Хороший, плохой, большой

Хороший, плохой, большой

Председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова 27 марта на пресс-конференции по итогам 2012 года сделала короткое, без комментариев, объявление: «Сегодня утром к нам поступило письмо от АО «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”», где предлагается начать переговоры в рамках постановления правительства и начать изучение вопроса о возможной покупке АО “БТА Банк”».

Хотя эта новость была ожидаемой, на ее фоне померкли даже результаты деятельности в предыдущем году, о которых традиционно отчитываются банки второго уровня (БВУ) в марте-апреле. Из разрозненных частей сложился пазл. В конце января — новость о создании единого государственного пенсионного фонда и упразднении частных организаций, поручение президента о выходе государства из капитала банков, затем заявления вице-премьера Кайрата Келимбетова о возможном обмене принадлежащих ФНБ акций банков на доли в крупнейших накопительных пенсионных фондах. Сюда же можно отнести зреющее недовольство в верхах усилением позиций банков с иностранным участием и планы ФНБ при размещении временно свободных средств национальных компаний отдавать предпочтение отечественным банкам. Правительство вновь стремится перекроить финансовый рынок.

Государство решает все

С начала кризиса значительно укрепились позиции государства не как регулятора, а именно как игрока на финансовом рынке Казахстана. Правительство в кризисные годы, по сути, заменило иностранных кредиторов, накачав банки ликвидностью. ФНБ «Самрук-Казына» не только получил контрольные пакеты крупнейших финансовых институтов — БТА Банка, Альянс Банка и Темирбанка, но и вошел в капитал еще двух системообразующих банков — Казкоммерцбанка (ККБ) и Народного банка Казахстана (НБК). Учитывая размер и значение этих организаций и их многочисленных «дочек» для финансовой системы, можно сказать, что в Казахстане во время кризиса произошло даже не частичное, а масштабное огосударствление финансового рынка.

Правительство вошло во вкус и сегодня также продолжает вытеснять частные компании: с 2014 года государственный Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ), созданный на базе ГНПФ, будет аккумулировать все пенсионные активы, в настоящее время рассредоточенные в 10 негосударственных НПФ.

В то же время параллельно начался другой процесс: выход ФНБ «Самрук-Казына» из банковского сектора. И это напрямую связано с ЕНПФ. Правительство приняло постановление («О некоторых вопросах акционерного общества «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”» от 4 марта 2013 года), которым разрешает госфонду стать акционером трех крупнейших пенсионных фондов — НПФ Народного банка, «Грантум» и «УларУмит». Предполагается, что ФНБ приобретет акции пенсионных фондов у их материнских банков — НБК, ККБ и БТА, в том числе за счет реализации принадлежащих фонду акций Казкоммерцбанка и БТА Банка.

ФНБ планирует выйти из капитала Казкоммерцбанка, рассчитавшись с ним за пенсионный фонд его же акциями (госфонду принадлежит 21,24% пакета). Эта сделка выглядит вполне приемлемой для ККБ: он получает назад свои акции и отдает пенсионный фонд, в то время как собственники других, более мелких НПФ, не получат, возможно, вообще ничего. Что касается НПФ «УларУмит», то он и так опосредованно принадлежит «Самрук-Казыне», поскольку ФНБ владеет более 95% БТА Банка, являющегося, в свою очередь, мажоритарным акционером (92,38%) пенсионного фонда.

Больше вопросов вызывает схема обмена акциями применительно к Народному банку: в настоящее время у ФНБ осталась только часть привилегированных акций, простые акции и большую часть привилегированных банк выкупил в 2011–12 годах. По данным Казахстанской фондовой биржи (KASE), на 1 января 2013 года «Самрук-Казына» не являлся акционером НБК. Так что инструмента давления на Народный банк у правительства вроде нет. Но у него есть БТА Банк, акции которого власти предложили НБК в обмен на его пенсионный фонд. То же постановление от 4 марта рекомендует ФНБ предложить Народному банку «приобрести оставшийся после выполнения мероприятий, предусмотренных пунктом 1 настоящего постановления, пакет акций АО «БТА Банк».

Если сделка с НБК состоится, ФНБ выполнит сразу две задачи: выйдет из капитала БТА и приобретет крупнейший в Казахстане пенсионный фонд — НПФ НБК. Еще одна, не декларируемая, цель такого обмена — создание супербанка, который мог бы составить конкуренцию рвущимся вперед «дочкам» международных банков.

Покупать — не покупать

Оценка действий государства рынком — наиболее адекватная. Котировки акций чутко реагируют на любые новости, касающиеся эмитента. Так, цена GDR Народного банка отражает все происходящее с компанией (см. график 1). После того как в октябре 2012 года НБК пересмотрел свою дивидендную политику, котировки начали расти (с 6 долларов до пиковых 9). Первый провал — в конце января, когда появилась новость о создании ЕНПФ. Пенсионный фонд — один из наиболее привлекательных активов банка, генерирующий, по некоторым данным, до 25% доходов группы (см. график 2). Еще одно снижение произошло в конце марта. По данным БТА Секьюритис, средневзвешенная стоимость одной GDR банка на Лондонской бирже 27 марта (после объявления о предложении «Самрук-Казыны») составила 7,11 доллара, что на 3,5% ниже, чем 19 марта. Если бы речь шла о слиянии с любым другим из трех принадлежащих государству банков, реакция рынка, возможно, была бы другой. «Влияние этой сделки <покупки БТА> на финансовый профиль Народного банка может быть негативным, учитывая стрессовую финансовую ситуацию, в которой находится БТА Банк. Меньшие по размеру Альянс Банк и Темирбанк отличаются хорошими позициями в розничном сегменте; Темирбанк также демонстрирует хорошие показатели капитализации. Эти банки могут стать предметом более сильной заинтересованности потенциальных покупателей»,— говорится в последнем обзоре банковского сектора Казахстана Standard & Poor’s (S&P).

До кризиса БТА был крупнейшим по размеру активов игроком банковского сектора Казахстана. Дефолт по обязательствам и последующие затем две реструктуризации долгов (в 2010-м и 2012-м) ударили по бизнесу банка. В то время как его конкуренты продолжали расти, БТА притормозил свою деятельность, так что по активам переместился на третье место. Сейчас у банка самый большой портфель неработающих кредитов (87%, из них безнадежных — почти 85%) и, соответственно, провизий (более 86%). Кроме того, две реструктуризации, а также сообщения СМИ о мошенничествах прошлого руководства плохо отразились на репутации банка. Большую часть средств БТА, размещенных в недвижимость в России и других странах, а также выведенных через офшоры, вряд ли удастся вернуть. Это понимают и в банке: у БТА наряду с Альянсом самая большая доля списанных за баланс займов (см. таблицу 2). Кроме того, при второй реструктуризации, в отличие от первой, не использовались облигации на восстановление, держатели которых претендовали на выплаты при возврате активов.

Вторая реструктуризация снизила долг БТА с 11 млрд долларов до 3,3 млрд. Сейчас банк является относительно чистым и беспроблемным. На конец 2012 года размер его собственного капитала составил 269 млрд тенге при объеме активов на уровне 1611 млрд тенге.

Одной из главных причин для отказа от сделки может стать качество кредитов. Здесь возможны различные варианты, из которых наиболее оптимальным представляется передача Народному банку только хорошего портфеля БТА. «Они <Народный банк> могут взять только стандартные кредиты, и тогда это не окажет негативного влияния на показатели. Вероятно, объем и качество активов, которые предстоит передавать на баланс Халыка, будут рассчитываться исходя из возможностей капитала абсорбировать плохие активы. Для Халыка это важно еще и с точки зрения сохранения рейтингов»,— полагает генеральный директор «Эксперт РА Казахстан» Адиль Мамажанов. Он подчеркивает, что для сохранения рейтингов как раз лучше присоединить хорошую часть БТА и часть нестандартных кредитов, которые не окажут влияния на текущий уровень рейтинга НБК. Отметим, что у БТА стандартных кредитов всего 4,2% (87 млрд тенге из более чем 2 трлн кредитного портфеля).

У самого Народного банка качество портфеля не самое лучшее даже среди казахстанских игроков, не говоря уже о конкурентах с иностранным участием: кредиты с просрочкой платежей свыше 90 дней составляли 16,99% на начало года. Если НБК примет на свой баланс «неочищенный» портфель БТА, его показатели резко ухудшатся.

Несомненные плюсы БТА — хорошая филиальная сеть, доли в зарубежных банках. «На первый взгляд это неплохо, но соответствует ли такая география интересам Халык банка и его акционеров?» — сомневается г-н Мамажанов.

Супергруппа

Как подсчитали в S&P, Народный банк станет самым крупным казахстанским банком по объему активов, а его рыночная доля составит более 25%. До кризиса между фининститутами шло состязание за место в ренкинге по размеру активов, и к началу рецессии уже сложилось статус-кво: первые места закрепили за собой три крупнейших, системообразующих банка — БТА, Казкоммерцбанк и Народный банк с общей долей активов в системе 58% (на сентябрь 2007 года). Эксперты и рейтинговые агентства отмечали высокую концентрацию финансового рынка Казахстана, что само по себе несло риски: банкротство крупнейшего банка имело бы огромный отрицательный эффект для всей финансовой системы. В 2009 году власти объясняли необходимость приватизации БТА именно тем, что нельзя допустить его банкротства — это бы нанесло ущерб всему банковскому сектору.

На начало марта 2013 года тройка лидеров — а это те же ККБ, НБК и БТА — занимают 45%. Снижение произошло не только за счет увеличения доли банков с иностранным участием, но и благодаря росту активов средних банков.

В 2009 году была принята Концепция развития финансового сектора в посткризисный период. Одна из задач, которые она ставила,— уменьшить влияние банков на финансовую систему страны, то есть подразумевалось постепенное снижение участия БВУ в страховых компаниях и НПФ. Не будем брать пенсионные фонды — с созданием ЕНПФ проблема концентрации банков в пенсионном секторе исчезнет. У БТА и у Халыка есть дочерние страховые компании, и не одна, лизинговые, управляющие — и все они занимают далеко не последние места на своих рынках, на что обратил наше внимание Адиль Мамажанов. Пока непонятна их судьба, но представляется, что часть активов будет, скорее всего, продана. Тем не менее возможно появление огромной финансовой группы, влияющей на все сегменты рынка финансовых услуг; монополизация же многократно увеличит системный риск. Любые риски внутри такой группы могут иметь последствия для всего банковского сектора.

Консолидация активов двух банков (на рынке обсуждалась возможность присоединения к БТА и НБК еще и Казкоммерцбанка, которому также предлагалось обменять долю в НПФ «Грантум» на акции БТА Банка) вряд ли повысит конкурентоспособность нового фининститута. Не только банки с иностранным участием, но и средние по активам отечественные игроки показывают лучшие результаты по сравнению с лидерами сектора: среди быстрорастущих организаций как раз не замечены докризисные «передовики».

Объективная причина — в большой доле просроченных займов крупнейших банков. Агрессивная политика роста в начале и середине нулевых, вложения в недвижимость, торговлю, потребительское кредитование стали причиной ухудшения ссудных портфелей крупных банков. «Дочки» иностранных банков и средние по размеру фининституты избежали таких проблем — и за счет более «молодого» портфеля (как, например, ДБ «Сбербанк»), и за счет более умеренного роста кредитования рискованных сегментов, то есть рынка недвижимости и строительства.

Поддержка материнских структур при кредитовании (использование гарантий для снижения рисков), что обычно ставят в вину банкам с иностранным участием, имеет место, но все же основным конкурентным преимуществом средних банков и банков с иностранным участием является лучшее качество портфелей, позволяющее им быть более гибкими в принятии решений.

«Изменения в структуре собственности банков, как мы полагаем, обусловят ужесточение конкуренции и изменение рыночных позиций банков. Мы ожидаем, что темпы роста приобретаемых банков будут невысокими в ближайшие два года, учитывая сложности, связанные с интеграцией или пересмотром стратегии; это обеспечит преимущество конкурентам. Мы полагаем, что темпы роста и качество активов нескольких других средних по величине банков будут превышать средние показатели по банковской системе. Эти банки начали расти несколько лет назад, имея небольшую клиентскую базу, что позволяет им ориентироваться на выдачу новых кредитов — в отличие от более крупных игроков, имеющих значительные портфели проблемных кредитов»,— пишут аналитики S&P.

Представители крупных банков, в том числе и руководство Народного банка, не раз упрекали иностранных «дочек» в том, что их конкурентные преимущества обеспечены дешевым фондированием материнских структур. Невысокие темпы кредитования отечественных организаций объясняли недостатком «длинных денег». Как выше говорилось, правительство для увеличения конкурентоспособности отечественных банков даже приняло решение при размещении денег нацкомпаний отдавать предпочтение отечественным банкам. Об этом заявила заместитель председателя правления ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова. Эта новость даже вызвала эмоциональную отповедь в адрес «Самрук-Казыны» со стороны главы российского Сбербанка Германа Грефа (см. «По-родственному», ЭК №6 от 11.02.2013 г.). Сегодня средства нацкомпаний составляют до трети всех депозитов, размещенных в банковском секторе.

В кризис государство прежде всего поддержало системообразующие банки, среди которых не было и нет игроков с иностранным участием. Антикризисная программа правительства предусматривала фондирование БВУ за счет бюджетных средств. На депозитах банков были размещены свободные средства национальных компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына»; кроме того, через банки пошли деньги на рефинансирование ипотечных кредитов, поддержку МСБ, на завершение недостроенных объектов. Больше всего средств получили, кроме банков с госучастием, Народный банк и Казкоммерцбанк. Например, на рефинансирование ипотеки было направлено 120 млрд тенге, из них БТА вместе с БТА Ипотека получил 40 млрд, ККБ и НБК — по 24 млрд тенге, Альянс — 14 млрд.

Действия правительства, которое продолжает создавать искусственные преимущества для отечественных игроков, что, конечно, не способствует улучшению инвестиционного климата, в какой-то мере можно оправдать готовящимся вступлением Казахстана в ВТО и созданием ЕЭП: возможно, власти видят в этом угрозу для отечественного банковского сектора. Ту же цель власти преследуют, создавая супербанк.

Могут заставить, могут — заинтересовать

Помнению начальника отдела отраслевой аналитики АО «БТА Секьюритис» Бауыржана Тулепова, то, будет ли заключена сделка по покупке БТА Банка Народным банком, зависит от цены активов БТА и НПФ НБК.

— ФНБ «Самрук-Казына» предложил обменять долю ФНБ в БТА Банке на долю Халык банка в пенсионном фонде. На ваш взгляд, насколько это равнозначный обмен?

— Вопрос целесообразности покупки БТА Банка заключается больше в перспективах банковского сектора Казахстана, а также в том, что может дать покупка БТА Банка Народному банку Казахстана. Сможет ли последний расширить свое географическое присутствие, завладеть какими-то передовыми банковскими технологиями или качественно улучшить свою активную и пассивную базу? Ответы на все эти вопросы по большей части являются отрицательными. Оба этих казахстанских банка являются крупными, работают внутри Казахстана и имеют примерно одинаковое присутствие в розничном и корпоративном бизнесе.

Мы видим, что бизнес обоих банков повторяет во многом друг друга и между ними отсутствует какая-либо значимая экономическая синергия, способная привести к росту стоимости объединенного банка или повышению его эффективности. В случае покупки БТА Банка Народным банком, скорее всего, дальнейшим логическим шагом будет продажа всех дублирующих филиалов по всему Казахстану, а также значительное сокращение персонала на фоне слабых перспектив банковского кредитования. Этот процесс является очень длительным и сложным, и лишь с этой позиции может быть неинтересен для Народного банка.

— Согласно прогнозу S&P, после слияния с БТА рыночная доля Халык банка достигнет 25%. В чем плюсы и минусы такого «супербанка»? 

— Слабые перспективы банковского кредитования являются причиной того, почему самоцелью покупки не может быть увеличение размеров банка и его доли рынка. В настоящее время ситуация на банковском рынке такова, что благоволит небольшим организациям, которые имеют возможность работать в сегменте потребительского кредитования, тогда как крупные банки, очевидно, сталкиваются с дефицитом качественных проектов. Об этом красноречиво свидетельствует статистика по низкому росту активов крупных банков в прошедшие кризисные годы, а также высокий процент формирования провизий по кредитным портфелям.

В частности, активы и ссудный портфель Народного банка с начала 2008 года росли в среднем на 8,6 и 8,1% ежегодно, и это притом что банк никогда не был ограничен размером свободной наличности. Таким образом, мы считаем, что Народный банк, скорее всего, откажется от покупки БТА Банка, особенно если в договор будут вшиты условия, обязывающие развивать БТА Банк и, соответственно, ограничивающие продажу (дублирующих) активов БТА Банка.

— Есть у правительства инструменты давления на Народный банк при ведении переговоров об этой сделке?

— По нашему мнению, Народный банк Казахстана может проявить интерес к покупке БТА Банка только в том случае, если актив будет предложен по низкой цене. Но мы считаем такой сценарий маловероятным — с учетом того, что государство в рамках стабилизации деятельности АО «БТА Банк» инвестировало очень крупные суммы на его спасение. Тем не менее мы не можем исключать, что сделка все же пройдет. В настоящее время банковская система Казахстана переживает кризис, равно как и мировая банковская система, и на этом фоне найти потенциальных покупателей на крупный банк в Казахстане представляется очень сложным.

С учетом того, что глава государства Нурсултан Назарбаев распорядился найти покупателей на подконтрольные государству банки до конца текущего года, Народному банку могут навязать сделку по покупке. Другой вариант предполагает очень высокую оценку, которую может дать государство при обратном выкупе подконтрольного Народному банку пенсионного фонда. Большой объем пенсионных активов, аккумулированных НПФ Народного банка, при переходе в объединенный пенсионный фонд с 1 июля 2013 года перестанет генерировать существенную прибыль в виде комиссий, и на этом фоне оценка стоимости пенсионного фонда может сильно варьироваться от тех или иных оценочных предположений. Не исключено, что по результатам сделки, в том случае если Народный банк решит приобрести БТА Банк в обмен на выкуп своего пенсионного фонда, последний будет оценен достаточно высоко.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности