Приручение к новому

По словам танцора, перформера, организатора проектов и учителя контактной импровизации (КИ) Екатерины Басалаевой из Новосибирска, семинары, которые она проводит в России, Казахстане, Украине, Белоруссии и Кыргызстане, собирают разные категории людей

Екатерина Басалаева
Екатерина Басалаева

Есть те, кто занимается чем-то одним. «Например, до моего последнего приезда в Ростов это были преимущественно увлекающиеся танцами клиенты, не психологи и не бизнесмены. В этот раз на тот же класс пришли психологи. Но это не только те, кому семинары требуются для профессионального роста. Психологическими тренингами интересуются для активного отдыха. Чаще набираются смешанные группы из психологов, танцоров, актеров и любителей. Ситуация на пространстве СНГ примерно везде одинаковая. Личность тренера и организатора формирует потребительскую среду. С новой группой начинаем с нуля. Если приходят знакомые лица — двигаемся дальше»,— рассказывает она.

Тренинги Екатерины Басалаевой предполагают личный рост. Сложность и уникальность тренинга заключается в том, что преподается импровизация. «Это сложно, и в этом заключается развитие. Ты можешь проходить базовые вещи и те же самые темы из курса в курс». Екатерина сама потребитель психологических тренингов и услуг. Ей они нужны для расширения кругозора и саморазвития. Она выезжает на мастер-классы в Европу, знакомится с новыми тенденциями и литературой широкого спектра. Должен быть соблюден баланс между «давать» и «брать». Система знаний в этой сфере живая, и в нее постоянно что-то интегрируешь, уверена Екатерина.

В начале двухтысячных в России люди не знали, что такое КИ, в Москве ею интересовались не более восьми человек. Первый фестиваль КИ «Искусство движения» проходил на Волге, его организовывал Александр Гершон. Приезжали звезды КИ Стив Пэкстон и Лиса Нэльсон. «Для меня это был взрыв мозга. Мы танцевали в таком погружении впервые. Я поменяла формат. До этого с начала 90-х я занималась хореографией, контемпорари, театром танца, ставили спектакли. Импровизацию мы использовали для постановок. После нулевых мы поняли, что она может быть самостоятельным направлением. Это самостоятельная форма существования, по отношению к которой хореография становится вторичной»,— считает Екатерина.

В 2002 году она создала школу для продвижения КИ. Но поскольку люди к импровизации были не готовы, там преподавались современный танец, джаз и модерн — знакомые слова, может быть, менее известные, чем бальные танцы и хип-хоп, но ложащиеся на слух. Начинали с обычной разминки и постепенно вводили элементы КИ. Таким образом собирали аудиторию на «Контакт» через другие направления. «Было очень важно создать в Новосибирске сообщество людей, которым КИ была бы интересна, как и мне. Так получилось, что через пять лет стало больше ходить людей именно на КИ. Мы вели занятия регулярно. Участвовали во всех фестивалях. Бесплатно, в целях рекламы, выступали в общественных местах и прямо на улицах. Мы до сих пор приходим к публике в неподготовленное пространство. Импровизировали с джазовыми музыкантами. У нас было две цели: популяризация и профессиональный рост. Прежде чем стать модной, КИ развивалась так четыре года»,— рассказывает психолог.

То же самое, что и в России начала двухтысячных, происходит сейчас у нас. Люди боятся «контакта», и приходится его маскировать. «Я подключаю психологические тренинги. Для меня это пока некоммерческое направление — я вкладываю в него время и средства. Группы не окупаются. Но это нормальная ситуация для нового направления. И я готова вкладывать в его развитие. Пока что это меценатство — даже Катина группа, несмотря на то что она звезда КИ»,— описала ситуацию с развитием контактной импровизации в Алматы коллега Екатерины Мария Кузубова.

Как и в социальных танцах, бывшие ученики, пройдя курс КИ, могут открывать свои классы. Это, как считают психологи, нормальная ситуация.      

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики