Богатых много, умных мало

Казахстанский бизнес не может похвастать гениями. Качать сырье и богатеть – это местная традиция среди толстосумов. Так уж повелось, что на руинах советского строя образовалась далеко не малочисленная когорта состоятельных людей, которые не создав ровным счетом ничего, получила многомиллиардные прибыли

Богатых много, умных мало

Казахстан не только не стал исключением из этого ряда, но находится в авангарде неинтеллектуального бизнеса. За более чем два десятка лет строительства современного независимого государства мы так и не смогли обзавестись собственными биллами гейтсами, стивами джобсами, марками цукербергами, даже до своего Павла Дурова так и не доросли.

Скромные попытки молодого бизнесмена Кенеса Ракишева инвестировать деньги в российский интернет-бизнес с не совсем внятными концепцией и конечной отдачей для Казахстана выглядят на общем фоне вполне симпатично. Но тут возникает непреодолимый когнитивный диссонанс: ведь и сам Ракишев делал и делает свои деньги далеко не на интеллектуальных концептах, а лишь эксплуатирует сырьевую модель Казахстана. Да и возраст бизнесмена крайне смущает казахстанскую общественность. В свои 34 года он уже владелец многомиллионного (в долларовом исчислении) состояния, а по совместительству и зять акима Астаны.

Но, если пройтись по списку местных богатеев, Ракишев кажется единственным, кто хотя бы проговаривал возможность строительства высокодоходного бизнеса в Казахстане, не опираясь исключительно на  кажущиеся (совершенно беспочвенно) бесконечными потоки нефти. В целом же все качают или присасываются к тому, что можно по сходной цене экспортировать за границу.

Можно взглянуть на список 50-ти богатейших людей Казахстана 2012 года, составленный Forbes – и никаких сомнений не останется: получать баснословные деньги в стране можно, не прикладывая особых интеллектуальных усилий в попытке выстроить собственную универсальную концепцию и бизнес-модель. Нужно быть либо чьим-то родственником, либо выгодно жениться или выйти замуж, либо прочно сидеть на трубе, меди, уране или каком-то еще сырье.

Возьмем трех самых богатых людей из этого списка: Владимир Ким уже не первый год богатеет за счет меди, Алиджан Ибрагимов – за счет металлов, Рашида Сарсенова озолотила нефть.  Возникает вопрос: почему? Ответ, кажется, очевиден:  казахстанскому бизнесу проще эксплуатировать природные ресурсы, не задумываясь о порочности такого подхода и его пагубных последствиях для будущих поколений.

Однако, например, в США успешный бизнес – это плод многолетних усилий и кропотливого труда, а главное – это целая философия, которая рождает на свет таких гениев бизнеса, как Уорен Баффет и Лоуренс Элисон. И никто не сможет упрекнуть того же Баффета: мол, за его состоянием ни стоит ничего, кроме нефти или меди, ибо, пройдя трудный и долгий жизненный путь, он обрел уникальные знания, которые трансформировались в успешный бизнес.

Видимо, поэтому западные миллиардеры с легкостью расстаются со значительной частью своих состояний, жертвуя на благотворительность, понимая, что конечной целью любого успешного человека является преображение мира вокруг себя, а не деньги ради денег. В нашем случае – казахстанский бизнес   демонстрирует иную логику мышления, пытаясь максимально обогатиться и обогатить свою родню и окружение. До тех пор, пока фартит и власть позволяет прибирать к рукам все, что плохо лежит. Видимо, поэтому, в отличие даже от  российских бизнесменов, казахстанские богачи не особо  замечены в благотворительной и филантропской деятельности. 

Жизнь на широкую ногу – отличительная черта местных нуворишей, они и не думают себя в чем-то ограничивать. Можно вспомнить  знаменитую КВН-овскую шутку, что если бы понты могли светиться, то в Казахстане всегда были бы белые ночи.  Стив Джобс – интеллектуал, изменивший мир, и человек, который уж мог бы позволить себе жить в роскошном особняке, предпочитал скромный домик в районе старого Пало-Альто, и даже  американские журналисты удивлялись, почему его жилище выглядит столь непритязательно и убого.

Не особо  кичится своим состоянием и  Уорен Баффет: он ест в сети быстрого питания, живет в старом районе, центре Омахи, в двухэтажном доме, купленном им ещё в 1957 году. Конечно, для «бездуховных янки» это выглядит странно, но философия бизнеса и великих бизнесменов не всегда может быть понята простыми смертными. К примеру, тот же Билл Гейтс пишет книги – вместо того, чтобы без устали проматывать свое огромное состояние, а на потолке его домашней библиотеки размещены цитаты из романа «Великий Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Именно такие миллиардеры своим примером доказывает, что богатые люди могут и должны быть умными, нравственными и идейными. Увы, пока что список казахстанских состоятельных людей, желающих ограничивать себя в возможности жить в роскоши и предлагающих обществу свою нравственную и интеллектуальную концепцию, невелик.

Бесспорно, в Казахстане есть немало продвинутых молодых амбициозных людей, готовых строить бизнес по новым правилам, вкладывая в него свои знания и навыки. Но, увы, сама система функционирует по таким правилам, что интеллектуальный продукт   не востребован на местном рынке, нет на него запроса и в обществе. Многие местные бизнес-гении, не имея родственников и связей в нужных сферах, в конечном итоге остаются не у дел, либо эмигрируют. Внутренняя среда такова, что богатеть, соблюдая принципы, практически невозможно. И пока Казахстан будет оставаться страной сырьевых миллиардеров, мало заботящихся о его настоящем и будущем, это самое будущее кажется не особо перспективным.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики