на выкуп активов у банков. Компании, которые размещались на рынке и допустили дефолт, в среднем по своему качеству хуже, чем банковские дефолтники.

Еще одно требование: прозрачность информации о том, у кого и по какой цене приобретены активы. Чтобы не было так, что у какого-то банка лот был куплен по более высокой цене, чем у другого. У нас должно быть понимание, что все делается честно и прозрачно, чтобы не было сомнений в чистоплотности управляющих.

— «Пенсам» вообще интересны такие облигации?

— Если все это будет соблюдено, то в принципе схема правильная, и фонды могут в ней участвовать. В противном случае мы будем считать эти инвестиции рискованными и, соответственно, не будем туда заходить.

— А могут НПФ обязать покупать эти бумаги по аналогии с гос­облигациями?

— Конечно, можно изменить правила КФН и установить лимит на эти бумаги, например, не менее 5 процентов пенсионных активов, но это вряд ли. Если завтра будет дефолт, то отвечать будет Нацбанк, поэтому я сомневаюсь, что он на это пойдет.

— Эти облигации будут оцениваться как рискованные? То есть доходность будет высокая в соответствии с риском?

— Думаю, доходность должна быть хорошей, потому что в любом случае это рискованные инвестиции. Очень многое строится на доверии, на предположениях — большая неопределенность влияет на доходность.

— ФПК может заработать, то есть получить прибыль, чтобы выплачивать вознаграждение по облигациям?

— Любой проблемный кредит имеет какую-то стоимость возврата. В каком-то случае за миллион долларов долга можно получить хотя бы 200 тысяч, в каком-то — гораздо больше. Если управляющий выкупит его за 150 тысяч и за счет реабилитации выручит 200 тысяч, то получит 50 тысяч дохода. Вроде бы банку это невыгодно, но если нет надежды на возврат, да еще нужно покрывать этот кредит провизией, администрировать недешевые процедуры возврата, то ему выгодно выручить за него хоть что-то, но гарантированно и сегодня. Лучше, чтобы занимались этим не 30 банков, а одна компания — это позволит существенно сократить расходы, к тому же профессиональной компании, специализирующейся на возврате долгов, имеющей соответствующий персонал, будет гораздо легче это сделать.

Как раз по цене выкупа кредита мы сможем увидеть, насколько правильно работает эта схема. Если цена выкупа соответствует рыночной или нашей оценке, основанной на каких-то расчетах, прогнозах, то все правильно, схема работает. Если дороже, то это, возможно, делается в угоду банку. Все будет зависеть от квалификации управляющего и его прозрачности, добросовестности.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности