Игры в демократию

Институт политических решений Казахстана выявил главную внутриполитическую тенденцию прошедшего месяца: власти готовы предпринимать шаги, позволяющие снизить градус социальной напряженности в обществе

Игры в демократию

Авторы обзора внутриполитических событий и трендов в Казахстане в марте 2013 года говорят о том, что «выдача разрешений на проведение организованных митингов по социально-значимым вопросам позволяет частично разрядить обстановку». «Однако, вместо системных и превентивных мер, предпринимаемые государством действия в социальной сфере по-прежнему носят по большей части ситуативный характер. Между тем количество социальных конфликтов постепенно подходит к критическому уровню. Социальная протестность, переформатируясь, находит все новые и новые формы выражения, на которые органы власти не успевают своевременно реагировать», - отмечают сотрудники Института.

Руководитель сектора внутренней политики Института политических решений Казахстана Максим Казначеев подтвердил для ExpertOnline.kz (журнал Эксперт Казахстан), что в высших эшелонах власти стали понимать: в обществе накопился социальный пар, который нужно выпускать.  «Речь не о том, что власти идут навстречу протестующим или хотят купировать социальное недовольство.  Проводятся акции имиджевого характера после того, как звучала критика в связи с ужесточением внутренней политики в Казахстане. Власть намерена показать, что процессы протекают в демократическом русле. Одновременно изменились принципы администрирования информационной политики, пришли новые люди, которые  призваны продемонстрировать большую открытость властных структур», - считает Максим Казначеев, но констатирует: «говорить о неких реальных содержательных изменениях не стоит».

Смягчились сердцем

Казначеев говорит, что рост протестных настроений в ближайшее время будет активизироваться, но так как протест в Казахстане не структурирован, то и не представляет собой угрозы элитам. Сами по себе стихийные социальные протесты без наличия ярких лидеров и базы не несут никакой угрозы. Поэтому силовые структуры, скорее всего, начнут реагировать на общественное недовольство более сдержанно. «Наша оппозиция уже давно в стагнации. У ОСДП практически раскол, связанный с готовящимся референдумом, в протестах они не принимают участия. КНПК  работает на поддержание имиджа;  информационные поводы,  связанные с недовольством властями, служат для того, чтобы об их существовании не забывали. Это не повышает количество сторонников партии, но позволяет сохранить симпатии уже сформировавшегося годами электората. То есть казахстанская оппозиция сегодня вне социального общественного протеста», - говорит Казначеев.

Оппозиционный политик Булат Абилов подтверждает, что власти стали более сдержанно и аккуратно реагировать на социальные протесты граждан; вместе с тем каких-либо кардинальных изменений в части большого политического процесса и его дальнейшей либерализации он также не ожидает.

«Видимо, Масимов с Тажиным решили менять внешний и внутренний имидж Казахстана, так как критика  действий властей становится все более предметной, а реакция на нее выставляет госорганы в не лучшем свете. Поэтому будет такая игра в демократию, я думаю»,- заявил нашему изданию Абилов.  

 Хорошего мало

То, что общественное недовольство все чаще приобретает формы массовых акций, показывают данные ИПР. В марте зафиксировано несколько крупных протестных выступлений. Пенсионеры и инвалиды, собравшиеся на митинг в центре Алматы,  требовали повышения размеров пенсий и пособий до размеров, адекватных  росту цен. Аналитики отмечают, что эта акция демонстрирует резкое ухудшение социального самочувствия уязвимых слоев населения, соцобеспечение которых основано на заниженном прожиточном минимуме, не учитывающем многие статьи расходов.

Также выделяется голодовка строителей возводимого по госпрограмме жилого дома в Таразе. Рабочие не получали зарплату два месяца, администрация фирмы-генподрядчика на контакт с протестующими не выходит. Из этого же ряда   - забастовка работников таразского филиала алматинской шерстеобрабатывающей фирмы «Алдияр Тауэрс». 102 сотрудника не получали зарплату с сентября прошлого года. Задолженность составляет около 8 млн тенге.

Среди примеров социальной активности можно назвать и коллективное письмо 200 работников алматинского ГКП «Метрополитен» к своему руководству с требованием восстановить прежние оклады и увеличить продолжительность отпуска. На предприятии в одностороннем порядке было проведено снижение окладов на 25 %, а также отменены выплаты материальной помощи и сокращена продолжительность отпуска. 

Забастовка сотрудников подрядной организации «OSC» (Oil Service Company) на месторождении Каламкас в Мангистауской области продемонстрировала существование еще одной злободневной проблемы. Люди не вышли на работу, требуя повышения заработной платы, в связи с разницей в оплате труда иностранных и отечественных специалистов. Для разбирательства на место выехали аким Мангистауской области Алик Айдарбаев и руководство предприятия. Конфликт был улажен обещанием поднять зарплату в апреле текущего года.

Беглый анализ череды социальных протестов позволяет говорить об их количественном росте. Но власти действительно все быстрее и  более продуманно реагируют на подобные акции. Игра ли это на имидж или понимание нужд граждан? В любом случае - обострение ситуации до критической точки кипения говорит о том, что общественное недовольство не спадает.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики