В поисках единой нации

В поисках единой нации

Топ-100 книг, определяющих национальное самосознание граждан Казахстана (см. статью Эволюция через слово)

Самое главное и самое обличительное произведение казахской литературы. Никто так, как Абай, не говорил открыто и жестко о недостатках своего народа. Недаром эта тоненькая книжка и сейчас наиболее популярна: мудрость остается на века. Такое произведение способно сделать жизнь в Казахстане лучше.

Сказка всегда играла важную роль в жизни казахского народа. Она была развлечением, обучающим материалом для детей и своеобразным оружием в классовой борьбе. Народные сказки, пройдя в течение столетий через сито пересказов, оставили в своей основе только самое ценное. Сказочное содержание переплетается с обыденным настоящим, иногда более четко обозначивая суть происходящего.

Роман-эпопея Мухтара Ауэзова - это художественное повествование о жизни и творчестве великого поэта степи Абая, с младых лет до глубокой старости. Однако эту книгу можно, скорее, назвать "энциклопедией казахской жизни" - настолько объемно и достоверно рассказывает автор о традициях и образе жизни казахов.

Сборники стихов Мыржакыпа Дулатова - это своеобразная поэтическая панорама жизни казахов, где поэт вспоминает о былой свободе своего народа.

Период становления советской власти оставил  глубокие шрамы в сознании народов периферии империи. Многовековой уклад был сломлен в одночасье солдатом с винтовкой, который стучится ногой в дверь твоей юрты. Мог ли скачок от «верблюда к коммунизму» быть безболезненным?

Главный моральный ориентир для большинства населения Казахстана, исповедующих самую молодую мировую религию - ислам. Пожалуй, именно Коран стал той книгой, которая имела наибольшее влияние на становление современной казахской нации.

Знаменитый роман Уильяма Теккерея оказался крайне актуален в сегодняшнем Казахстане, где богатство превращено в культ, а понятия о чести и достоинстве девальвированы ложными материальными ценностями.

Возмутитель советского литературного спокойствия Олжас Сулейменов в этой книге с мягкой иронией изложил свое видение взаимоотношений между славянами и тюрками, взяв за основу содержание и построение образов “Слова о полку Игореве”. 

Большое чувство часто встречает у себя на пути препятствия - независимо от национальности героев и страны. Любовные переживания не чужды казахскому народу.

Один из лучших романов для понимания быта огромного числа казахстанцев, которые и в 21 веке зачастую вынуждены жить в бесплодной пустыне Сары-озек. Это творение читать особенно полезно молодому поколению, так как манкуртизм, описанный Айтматовым, никуда не ушел, он с нами, ибо многие из нас не помнят и не знают своих истоков.  

Два тома, полные боевых приключений, политических дрязг и степной романтики. Фоном для этого служат исторические события - начиная с XV века и кончая серединой девятнадцатого столетия. В трилогии автор дает историческое обоснование единения казахского народа с Россией.

Первый европейски образованный ученый из казахов, правнук Абылай хана, прожил всего 30 лет, но оставил после себя богатое наследие. Исследователь родословной казахов, обычаев и легенд кыргызского народа и неутомимый путешественник (чего стоит только легендарная экспедиция в Кашгарию в 22-летнем возрасте). Обо всем этом Валиханов оставил записи, и его труды останутся на века. В скором будущем ожидается перевод его книг на английский язык.

Мемуарный роман Сейфуллина повествует о революции и гражданской войне в Казахстане в начале 20 века, участником которой был сам автор. Книга проникнута сочувствием автора к угнетенному казахскому народу, ведущему борьбу за свое освобождение.

Программная книга для ознакомления всем, кто интересуется историей Казахстана. Один из самых известных ученых и политологов страны написал не простое для восприятия, но важное исследование о жизни кочевников.

Народы, которые населяют земли, покоренные Чингисханом, не воспринимают его как завоевателя. Чингисхану удалось создать государство со сложной этнографией, послужившее транспортером знаний и культуры от одних к другим, но для этого он использовал огонь и меч.

Образ природы и волчицы Акбары, столь близкий и понятный любому казахстанцу, передает все грани взаимоотношений человека и матери-Земли. Вся наша жизнь, от первого и до последнего дня - это приготовление к восхождению на Плаху, и каждый обретший истину будет распят, ибо это - судьба всего человечества.

Как и любое писание, Библия - это лучший образец того, какими должны быть взаимоотношения людей в социуме. Книга-назидание и книга-предупреждение, и ее нужно читать вне зависимости от взглядов и религиозной принадлежности, для понимания себя и общества, столь далекого от идеала. 

Книга, написанная кровью. Сам автор, как и многие другие, стал жертвой тоталитарной машины, которая перемалывала тысячи и тысячи жизней, маниакально ища в каждом  врага народа и предателя. Книга, после которой невозможно найти оправданий советскому режиму и его самому известному правителю - Сталину. Хроника огромной страны, государства в государстве - ГУЛАГа.

Сын великих поэтов Серебрянного века - Анны Ахматовой и Николая Гумилева, автор стал  создателем одной из самых известных теорий - этногенеза. Открыв как он считал законы рождения и умирания этносов, Гумилев использовал литературный метафоричный язык, чтобы объяснить свои идеи, чем повлек на себя море критики. Тем не менее, его идеи остаются востребованными среди ученых и политиков. Он как "последний евразиец" продолжает будоражить умы читателей.

«Древнетюркская мифология должна быть настольной книгой каждого уважающего себя казахстанца»,- считают авторы предлагаемой книги. Не напоминая лишний раз, что необходимо знать историю своих предков, заметим, что такие мифы, как и сказки, отражают душу и менталитет тюркского народа, как ни одна другая книга. Однако необходимо понимать, что мифология тюркского народа не сохранилась в первозданном виде - ввиду разбросанности общих мифологических сюжетов, сказок и поверий современных тюрков, очень малого количества древних текстов. Кроме того, мифология искоренялась пришедшим на эту территорию исламом, так же, как русская мифология уничтожалась христианством. Не претендуя на полноту или научность, авторы сделали художественное изложение некоторых важных мифов. Отметим, что книга создавалась еще в 93-94 годах, но "Золотая колыбель" увидела свет только в 2011 году.

"Земную жизнь пройдя до половины", каждый задумывается о пройденном пути. У одних он был сложным, у других крайне простым, но дорога каждого ведет к финалу человеческой жизни. Что за ним? Муки ада, круги чистилища или свет рая? Данте и Вергилий уже не одно столетие ведут нас по этим лабиринтам неизведанного.

Динмухамед Кунаев - человек, при котором рост экономических показателей КазССР исчислялся в процентах, а в количестве раз. Человек, c которым страна переживает небывалый подъем, происходит «русификация» казахов, воплощаются грандиозные проекты. Несмотря на то, что имя его на слуху, о самом Кунаеве широкой публике известно мало.

Изложенная доступным и увлекательным языком история народов, живших на территории современного Казахстана в течение трех тысяч лет. Самая лучшая книга для начала ознакомления с отечественной историей, полной захватывающих событий, интересных личностей и бесконечной борьбы за существование на этой земле. Чтобы понять, как жить дальше, сначала нужно узнать о своем прошлом.

Любовные треугольники сложно разрывать. Казахстанская современность показывает, что они свойственны и нашим людям. В любви третий всегда лишний, он должен либо быть убитым на дуэли, либо убить в себе чувства и отойти в сторону.

Байская безнаказанность, произвол приближенных к власти, беззащитность простого люда, трагедии судеб и другие сложные социальные взаимоотношения в казахских аулах реалистично показаны автором в этом произведении. Но так ли много изменилось с тех пор?

Молодой педагог и преданный член партии Евгения Гинзбург вдруг узнает, что является предателем и троцкистком. Проведшая большую часть своей жизни в стенах университета и библиотек, автор вдруг объявляется опасным врагом государства и отправляется в ГУЛАГ. Наивная интеллигентка, Гинзбург за годы лагерей становится сильнее и мудрее. Но она не становится злой, не винит в своих бедах других, а пытается сделать все, чтобы в таких нечеловеческих условиях произвола сохранить в себе человеческое. Книга о невероятном подвиге и торжестве гуманизма в эпоху террора. 

Действие книги происходит в период 1913г. - 1917г. На фоне революционных настроений разворачивается повествование о трудной судьбе простой девушки Ботагоз. Отвергнув домогательства волостного управляющего, она навлекла гонения на весь свой род. Преодолеть все испытания судьбы помогают ей любовь и надежда на счастье. 

Нелепое и необъективное правосудие, тирания бюрократии и общая бессмысленность происходящего вокруг, когда ты не можешь доказать ни себе, ни обществу, ни государству, что ты - личность. Разве мир, описанный Кафкой, не напоминает нам иногда, порой сегодняшний Казахстан?

Лишний человек в социуме, где царят невежество и чинопочитание. "Карету мне, карету",  - ведь так часто хочется бежать сломя голову от окружающей нас реальности, бежать - умным лишним людям, которые редко бывают поняты в своем отечестве.

Крупные запасы нефти - это ключ к шахматной доске мировой политики. Чем сможет стать Казахстан: пешкой или королем?

Основы основ многих эпосов и былин, к сюжетам которых прибегают люди искусства, с древних времен и по сей день. 

Совместимы ли мораль и политика? Макиавелли считал, что нет - несовместимы. Он был уверен, что мысли о морали делают правителя мягкотелым и нерешительным, неспособным эффективно руководить государством. По убеждению философа, главной заботой государя должно быть процветание своей страны, а для этого порой необходимо поступаться моралью. Опасная логика, которой до сих пор следуют многие политики. Однако не стоит понимать Макиавелли только так, его произведения сложны и многоплановы.

Известная повесть про Героя Советского Союза Боуржана Момыш-Улы, написанная в 1940-х годах. В произведении рассказывается о днях накануне важной победы под Москвой. Через историю главного героя, Момыш-Улы, проступает образ его наставника Ивана Панфилова и панфиловцев. Многие сегодня называют эту историю мифом, другие пытаются доказать обратное. В любом случае - она осталась в геноме казахстанцев как часть наследия советского прошлого.

Старцы никогда не поймут молодежь - и наоборот. Чудовищная дистанция между поколениями, присущая казахстанцам, и всеобщий нигилизм вокруг. Сегодня Тургенев в Казахстане актуален, как никогда.

Общественный договор как гарантия от возможной анархии? Почему бы и нет. Народ дает правителю право повелевать так, как тот считает нужным, а в обмен государь гарантирует своим подданным стабильность, безопасность и обилие пищи. Тогда и не нужна никакая свобода. Нужен только Левиафан.

Эта тоска не исчезает никогда - тоска по ушедшему детству, по иллюзиям, по мечте. Но где-то в каждом из нас сидит маленький принц, который живет на своей планете, такой далекой и близкой одновременно. Ибо все взрослые когда-то были детьми.  

Почему Казахстан стал многонациональной республикой? Откуда в сердце континента взялись корейцы, греки, немцы? Все это - результат многолетней советской политики депортации народов с окраин государства, и не только вглубь страны. У каждого из этих народов своя история, каждого по-разному приняла казахская земля. Кто-то после распада СССР вернулся в родные края, для кого-то Казахстан стал новой родиной.

Изменчиво все, кроме людской натуры. Высмеянные еще Эзопом жизненные сюжеты актуальны и ныне - от правительств до простого люда. 

Юродивые - поцелованные Богом, но гонимые при жизни. Таких люди сторонятся, потому что не понимают, потому что боятся. Князь Мышкин стал воплощением такого "дурачка", который не знает, как правильно вести себя в обществе, как общаться с женщиной, как врать. А общество всеми силами пытается вытолкнуть его из себя, как опасную заразу. Однако на поверку оказывается, что как раз Мышкин-то умнее и глубже всех. Он все видит, все понимает, но не желает участвовать в лицемерных светских играх.

Красота - не залог счастья и взаимности в любви, есть даже шанс нажить себе колоссальные неприятности: от женской зависти до мужской похоти.  

Как часто в образах Гоголя можно узнать казахстанских чиновников и бюрократов. Смотришь на одного и думаешь: это же Коробочка, в образе другого узнаешь - вот он, Собакевич. И торгуют они нашими мертвыми душами, и ведут торг за каждую копейку, а мы - лишь невольные зрители в этом театре абсурда. 

История беспощадна к людям, вне зависимости - имеет она форму комедии или трагедии. Больше всего во времена "великих перемен" страдает интеллигенция. Этот роман позволяет понять, почему многие казахстанские интеллектуалы так и не смогли примириться с виражами истории и с опытами власти над ними.

Разруха не в клозетах, а в головах. Это так по-казахстански. И когда в местных новостях рассказывают, как женщина-судья, используя свое служебное положение, выживала из домов родных, то как-то вспоминается Швондер, мечтавший при помощи Шарикова захватить квартиру профессора Преображенского.  

Политолог, политик, идеолог гегемонии США Бжезинский видит мир через призму геополитики. Он уверен, что американцам, чтобы сохранить свое мировое лидерство, необходимо контролировать и самый стратегически важный регион - Евразию, точнее - Россию, а еще точнее - постсоветские страны, включая Центральную Азию. Назвав нашу зону "Евразийскими Балканами", Бжезинский ждал, что регион станет жертвой бесконечных войн и этнических конфликтов.

Тектонические сдвиги, произведенные на плато истории человечества Чингисханом несравнимы ни с чем. Жизненная сила, движимая им, жестокий и расчётливый ум позволили ему подчинить своей воле целые народы. Чингисхан, как личность, - результат проявления степной культуры и мировоззрения, которые могут быть не только деструктивными, но и созидать. Насколько широка душа степняка, в которой могут утонуть народы, государства и континенты?

Авторы книги смоделировали государство, в котором граждане чрезвычайно непримечательны, одаренно безынициативны, глубоко осторожны, безнадежно неинтеллектуальны и, самое главное, отягощены неизбывным чувством собственной значимости. Интересно: пример какой страны их сподвиг на такой эксперимент? 

Всеобщее безразличие - словно символ казахстанского общества. Мы безразличны к себе, к окружающим, к миру в целом. В своей скорлупе каждый из нас пытается выжить, но не жить. И в один момент наступает Тошнота от всего, она преследует тебя, и ты сознательно выбираешь абсолютное одиночество, но это не гарантирует, что Тошнота пройдет

Быт, нравы финансовой среды порой граничат с безнравственностью и политической беспринципностью - как в начале 20-го века, так и на заре 21-го.

Нашествие монголов стало одним из главных событий в нашей истории, а гибель Отрара - поводом для слез многих потомков. Адибаев предлагает свой вариант известной всем истории. Но он также пытается воспроизвести то, что думал или мог думать великий правитель монголов Чингисхан в годы его величия, в годы, когда его империя выросла до  небывалых размеров. Переломный момент, осада Отрара, описывается автором во всех подробностях. Тревожное ощущение близкой гибели у жителей города сквозит в романе и передается читателям. Нет, это не книжный роман, это - сама жизнь, запечатленная сквозь столетия.

Зона отчуждения. То пространство, куда мы все стремимся в поисках артефактов, а по сути - в поисках самих себя. Она рождает, как и сон разума, чудовищ, но дает каждому шанс; только, как оказывается, этого мало. Творение братьев Стругацких - о трудном выборе и о том, что ценности в мире потребления, к которому так пристрастился Казахстан, уже ничего не означают. Мир сошел с ума, он жесток и скучен, и только одинокие сталкеры бродят по зоне, но все это - лишь пикник на обочине цивилизации, лишь кажущаяся гармония, которая вряд ли наступит.

Фатализм присущ казахстанцам. Все предопределено, и от нас мало что зависит. Судьба, фатум. Но внутри, несмотря на эту мнимую предопределенность, всегда идет ожесточенная борьба за самопознание, которая иногда может окончиться победой силы духа над силой желаний. 

Вы думали, что жить в хаосе страшно? Нет ничего ужасней жизни в полностью контролируемом обществе. Здесь нет места творчеству, инициативе и неожиданностям. Абсолютный порядок, где люди - всего лишь цифры и машины по производству себе подобных. Роман-антиутопия, написанный в 1920 году, предсказал страшные события кровавого двадцатого века, в котором тираны уничтожали своих подданных во имя строительства "светлого будущего".

«Сон разума рождает чудовищ…». Смысл этой фразы получает новое звучание и новый контекст: замкнутость суверенного пространства и отсутствие динамики во взаимодействии с мировым сообществом может, в конце концов, привести к коматозному состоянию экономики и социума. Интеграционные усилия и приобщение к процессу глобализации - это единственный вектор развития. Мы не можем гарантировать отсутствие кризисов  на нашем пути. Но можем гарантировать, что многолетний опыт и традиции, заложенные в нашем обществе, позволят достойно и с пользой выйти из любого кризиса. Мы способны на это. Наш народ несет в себе огромный интеллектуальный и духовный потенциал", - цитата из произведения Нурсултана Назарбаева "Критическое десятилетие". 

Мы любим все красивое и вычурное, это одна из отличительных черт казахстанского общества. Видимая, осязаемая красота для нас все еще важнее внутренней. Мы хотим созерцать прекрасные черты окружающих нас людей, но где-то там вдали есть тайный потрет, отображающий все наши прегрешения, все слабости и грехи. Мы не хотим думать об этом и уверены, что пока на этом отпечатке наших страстей нет лика смерти, все будет прекрасно. Но однажды страшная внутренняя боль заставляет уничтожить портрет, а вместе с ним похоронить и поверхностную любовь к видимой красоте.

В Казахстане любят деньги, и многие в этой любви заходят так далеко, что теряют человеческое достоинство. Миром правит золото, золотом правит ростовщик. Так уж получилось, что за последние годы мы взрастили целое поколение циничных ростовщиков, которые уверены, что для них богатство - это путь к красивой жизни, а для всех остальных - несчастье лучший утешитель. Их среди нас сотни, а может, уже и тысячи - Гобсеков, жадных, меркантильных, неспособных на человеческое сострадание и истинные эмоции.

Тварь я дрожащая или право имею. Убить во имя идеи. Это опасная тенденция и в современном Казахстане. Для кого-то идеей становится исламский халифат, для кого-то - проверка себя на выносливость. Но, в отличие от Раскольникова, наши идейные убийцы редко раскаиваются искренне, они твердо убеждены, что жизнь старухи-процентщицы ничего не стоит, ведь перед ними маячит глобальная цель, которую они, правда, не могут объяснить ни себе, ни обществу. 

Жизнь на фоне войны. Она бывает героической, она бывает трагической и лишенной смысла. Война обнажает и человеческое величие, и все его пороки. Этот эпический роман Льва Толстого важен для Казахстана, так как в нем показан драматизм семейных взаимоотношений, чему все чаще мы становимся свидетелями в своей стране, и это великое полотно образов, столь ярких, что их можно отыскать и среди нас. Кто-то - застенчивый и верный Пьер Безухов, кто-то - отважный Болконский, а кто-то - коварная Элен. И все они - это мы.

Мы перестали уважать старость. Ценить ее, хотя на Востоке всегда было принято почитать взрослых. Но эти времена уже проходят, нередко и в Казахстане родителей определяют в дома престарелых. Наше государство тоже не демонстрирует особого почтения к возрасту: к примеру, последние инициативы по повышению пенсионного возраста - яркое тому свидетельство. Поэтому ужас отца, который предан родными дочерьми, гениально описанный Бальзаком, оказывается очень близок и огромной армии казахстанских стариков.

О нашей лености можно слагать оды. Ведь не зря родилась история про живчиков, получающих огромные зарплаты за то, что они переносят бумагу из  одного кабинета в другой. Поэтому образ Обломова в теплом домашнем халате нам знаком, как и образ энергичного Штольца. Здесь все - словно родное: безропотность наших людей, бюрократический ужас вокруг и такая странная любовь, когда любят беспричинно и зачастую бессмысленно. 

Самоубийственная любовь. Иногда в любовном треугольнике именно уход из жизни одного из персонажей кажется единственным решением. В Казахстане это решение, увы, принимают многие женщины. Страна-лидер в Центральной Азии по числу представительниц слабого пола, выбирающих смерть вместо жизни. Наше общество так же, как и то, что окружало Анну, не приемлет свободного выбора женщины, не готово прощать ей любовные порывы, поэтому иногда проходящий поезд для некоторых кажется спасательным кругом.

Сатана здесь правит бал. Эти образы близки нам, потому что - сколько среди нас непризнанных гениев, которые пишут великие романы, не имея шансов на публикацию. Вот он, критик Латунский, одним росчерком пера ставящий крест на наших судьбах. В Казахстане и сегодня немало подобных критиков, готовых уничтожить любого, кто перейдет им дорогу. Но есть и отчаянные Маргариты с желтыми мимозами: они прекрасны, но за любовь могут убить и превратиться в ведьм. За всем этим лукаво наблюдает Воланд, который знает, что алматинцев, как и москвичей, испортил квартирный вопрос.  

Мы все для них - всего лишь образ послушного, терпеливого и никому не нужного земляного червяка, который готов тратить бесценные годы своей жизни на борьбу с ними. Но победить их почти невозможно. Огромное, разрастающееся племя казахстанских бюрократов. Сегодня им нужен землемер, чтобы отложить решение вашего дела, завтра они предложат вам лопату, чтобы побыстрее выкопать могилу и не маячить у них перед глазами. Они нас ненавидят, потому что мы мешаем им жить, и это чувство взаимно.

Мы можем в Казахстане победить конкретное зло, но победить явление - нет. Поэтому Чума - это про нас. Это борьба с неведомым доселе явлением, оно поражает всех, снизводит, отнимает надежду; но вдруг все начинают уничтожать Чуму вокруг себя и в себе. Кажется, человеческий род победил. Вот она, напасть, - отступает. Но это только кажущаяся победа.  Ибо, возможно, наступит день, когда, на горе людям, чума разбудит крыс и пошлёт их нести смерть на улицы пока еще счастливого города».

Как это похоже на наши семьи. Вроде один отец и одна мать, но породили на свет совершенно разных детей. Один готов убить родного отца, другой готов принять его крест и нести его до конца, а третий несет через свою жизнь веру в Бога, он не понимает, как слеза ребенка может оправдываться мировой гармонией. Не понимают они все, что история и страна безжалостны к ним, как зачастую и наше казахстанская земля была безжалостна к своим детям, к таким же братьям, которых она разлучила и потом уничтожила.  

Идея гламура и красивой жизни сегодня поглотила Казахстан. Желание всеми правдами и неправдами пробиться в высшие слои власти, выставить себя в лучшем свете, продемонстрировать свою принадлежность к высшему обществу, порой утаивая свои совсем некоролевские корни. Глянец имеет и вторую сторону медали: забвение. Именно этого боится больше всего главный герой Моэма, он-то знает: стоит пропустить одну вечеринку - и про тебя уже никто не вспомнит.

Борьба с ветряными мельницами. Это - словно символ жизни в Казахстане. Мы всегда на острие борьбы с бездарными чиновниками, с коммунальным беспределом, с беспросветной нищетой и с хамством власти. Но это - борьба без результата, потому что невозможно переделать самих себя уже многие века. Поэтому образ рыцаря без страха и упрека, наивного и одновременно гордого, близок нам. Он - про нас, как и мы - про него.

Потрясающая коллекция человеческих пороков. Чревоугодие, столь свойственное казахстанскому народу описано французом с блестящим юмором и в ярких красках. Замечательная сатира на представителей духовенства тоже будет близка нашим читателям, ведь реальность наших дней предлагает целую галерею образов "религиозных" людей, не чуждых простых человеческих слабостей. Не менее красочна и история взаимоотношения отца и сына, когда родитель своим дурным примером заражает и свое чадо, но признать ошибок не желает. 

Слушать сумасшедших опасно, поэтому их и изолируют от цивилизованного общества. Но если вы разговариваете с ним и, более того, в чем-то с ним соглашаетесь, то значит - теперь и вы сошли с ума. И место вам - на соседней койке, в палате № 6. 

Большой брат всегда следит за вами, даже если экран выключен. Он неустанно заботится о каждом жителе, поэтому множатся идейные враги, которых нужно уничтожать. Взгляните вокруг: эта бесконечная борьба с оппозиционными СМИ, с несогласной частью общества - ничего не напоминает? Мы словно живем в мире, описанном в антиутопии Оруэлла.

Книга стала классикой нравственно-политической сатиры. Ситуации, в которые попадает главный герой, нереалистичны, но правдоподобны - если уметь сопоставлять их с жизнью. Автор книги высмеивает политическую систему Англии 18 века, но проницательный читатель найдет сходства с современным Казахстаном, а умный задастся вопросом: в каком веке живет Казахстан - по сравнению с современной Англией?

Безумная любовь и карьера. Нелегкий выбор в мире, где много страстей и красивых женщин. Жюльен Сорель - знакомый нам образ покорителя женских сердец, готового убивать ради страсти, но столь же смиренного в присутствии той, которую искренне любит, и готового принять смерть за нее. 

Каждый имеет право однажды оступиться, но если тебе протягивают руку помощи и начинают верить в тебя, все вокруг преображается, и ты уже можешь стать мэром целого города. Но прошлые ошибки не дают тебе забыть, что обычный каторжник всегда осознает свое положение в этом неидеальном обществе. Так же - и в Казахстане: мы редко до конца прощаем тех, кто однажды оступился.  

Если тебе все равно, что умерла мама, если тебе все равно, что ты убил человека - виноват в этом ты или общество? Ад - это для других, или ты сам создаешь себе его?

Поколение Пепси хочет жевать жевачку, пить газировку и заниматься любовью. Оно потребляет рекламу, которую создает Вавилен Татарский. А сам он, кажется, на пороге раскрытия смысла жизни... или он просто съел слишком много грибов. 

Английский географ Макиндер придавал большое значение геополитическому положению государств: от этого зависело то, какие преимущества и опасности имееются у того или иного государства. Создав теорию Хартленда, через 15 лет Макиндер окончательно сформулировал ее в своей известной формуле: "Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); Кто контролирует Мировой остров, тот командует миром". 

Все переплетено в этом мире и повторяется из раза в раз, и только ветвям рода, приговоренного к ста годам одиночества, не дано повториться на земле, ибо одиночество стало неотъемлемой частью жизни людей и их самым страшным бременем.

Полунищий старик, который после смерти сына вынужден голодать. Как это похоже на Казахстан. Мы все еще не научились ценить старость, и повышение пенсионного возраста для женщин - яркая иллюстрация того, что людей мы ценим, только если они при деле. Но когда наступает закат, им остается только ждать, что придет письмо, что их не забыли, что государство - это не просто бюрократическая машина, а живой организм. Не дождавшись, они понимают, что преданы и забыты.

Авантюризм крайне свойственен нашему народу. Мы готовы, в надежде оказаться когда-нибудь в далеком Рио, бегать за стульями госпожи Петуховой. Среди нас много великих комбинаторов, можно найти и Кису Воробьянинова, и каждый образ близок родному сердцу. Легкая ирония и гениальный стиль отличают это творение Ильфа и Петрова, знакомое нам со школьной скамьи.  

Креативно составленный не только учебник казахского языка, но и путеводитель по казахскому менталитету, призванный превратить скучное постижение лингвистики в интересное самообразование.

«Люди гибнут за металл, Сатана там правит бал» - строки из куплетов  Мефистофеля могут описать современный уклад казахстанского общества с его пороками. У многих есть предчувствие, что список должников дьявола полон казахстанскими чиновниками, но посмотрите на себя! Не продали ли и вы свою душу?

Сколько сегодня Лопахиных вокруг нас. Они готовы убедить всех, что твое родовое гнездо, твоя история, судьба ничего не значат, а ценны лишь деньги, лишь то, что можно пощупать, осязать. Но есть и Гаевы, искренне верящие, что разрушать первозданное - то, что создано природой, нельзя, это великое преступление, за которое придется ответить перед судом времени. Но, как и у Чехова, прагматики в Казахстане побеждают идеалистов, и Гаевым только остается слушать, как топор уничтожает их воспоминания и ставит крест на прошлом.  

Безысходность нашей жизни рождает страшные видения, и на свет вдруг может явиться он - страшный образ, который сидел в глубинах души и вырвался наружу вместе с разбитым зеркалом, где по осколкам можно собрать наши надежды, чувства, мечты. Он сидит рядом с тобой, когда ты в раздумьях, он безжалостен, когда ты просишь пощады, он - твоя кровоточащая совесть. 

Казахстанцам несвойственно думать о времени. Кажется, что впереди слишком много всего. Но когда часы начинают бить быстрее и неумолимо приближается час расплаты, мы начинаем судорожно искать истину. За свои желания приходится слишком дорого платить: ты хотел богатства, и судьба посылает тебе все, но однажды она выставит свой счет, и расплатой может стать сама жизнь.   

Народ часто оказывается лишь декорацией в огромном историческом театре. С казахстанцами, увы, это тоже случалось. История часто преподносила уроки, которые мы не усваивали. Новая власть может показаться идеальной, пока не обнажатся все ее пороки. Но всегда есть люди, верные долгу и слову, они - уже не декорация, а действующие лица этого исторического полотна: кто-то - скромный интеллигент, кто-то - боевой офицер, кто-то - искренне любящая женщина. 

Сколько их в Казахстане, этих Швейков, и не сосчитать. Простодушных - тех, кого из за людей не считают, то самое "пушечное мясо". Их притесняют полицейские, над ними измываются врачи, они - жертва бюрократической системы, они - это мы. За нами признали "слабоумие" и отправили на фронт войны с реальностью, будучи уверенными, что мы - никто. Но, как оказывается, в каждом простодушном человеке сидит маленький герой, готовый бороться с этим сумасшедшим миром.

Довольно часто сегодня можно услышать термин "Большая игра", когда обсуждаются интересы мировых держав в Центральной Азии. Однако этому понятию уже две сотни лет, и изначально оно означало несколько иное: борьбу двух империй - Российской и Британской - за владычество в регионе. Ставшая классикой книга Хопкирка поведает о том, как зародилась и развивалась "Большая игра" в сердце континента.

Каждый наш день вполне обычен и даже тривиален. Мы ходим на работу, общаемся с друзьями, иногда встречаем новых людей. В огромном городе мы знаем любимые места, где все знакомо и привычно, но, оказывается, даже в этом маленьком собственном мирке мы можем, словно Одиссей, отправиться в большое путешествие, которое откроет нас самих с другой стороны и позволит переосмыслить жизнь.

Про это говорят все. Самые страстные и сладостные речи, связанные с нашими желаниями. Секс во многом определяет способ мышления и восприятия жизни. Многие в курилках делятся своими навыками, почерпнутыми в самой чувственной книге в мире. Секс движет миром, он его низводит и он же его превозносит. Чувственные наслаждение не только не чужды казахстанцам, но, пожалуй, для многих являются главной целью существования. 

Автор пытается подвести некоторую базу под определение "шала-казахов" как феномен казахского общества. Тема важная и очень чувствительная для многих казахов. Что с этим делать, и нужно ли? 

Жизнь казахов всегда была насыщенной и многогранной. Поколениями были выработаны каноны поведения, которые, по мнению автора, представляют собой интерес для каждого казахстанца, вне зависимости от его национальности.

Казахстан, как стало недавно известно, - самая пьющая страна в Центральной Азии. Это роднит нас с Россией, хотя, вероятнее всего, она нас намного опережает. Но все же литература Венечки Ерофеева не может быть непонятна огромному количеству людей в Казахстане. Да и случиться такое запросто могло и у нас.

Власти решили отменить свое средневековое решение сжечь экземпляры Библии. Но сам факт того, что суд посчитал в свое время это возможным, крайне роднит нас с героями великого творения Бредбери. Каждое такое решение может привести к тому, что в конечном итоге в мире останется немного людей, которые помнят строки из Экклесиаста   и Откровения Иоанна Богослова.

Месть - блюдо, которое подают холодным. И это блюдо очень любят в Казахстане. Но мстить можно по-разному, прибегая к кровавой расправе или борясь с внутренним злом и перебарывая его. Гамлет - характерный для нас герой. То ли безумец, то ли безумен сам окружающий нас мир. Тень, которая преследует героя, - это тень, которая неотступно следует за каждым из нас. И каждая последующая схватка с собой и со своими страхами рождает извечный вопрос: "Быть или не быть".

Мультикультурализм оказался провальным. По крайней мере - в сознании огромного количества европейских политиков и жителей старого Света. Но проблема эмиграции и миграции, ассимиляции в новой культуре оказалась характерной и для Казахстана: приехавшие в страну оралманы по-прежнему чувствуют себя чужими и часто принимают решение вернуться на родину. Знаменитое творение Рушди о неизбежности возвращения к корням, где действующими лицами являются персонажи Корана. За этот роман Рушди был проклят иранскими властями. 

Одним из китов казахского общества является культ семьи. Сэлинджер в своем знаменитом романе описывает процесс взросления человека: главный герой становится взрослым, глядя на свою младшею сестру, которая повторяет все, что делал сам герой, и этот взгляд «со стороны» помогает ему переосмыслить себя. В обществе, где связь поколений настолько тесна и переплетена, взросление детей происходит быстро. Катализатором в казахском обществе является постулат «старший в ответе за младшего».

Проблематика проявления любви к несовершеннолетним в последнее время широко обсуждаема в обществе. Ситуация рассматривается всегда однобоко. Но в своем романе Владимир Набоков показал историю, основанную на искренних и взаимных чувствах, разбившихся о порицание общества. 

Книга перуанского писателя, Нобелевского лауреата Льосы рассказывает о том, как государство с несменяемым правителем постепенно превращается в болото, в которое погружаются не только сам диктатор, но и весь народ, вынужденный терпеть стареющего и деградирующего президента. История написана на основе реальных событий в Доминиканской Республике, в которой диктатор Трухильо единолично правил 30 лет. Тем не менее, как любой талантливый роман, он универсален, и пороки тоталитарного общества одинаково уродливы везде.

Мы любим путешествовать. Безрассудно, бессмысленно - просто чтобы провести время в дороге. Одних эти путешествия меняют, других делают более степенными, третьим разрушают жизнь. Пока человек молод, он в пути - там, где его друзья, родные, близкие; это потом он останется наедине с собой и начнет переосмысливать свою жизнь. Но во время этого длительного пути нужно быть всегда в движении, потому что как только пропадает стимул, уходит и энергия, необходимая для дальней дороги.   

Казахстан возрождался на обломках империй снова и снова, и каждый раз мы видим появление «потерянного» поколения. Что такое любовь? Что такое Родина? В чем смысл жизни? Именно нам предстоит искать ответы на эти вопросы и задавать тренд в истории своего народа… Вглядитесь в глаза окружающих: если вы не видите ничего жизнеутверждающего, значит - пора действовать! Вы и есть «потерянное» поколение!

Мы долгое время были языческой нацией, долго путались в своих взглядах и воззрениях и пришли к единой вере. Первый роман сербского писателя Милорада Павича о выборе веры и о том, что влияет на этот выбор. Это произведение без цельного сюжета, в нем рассказывается о разных людях, их истории жизни. Поэтому роман можно читать в произвольном порядке; он сложный для восприятия, но оставляет яркое впечатление, так как построен на мистике и вере одновременно. Судьба хазар складывается в одну мозаику через судьбы как простых, так и знатных людей.

 

Над проектом работали: Юлия Тен, Ровшан Довлатов, Мариям Мунбаева, Елнур Шалкибаев

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?